2 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Очень не скоро придет время, когда океан развяжет цепь вещей и будут от­крыты огромные страны; Тифис откроет новые миры, и Туле больше не будет последним.

Сенека, римский философ I в.

В предшествующей главе говорилось о факторах, которые необходимо учиты­вать при изучении расселения отдельных видов животных. Теперь перейдем к осо­бенностям расселения, которые могут быть сходными у многих, подчас даже неродственных видов. Сушу и море над­лежит рассматривать отдельно, так как это две очень разнородные среды обита­ния. Начнем с суши, которая изучена более хорошо. А распространение живот­ных на островах — эту особую проб­лему — мы рассмотрим несколько позд­нее.

В первую очередь надо сказать несколь­ко слов о картографировании и наимено­вании континентов. Может быть, пока­жется странным, но составить карту ми­ра, на которой были бы показаны истин­ные географические соотношения конти­нентов, островов и морей, невозможно. Ведь наша Земля имеет форму шара, по­верхность которого не может быть изоб­ражена на листе бумаги без некоторого искажения.

В 1959 г. фламандский картограф Гер­-гард Кремер (латинизированная фамилия его Меркатор, что означает купец) соста­вил такую карту, на которой локсодромия [линия на сфере, пересекающая все ме­ридианы под одним и тем же углом. — Ред.] оказывается прямой линией. Меркаторская проекция, пользовавшаяся большим успехом у мореплавателей, про­существовала довольно долго. До нача­ла второй мировой войны карта мира в меркаторской проекции висела в каж­дом классе. Ее можно было увидеть в каждом учебнике географии. Да и до сих пор к ней часто прибегают, когда хотят дать пространственное изображение зем­ного шара. В чем же своеобразие этой проекции?

На проекции Меркатора Гренландия выглядит больше Южной Америки, тогда как на самом деле первая по размерам меньше второй. Канада кажется в два раза больше, чем США, что в действитель­ности совсем не так. Крайние восточные районы Азии и западные районы Север­ной Америки обычно лежат на противо­положных сторонах карты, в то время как расстояние между ними равно всего лишь 56 милям. Прямая линия через тропические воды Тихого океана, скажем от Вьетнама к Панамскому каналу, вы­глядит значительно короче, чем большая дуга от Вьетнама к северу вдоль берегов Восточной Азии, затем через Берингов пролив и к югу вдоль западных берегов Нового Света до Панамы; в действитель­ности же последняя, если ее провести на самом земном шаре, короче первой. Быть может, это утверждение звучит не­правдоподобно, но его легко прове­рить, приложив к глобусу гибкую про­волоку.

Помимо меркаторской, имеются и дру­гие проекции, но каждая из них неточна в каком-либо отношении — или при изо­бражении относительных расстояний, на­правлений или очертаний, размеров океа­нов и массивов суши.

Со школьной скамьи мы знаем следую­щие континенты: Европу, Азию, Африку, Северную Америку, Южную Америку, Австралию и Антарктиду. Однако с гео­графической точки зрения Европа пред­ставляет собой лишь полуостров Азии, и подчас желательно объединять их под названием Евразия. В понятие Азия при­нято включать близлежащие острова, а именно Японию и Филиппины; мы же будем называть Азией лишь собственно континент, рассматривая острова отдель­но. Также и название Африка мы будем применять строго к Африканскому континенту, не включая сюда боль­шой остров Мадагаскар в Индийском океане.

В отношении Австралии никаких тер­минологических трудностей не сущест­вует, хотя один из ее штатов, Тасмания, имеет островное положение. Материк Ан­тарктида, возможно, состоит из двух мас­сивов, покрытых одним ледяным щитом, но для биогеографии это обстоятельство значения не имеет.

Общепринятые политические границы Южной Америки почти совпадают с фи­зико-географическими границами конти­нента, за исключением очень небольшой части территории Колумбии, заходящей на Панамский перешеек.

Что касается терминологии, применяе­мой к Североамериканскому континенту, то здесь надо сделать несколько ого­ворок.

Если рассматривать этот континент с точки зрения физико-географов, то ес­тественные границы Северной Америки простираются в южном направлении до Южной Америки. Исходя из интересов биогеографии, мы откажемся от такой точки зрения и проведем южную границу Северной Америки у перешейка Теуан­тепек в Мексике. Название Центральная Америка мы будем относить ко всей суше между указанным выше перешейком и Панамским перешейком. И наконец, название Соединенные Штаты мы будем применять только к примыкающим друг к другу сорока восьми штатам. Тропи­ческие Гавайские острова и далекая се­верная Аляска, как считают биогеографы, заслуживают, чтобы их рассматривали отдельно.

Почти вся суша земного шара, за ис­ключением затерянных в океанических просторах островов, представляет собой, по сути, непрерывную систему. Азия со­единяется с Африкой через Суэцкий пере­шеек, Европу от Африки отделяет только Гибралтарский пролив. Многочисленные острова, протянувшиеся от Кипра до Балеарских островов, как бы разрывают средиземноморский водный барьер между Евразией и Африкой. Северо-Восточная Азия (Чукотский полуостров) и северо-западная часть Северной Америки (полу­остров Сьюард на Аляске) разделены узким Беринговым проливом, который в свою очередь прерывается островами. Переходом между Старым и Новым Све­том служат лежащие в виде каменных ступеней Алеутские и Командорские ост­рова.

Острова Баффинов а Земля, Гренландия, Исландия, Фарерские и Британские ост­рова образуют дугу от восточной Канады к Западной Европе; еще дальше к северу протянулась вторая дуга — от Гренлан­дии через Шпицберген и Землю Франца-Иосифа к Северной Земле и дальше к полуострову Таймыр. Цепь многочисленных островов соединяет Азию с Австрали­ей: Суматра, Калимантан, Сулавеси, Ява, Малые Зондские острова, Молуккские острова, острова Тимор, Серам, Новая Гвинея. Восточнее Новой Гвинеи в Тихом океане разбросано несколько сотен более мелких островов: архипелаг Бисмарка, Соломоновы острова, Маршалловы ост­рова, острова Гилберт, острова Эллис, Фиджи, Самоа, Тонго, острова Кука, острова Общества, острова Туамоту. Еще дальше к востоку лежат остров Питкэрн, острова Пасхи и Сала-и-Гомес; еще даль­ше — чилийские острова Сан-Феликс, Сан-Амбросио и группа островов Хуан-Фернандес. Северная Америка с Южной Америкой соединяется Центральной Аме­рикой, а также Вест-Индским архипела­гом, протянувшимся от Багамских остро­вов и Кубы через Гаити, Пуэрто-Рико, Виргинские острова, Малые Антильские острова к острову Тринидад, лежащему у побережья Венесуэлы.

Проходящая вдоль западного побе­режья Южной Америки горная система Анд исчезает под морскими волнами у Магелланова пролива, затем появляется на поверхности в виде Огненной Земли и вновь погружается в море, тянется под водой в виде Шетландского хребта и, наконец, поднимается в виде Земли Палмера в Антарктике.

Следовательно, континенты образуют одну большую систему, поэтому нетрудно понять, каким образом группа наземных животных за довольно большой проме­жуток времени смогла расселиться почти по всему земному шару. При этом нельзя забывать о таком факторе, как климаты прошлого, которые позволяли заселять места, которые ныне в силу своих весьма суровых климатических условий являются весьма негостеприимными. По сути дела, на протяжении веков менялся не только климат, одновременно с ним изменялись и соотношения моря и суши. Но этой теме будет посвящена другая глава, а пока достаточно будет сказать, что отдельные участки суши то поднимались вверх, то опускались вниз в ответ на движения земной коры и что моря становились то более мелководными, то более глубоко­водными в зависимости от опусканий и поднятий морского дна и таяния поляр­ных ледяных шапок. На протяжении мно­говековой истории Земли многие пере­шейки опустились, превращаясь в проли­вы, и многие проливы поднялись, обра­зуя перешейки.

Один из районов земного шара пред­ставляет для нас в связи с вышесказан­ным особый интерес. Это узкий Берингов пролив, который отделяет Аляску от Со­ветского Союза. В настоящее время этот пролив шириной 56 миль соединяет Чу­котское море на севере с Беринговым морем на юге. В ясную погоду можно, находясь на Аляске, стоять на мысу Прин­ца Уэльского и видеть мыс Дежнева в Сибири. Острова Большой и Малый Дио­мид и более мелкие острова расположены в наиболее узкой части пролива; немного южнее находится остров Св. Лаврентия. Берингов пролив сравнительно мелково­ден, чаще всего его глубина колеблется от 20 до 30 морских саженей. Дно пролива представляет собой опустившуюся рав­нину. Ровная и плоская на юге, она по­вышается к северу, образуя отмели и даже острова. С севера на юг равнина простирается на 1300 миль. В течение длительного геологического времени эта равнина выступала над водой, обра­зуя широкий путь — Берингов мост, по которому происходило межконтинен­тальное расселение наземных живот­ных.

В качестве другого примера территории, которая то поднималась, то опускалась, можно назвать Панамский перешеек. В очень далекие времена, когда он, как и в настоящее время, выступал над водой, животные и растения без труда проникали в Южную Америку. Затем последовало очередное опускание суши и на месте перешейка образовался широкий пролив, названный Панамским. Но в тот период, когда Панамский перешеек был скрыт под водой, испытывал поднятие Берингов мост, и в течение добрых пятидесяти миллионов лет наземным и пресновод­ным животным было легче передвигаться между Северной Америкой и Азией, чем между Северной и Южной Амери­кой.

Возвращаясь к поднятиям и опуска­ниям суши в Старом Свете, мы упомянем только о том, что миграция наземных животных между Азией и Северной Аф­рикой посредством сухопутных соеди­нений происходила в течение очень дол­гого времени, тогда как между Азией и Австралией подобная миграция, воз­можно, была лишь в очень древние вре­мена.