Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Из описания истории органического мира в течение силура видно, что на границе нижнего и верхнего силура и в конце силурийского периода происходили крупные изменения в фауне морей. Припомним, что на границе S1 и S2 радикально меняется состав трилобитовой и граптолитовой фауны и значительно — фауны кишечнополостных и брахиопод. На границе же верхнего силура резко сокращаются в числе граптолиты, наутилоидеи, цистоидеи, трилобиты. Спрашивается, чем объясняются эти изменения?

Сравнивая ход истории органического мира и истории земной коры в течение силура, нельзя не обратить внимания на то, что резкие изменения в составе органического мира силурийского моря каждый раз совпадают с отчетливо выраженными крупными тектоническими процессами в земной коре, проявляющимися в форме горообразовательных актов. Так, смена фауны на границе S1 и S2 совершенно отчетливо совпадает с таконским орогенезом; вымирание ряда групп на границе верхнего силура и нижнего девона — с новокаледонским орогенезом. Едва ли мы имеем здесь дело с простым хронологическим совпадением. Дело в том, что каждый горообразовательный акт, поднимая горные цепи, меняя очертания бассейнов, мобилизуя магму, неизбежно должен был нарушать сложившиеся до него биономические (т. е. физико-географические) условия (распределение суши и моря, самую обстановку внутри морских бассейнов и т. д.). Но перемена условий сейчас же должна была вызвать необходимость приспособления к ним со стороны организмов. Едва ли можно ожидать, что все группы, ранее существовавшие, одинаково успешно справятся с этой задачей. Скорее нужно думать, что одни группы приспособятся быстрее, другие медленнее, третьи не смогут приспособиться совсем. Быстро приспособившиеся группы, очевидно, будут в особо благоприятных условиях: они дадут много форм и будут по-прежнему в состоянии процветания; слабо приспособившиеся, или не-приспособившиеся совсем, должны будут постепенно вымирать. Таким образом, в балансе всех этих процессов окажется, что потрясенный изменением условий среды органический мир через некоторое время станет иным, чем он был. По-видимому, как раз такого рода процессы и протекали в силурийское время, и именно они и объясняют те значительные изменения в составе органического мира, которые мы наблюдаем в это время. Если это так, то мы можем прямо говорить об определяющем влиянии изменений среды на организмы в течение силурийского периода, хотя, как это совершенно очевидно из изложенного, конкретные формы связи организма и среды и конкретные пути воздействия последней на организм нам еще далеко не ясны, и указать, например, конкретные факторы, обусловившие вымирание граптолитов или резкое сокращение трилобитов и цистоидей, пока не представляется возможным.