Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Осадкообразование в области сухих равнин — степей, полупустынь и пустынь — весьма существенно с палеогеографической точки зрения, во-первых, потому, что сухие зоны занимают и занимали весьма крупные площади (в настоящее время свыше 25% поверхности континентов); во-вторых, потому, что расположение их на лике Земли строго закономерно. Как видно на рис. 30, современные аридные зоны тянутся двумя лентами, в общем параллельными экватору, на широтах от 10—15° до 40—50°, разделяя гумидную тропическую и гумидные умеренные зоны. Такая локализация сухих зон определяется, как известно, всем механизмом циркуляции атмосферы и, в частности, тем, что в эти зоны непрерывно оттекают воздушные массы, разогретые в экваториальной части и поднявшиеся здесь на большую высоту. Лишившись главной массы своей влаги при подъеме, растекающиеся от экватора к северу и югу воздушные массы на широтах 20— 45° вновь опускаются книзу, но при этом, естественно, почти не дают дождей, откуда и вытекает появление засушливых зон, окаймляющих экватор на севере и юге. Такого же рода механизм воздушной циркуляции, несомненно, был свойствен Земле и в геологическом прошлом, ибо причины его коренятся в геометрической форме земного шара и ориентации земной оси. Именно поэтому засушливые области и привлекают к себе внимание палеогеографа. Прочертив на палеогеографической карте расположение засушливых полос, исследователь не только намечает часть континентов прошлого, но одновременно получает как бы ключ ко всей реконструкции палеоклиматологии ископаемых континентов.

Схематическая карта распространения современных пустынь и полупустынь

Схематическая карта распространения современных пустынь и полупустынь

Вот почему к выяснению всех признаков аридного комплекса среди осадков прошлого мы должны подойти особенно внимательно.

Рельеф современных засушливых зон варьирует. По периферии эти зоны в одних случаях (в Европе, Сибири, Северной Америке) примыкают к равнинам гумидного климата и составляют их естественное продолжение; в других районах (Азия, частью Сахара, Северная Америка) они окаймляются горными хребтами и целыми системами их, представляя собой внутриконтинентальные замкнутые бессточные чаши. В ряде случаев более или менее крупные хребты поднимаются и внутри засушливой зоны. За исключением этих гористых участков, вся остальная подавляющая часть аридных площадей представляет собой равнинную полосу часто с еще более плоским рельефом, чем в гумидных зонах.

Характерной особенностью аридных зон, накладывающей чрезвычайно резкий отпечаток на всю их седиментацию, является их сухость, т. е. резкое преобладание испарения над осадками. В то время как осадки пустынь и полупустынь измеряются всего 300—100 мм в год, испарение за то же время достигает 1—1,5 м. В результате, в центральных частях некоторых пустынь дождь не идет годами. Если даже тяжелые тучи и подойдут к краю пустыни, то только изредка их капли достигают горячей сухой почвы.

Нужно очень большое напряжение дождя, чтобы он дошел до поверхности земли. Если такие дождевые тучи подходят хотя бы к невысоким горным цепям со сравнительно прохладным воздухом на их вершине, то вода изливается из них уже не отдельными каплями, а целыми потоками — ливнем. Несколько ливней дают все годовое количество пустынных осадков.

Сухость аридной зоны ведет к тому, что в ней из фаций, свойственных гумидным площадям, одни не развиваются вовсе, другие — чрезвычайно резко и характерно видоизменяются.

Это касается прежде всего коры выветривания, которая в том виде, как мы ее описали выше, к центральной части аридной зоны исчезает. Глубокие химические изменения коренных пород, составляющие основу формирования коры выветривания, возможны лишь при обилии влаги, непрерывно промывающей верхние горизонты пород и производящей в них химическую работу; при дефиците влаги химические процессы приостанавливаются. Выветривание в аридной зоне почти целиком физическое; его продукты — более или менее крупная щебенка, мелкий детритус и пыль, покрывающие вершины пологих гор и плато. При этом некоторые, главным образом однородные и наиболее устойчивые, обломки, не разрушаемые далее, приобретают своеобразный вид многогранников, чаще всего трехгранников, со сторонами, часто хорошо отшлифованными и покрытыми буро-коричневой коркой пустынною загара. Последняя представляет собой скопление на поверхности обломка, в тончайшем слое, окислов Fe, Mn и иногда кремнезема, вытянутых испарением изнутри обломка вместе со следами присущей ему изначально горной влаги.

Сухость аридной зоны обусловливает также изменение растительного покрова на ее поверхности. Древесные формы исчезают, и лесная формация сменяется вначале травянистой (степной), а затем сплошной растительный покров исчезает. Это обстоятельство ведет к тому, что по периферии аридной зоны (в степях) делювиальный процесс усиливается, но с приближением к сильно засушливым районам замирает. В пустынях делювия уже нет.

Одновременно в аридной зоне развивается новый, отчасти родственный делювию фациальный тип — пролювий, выделенный впервые в 1898 г. А. П. Павловым (рис. 31). Пролювий — это продукт редких, но очень сильных ливней, которые свойственны пустыням и полупустыням. В короткий срок по ложбинам склонов образуются бурные потоки (сели), несущие огромные глыбы и массу тонкого материала; разливаясь по равнине, они бросают несомый материал, образуя веерообразные щебенчатые конусы выноса, иногда сливающиеся у подножия гop в сплошную ленту. Ил, песок, щебень и большие глыбы лежат в этих конусах без всякой сортировки, хаотически, как в морене; валуны округленные и с едва отбитыми краями лежат рядом. Остатки не впитавшейся в почву мутной воды собираются в понижениях по периферии пролювиального плаща, образуя временные озера. О размерах их может дать представление случай, описанный В. А. Обручевым. Он наблюдал, как в середине апреля к северу от Кзыл-Арвата в течение 20 минут в понижении возникло озеро в 10—15 км шириной и необозримой длины, глубиной до 25 см. Очень скоро, однако, под лучами пустынного солнца, вода временного озера испаряется и дно его превращается в глинистую котловину, известную под названием такыра. Поверхность такыра совершенно горизонтальна и гладка, как паркет. Подобно налету золотистой бронзы, почву покрывает кое-где мел­кая сухая трава, но часто поверхность низины вовсе лишена растительности. Глубокие трещины высыхания до 5—10 см в ширину разбивают почву такыра на многоугольные участки и так глубоко уходят в почву, что позволяют видеть ее строение. Оказывается, что почва такыров имеет отчетливую тонкую слоистость, обусловленную, вероятно, наводнениями каждой весны. «Когда летний жар,— говорит Рессель,— отнимает последнюю каплю влаги у пустынь, появляются белые солевые выцветы, образующиеся в результате кристаллизации различных солей, поднявшихся на поверхность по капиллярам»2. Иногда выцветы солей на поверхности такыра так густы, что издали она кажется как бы покрытой снегом. Гигроскопические соли, покрывающие поверхность такыра, делают ее влажной и, следовательно, способной приклеивать к себе пыль, наносимую ветром. После сильного ветра с пылью такие влажные такыры бывают осыпаны как бы бурым порошком какао.

Геоморфологические районы юго-восточных Кара-Кумов как пример соотношений пустынных фаций (по И.П. Герасимову)

Геоморфологические районы юго-восточных Кара-Кумов как пример соотношений пустынных фаций (по И.П. Герасимову)

Резкое ослабление деятельности воды в засушливой зоне ассоциируется с чрезвычайно энергичной деятельностью ветра.

Обилие и громадная сила ветров — характерная черта пустынь. Каждая пустыня, по Вальтеру,— центр бурь. Пыльные смерчи представляют в ней ежедневное явление и взметают колоссальные облака и тучи пыли до 100 м в высоту. Этот напряженный ветровой режим неизбежно приводит к выносу из пустынь и к отложению по их периферии тончайше раздробленного глинистого материала. Вся пыль, образовавшаяся в пустыне, по выражению И. Вальтера, «все время блуждает в ней и переносится с места на место, постепенно вновь поднимается, нигде не оседает, каждый порыв ветра толкает ее и, наконец, она достигает краев пустыни». Обычно таким краем является степная местность, где инсоляция слабее, а ветры реже и не столь сильны, где почву чаще орошают осадки и защищает богатая растительность. В этой обстановке оседающая пыль фиксируется и образует постепенно толщи лёсса, характерного светлопалевого тонкозернистого (пылеватого) неслоистого суглинка, свойственного обычно степям, прилегающим к пустынной зоне. В Африке, где к Сахаре вплотную подходит Атлантический океан, тучи пыли выносятся на площадь последнего и принимают участие в сложении его осадков (так называемая, пассатная пыль). О количествах выносимого материала дает представление тот факт, что в 1863 г. на Канарских островах выпал пыльный дождь, масса которого достигла 3944000 м3.

Внутри собственно пустыни деятельность ветра приводит к созданию огромных подвижных песчаных площадей — дюнных полей, характернейшего образования пустыни. Источники песка весьма различны: физическое выветривание массивных пород, развевание древних песчаных и песчано-глинистых морских, озерных и речных отложений, занос внутрь пустыни песка с современного морского побережья и т. д. Из всякой, содержащей песок, смеси в пустыне повсюду образуется рыхлый песок, и количество его во всех пустынях с ходом их развития все увеличивается. Размеры песчаных площадей колоссальны, и Кара-Кумы, например, занимают территорию примерно в 240 000 км2, Сахара же и Гоби имеют еще большую площадь. Имеется ряд характерных признаков, позволяющих отличать в ископаемом состоянии такие эоловые пустынные песчаные образования от песчаных накоплений иного генезиса. Как правило, дюнные эоловые пески тонкозернисты (диаметром обычно в доли миллиметра и не свыше 1—2 мм), хорошо сортированы по размерам и чрезвычайно однообразны по минералогическому составу, почти чисто кварцевые. В высшей степени примечателен внешний вид отдельных песчинок. Они идеально окатаны, округлены, а поверхность их отшлифована и иногда как бы отлакирована, что и естественно, вследствие того беспрерывного перекатывания песчинок» какое наблюдается в области пустынь (подвижные дюны). Иногда поверхность зерна слабо окрашена железистыми окислами в оранжевый, желтовато-бурый и красноватый цвет. Эта своеобразная корочка пустынного загара—следы железа, свойственного изначально минеральному зерну й вытянутого силою испарения на поверхность зерна. В массе своей эти зерна с корочкой загара окрашивают пустынные пески в желтоватый, красноватый, иногда лиловатый, и коричневый цвета. Например, пески туркестанских пустынь светло-желтые, центрально-аравийская пустыня Нефуд покрыта карминово-красным песком; красные дюнные пески свойственны также Австралии и южной Африке. Что касается сложения (текстуры) дюнных песков пустынь, то часто оно совершенно однородное, неслойстое. Но встречается и характерная косая слоистость. Косые серии, располагающиеся иногда многими этажами, в 10—15 — 20 м мощностью каждый, состоят из пластов с синклинально й антиклинально залегающими плоскостями напластования (рис. 32), причем угол наклона пластов обычно пологий—от 5° (подветренный склон) до 30° (наветренный склон). Внутри слоя материал совершенно однороден.

Косая слоистость эолового типа (а) и трещины высыхания (b и c)

Косая слоистость эолового типа (а) и трещины высыхания (b и c)

С пустынными дюнными песками ассоциируется ряд других явлений, которые помогают правильному диагнозу при анализе ископаемых пород. Так, например, в Кара-Кумах, несмотря на выдувание глинистого материала, некоторая часть его все же остается в дюнном песке. Зимними дождями и снегами эта пыль смывается в одно место и в песке образуются глинистые прослойки… «Почти все углубления в песчаном море (Кара-Кумов),—пишет Вальтер,—покрыт слоем глины, который образует вполне горизонтальный паркет, твердый, как ток, и обыкновенно разбитый на многоугольники трещинами, образовавшимися от высыхания. При толщине слоя глины в 1—2 см высохшие плитки закручиваются, как древесные стружки, и легко становятся игрушкой ветра, который уносит их в промежутки между песчаными дюнами и там засыпает песком… Если через впадину, покрытую еще не высохшим совершенно глинистым илом…, пройдут подвижные дюны, песчаное образование окажется разделенным вполне горизонтальной, скоро выклинивающейся глинистой прослойкой…».

При наличии в глубоких горизонтах песков солоноватой воды, в слоях песка, покрывающих воду, часто образуются кристаллы гипса со множеством вросших в них песчинок (репетекские гипсы Закаспия).

Области пустыни, откуда ветер выносит пыль и песчаный материал, имеют обычно вид каменистых россыпей, где без всякой сортировки валяются крупные и мелкие угловатые обломки пород.

При большой сухости климата аридных зон естественно ожидать, что площадь их будет совершенно лишена сколько-нибудь устойчивых больших водоемов. В действительности же такие водоемы имеются и даже довольно обширны и многочисленны; достаточно припомнить озера Виктории и Рудольфа в Африке, серию озер на Великом плоскогорье в США (Большое Соленое и др.), Каспий, Аральское море, Балхаш и его соседей, большое количество крупных озер в Тибете и т. д. Все эти озера, однако, связаны генетически не с пустынным климатом, как таковым, а с наличием по периферии аридной зоны или даже внутри нее значительных горных цепей. При достаточной высоте гор, их вершины уходят за пределы засушливого климата в вертикальную влажную зону. Здесь существуют постоянные снежники, либо ледники, таяние которых поддерживает более или менее крупную водную артерию, а эта последняя, стекая с гор, питает тот или иной водоем в пустыне.

Вот почему все современные пустынные водоемы отчетливо тяготеют к окраинам, подножиям горных цепей, такой же парагенезис имел место, несомненно, и в прошлом. В некоторых случаях, как, например, Каспийское море, питание пустынного водоема происходит не столько с прилегающих гор, сколько с равнины, расположенной по соседству в условиях влажного климата и дренируемой какой-либо крупной рекой, в данном случае — Волгой. Однако это случай исключительный, не типичный.

Образование осадков в аридных водоемах происходит под влиянием трех факторов. Вместе с водой с гор в озерную котловину поступает большее или меньшее количество обломочных частиц, которые заполняют озеро и участвуют в сложении его осадков. Кроме того, тучи пыли, поднимаемой ветром, частично улавливаются озером и также способствуют образованию осадка. Одновременно с этими двумя процессами непрерывное испарение воды, внесенной в озеро реками, приводит к химической садке ряда солей, растворенных в воде, и эти хемогенные продукты являются, таким образом, необходимой составной частью озерных илов. Именно их наличие и состав придают озерным отложениям аридных зон специфические черты, отличающие их от озерных осадков влажных областей.

Главным типом осадков в озерах аридной зоны являются обломоч-ные отложения: в прибрежной полосе — пески, среднезернистые и мелкозернистые, в центральной области—илы, более или менее обогащенные продуктами химического осаждения. Состав этих последних весьма варьирует и зависит от общей солености озера, а также ионного состава раствора.

В наиболее распространенном типе воды мало засоленых аридных озер в растворе имеются: Са (НСО3)2, Mg (HCO3)2, Na2SO4, MgSO4, NaCl.

При выпаривании такой воды в самой начальной стадии концентрация всех компонентов раствора равномерно растет. Очень скоро, однако, СаСОз достигает насыщения и начинает уходить в осадок и накапливаться в илах. Следом за ним, через некоторый интервал времени, выпадает доломит, и озерные известковистые илы (и пески) сменяются известково-доломитовыми. Общее содержание карбонатов в озерных осадках сильно варьирует, от немногих процентов до 60—70%, что зависит исключительно от соотношения масс осаждающегося карбонатного материала и поступающих в озеро илистых частиц. В предустьевых районах рек, питающих озеро, где терригенный илистый материал обилен, карбонатность резко понижена. В центральных (и вообще удаленных от рек) участках образуются сильно карбонатные илы. На описываемой стадии карбонатно-терригенной седиментации в озерных водоемах обычно еще живет фауна двустворок, гастропод, остракод, иногда фораминифер, остатки которых более или менее часто встречаются в илах. У более крупных озер на этой стадии развития раковины на некоторых участках скопляются такими массами, что образуют раковинные банки, имитирующие морские ракушечники, но отличающиеся от них видовым составом и общей качественной бедностью фауны (Ualvata, Dreissensia, Addcna, Monodacna, Oligodon, Micromelania, Hydrobia, Potamides, Paldeomutella°, MuTchisonia° и др.). На составе воды осаждение карбонатов Са и Mg сказывается тем, что с началом садки кальцита содержание Са перестает расти, удерживаясь на одном постоянном уровне, отвечающем насыщению СаСОз озерной воды; с началом садхи доломита то же самое происходит и с MgCO3. Концентрация магния продолжает расти, ибо в озерной воде этот элемент связан, кроме СО3,. еще с SO4 и с Сl. Вода озера все больше приближается к сульфатно-хлоридному типу. При дальнейшем осолонении озерного водоема жизнь из его осадков исчезает и характер хемогенной седиментации меняется. В условиях климата с холодными зимами при соленостях в 15—16% и выше в осадок начинает уходить мирабилит (N2SO4 • 10Н2О). В теплое летнее время года часть выпавшей соли растворяется, но часть остается, и таким путем происходит постепенная разгрузка воды от сульфатов и частично от Na. Озеро переходит в стадию водоема с сильно концентрированной хлоридной водой, причем Сl связан частью с Na, частью с Mg, особенно с последним. Параллельно с садкой сульфатов всегда оседают, но количественно в гораздо меньшей степени, и карбонаты СаСО3 и MgCO3; последний садится в виде доломита, а иногда в виде магнезита. При достижении достаточной общей концентрации солей (около 24—25%) из хлоридной рапы садится NaCl и возникают пласты каменной соли. На этом обычно осадконакопление в континентальных озерах и кончается. Садки калиевых солей в них, в отличие от лагун морского происхождения, не наблюдается. С отложением NaCl вода озера высыхает, озеро засыпается терригенным материалом и превращается в солончак или такыр.

Таков нормальный цикл жизни озера засушливой зоны, достаточна. как видим, отличный от цикла озер гумидного климата. Быстрота, с какой проходит озеро свой жизненный путь, и здесь зависит прежде всего от размеров водоема: чем крупнее бассейн, тем длительнее его история и тем более мощную серию терригенных и хемогенных осадков он оставляет после себя. Поэтому в современной засушливой зоне можно встретить водоемы, стоящие на самых различных стадиях эволюции. Так, два наиболее крупных водоема — Каспийское и Аральское моря — находятся еще на самой первоначальной стадии отложения терригенно-карбонатных илов — с высоким, обычно, насыщением их СаСОз. В Каспии (см. рис. 25) глубоководные илы содержат 10—20% СаСОз, в мелководных же осадках процент карбонатности достигает 50—70%. Интересно ясно выраженное тяготение карбонатов к восточному побережью моря, где как раз и отлагаются «белые илы» с максимальным насыщением кальцитом. Причина заключается в том, что к восточному побережью доходит только ничтожная порция того терригенного глинистого материала, который выбрасывается в море Волгой, Тереком, Курой, подавляющая же масса его фиксируется в западной части моря (отсюда здесь низкий процент СаСОз).

Что касается формы нахождения в Каспии кальцита, то главную массу составляет порошкообразный кальцит, являющийся преимущественно хемогенным осадком. Существенную роль играет также и органогенный кальцит, образующий раковины двустворок (Didacna, Мопo-dacna, Dreissensia), гастропод (Micromelania и др.) и выделяющих известь водорослей. Массовые скопления скелетов этих организмов слагаю] обширные поля ракушечников, протянувшиеся на запад в северный Каг-пий и образующие ряд более мелких участков вдоль западного побережья. Везде ракушечники локализуются на небольших глубинах в зоне перехода ог песчаных к илистым осадкам. В прибрежной восточной зоне Каспия с ракушечниками связана еще иная форма карбона-топ — кальцитовые оолиты, представляющие собой шарики размером с просяное зерно; центром их являются обычно мелкие обломки раковин, облекающий же кальцит слагается большим числом тончайших концентрических оболочек. Илы Аральского моря значительно богаче СаСОз — от 25 до 70%, причем наименьшая карбонатность связана с предустьевыми частями Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, наибольшая же — г центральной зоной Арала. Ракушечники приурочены преимущественно к мелководной меридиональной отмели вдоль западной половины озера. Оолиты часто встречаются на этой же отмели.

Более высокий этап развития озер засушливой зоны демонстрирует оз. Балхаш, значительно уступающее предыдущим по своим размерам и главным образом по своей водной массе. Как видно из рис. 33, оз. Балхаш представляет собой область стока рек Или, Каратала и Лепсы, причем первая из них доставляет 80% всей воды озера. В западной, сильно опресненной, части озера с соленостью 0,01—0,15% садятся пески и илы с большой примесью кальцита. В крайнем же южном — Алакульском — и в восточном — Лепсинском—плесах с их осо-лоненной (0,5—1,5%) водой, помимо кальцита, садится уже и доломит, в количествах до 70% от всей суммы карбонатов или до 42% от веса ила, и илы становятся таким образом известково-доломитовыми. Характерно при этом, что доломитность илов связана лишь с самыми верхними их горизонтами и при углублении в осадок постепенно понижается до очень низкого уровня. Это значит, что доломитонакоплении в оз. Балхаш — явление геологически недавнее и находится еще, так сказать, in statu nascendi. Зародившись в наиболее отдаленных и «глухих» заливах озера с сильно измененной водой, процесс доломитообразования постепенно расширяется, заходя и в более центральные части водоема. Это пока единственный детально изученный и освещенный в мировой литературе случай современного доломитонакопления в озерах засушливой полосы, идущий в широких масштабах. Но, вообще говоря, доломитонакопление (может быть, в меньшей степени), вероятно, широко распространено в водоемах засушливых областей, где в воде успела накопиться большая масса MgCO3.

Распределение карбонатов кальция и магния в осадках оз.Балхаш (в процентах от веса сухого остатка)

Распределение карбонатов кальция и магния в осадках оз.Балхаш (в процентах от веса сухого остатка)

Еще более высокая стадия осолонения с седиментацией мирабилита (Na204 10Н2О, или тенардита (Na2SO4) демонстрируется заливами перечисленных только что крупных озерных водоемов, в частности заливом Кара-Богаз-гол (Каспий), и рядом мелких соленых озерков, сопро­вождающих Балхаш. Кроме того, много озер с аналогичной сульфатной седиментацией существует в Кулундинской степи. Здесь же, в Прибалхашье и Кулунде, встречаются озера последней стадии развития, осаждающие NaCl. Иногда озера различных степеней осолонения и разного «седиментационного возраста» нанизываются, как цепочка, на один и тот же водоток, соединяющий их друг с другом. Таковы, например, озера Кулундинское и Кучук, питаемые р. Кулундинкой; из них первое имеет соленость до 4% и осаждает карбонатно-терригенные илы, второе же, как конечная котловина стока, к тому же много меньше по размерам, достигло солености 18% и садит мирабилит, смешанный с илом и карбонатами СаСОз и MgCO3. Вообще карбонаты магния принимают нередко заметное участие в осадках перечисленных водоемов высокой стадии осолонения.

При обилии сульфатов в воде пустынных водоемов, в их илах, а иногда в придонной воде, сильно развивается деятельность десульфатизирующих бактерий, восстанавливающих сульфаты и выделяющих H2S. Реакция идет, как обычно принимают, по схеме:

CaSO4+2C – CaS+2CO2

CaS+2H2O -H2S+Ca (OH)2

Ca(OH)2+CO2 – СаСО3+Н2О

Выделяющийся СаСОз уходит в осадок, сероводород же частью улетает в атмосферу, частью окисляется до S, а главным образом соединяется с Fe в гидротроилиг Fe(HS)2, черную коллоидную массу, окрашивающую илы в черно-синий цвет. Старение этого соединения приводит к возникновению FeS, а с .присоединением S (из рассеянной в иле) — к образованию FeS2, т. е. пирита, мельчайшие шарикоподобные тельца которого обильны в озерных илах засушливой зоны.

С краевыми частями озер, обычно в начальной стадии их развития, связаны еще некоторые интересные образования. Нередко эти участки характеризуются обширными зарослями камышей (особенно в устьях рек), дающими приют птицам и четвероногим. При постепенном отмирании растений образуются илы, обогащенные органическим веществом, а порой даже торфянистые массы, которые в ископаемом состоянии могут дать углистые сланцы и даже прослойки угля. Кроме того, всем озерным водоемам пустынной зоны, как большим, так, особенно, и маленьким, присуща резкая изменчивость по размерам и по глубине (иначе говоря, по уровню), зависящая от колебаний климата. Так, например, оз. Балхаш при средней глубине 4 м испытывает периодические колебания уровня в 1,8 л, Аральскоое море—в 2 м, Большое Соленое озеро—в 1,5 м. Поскольку берега озер обычно весьма пологи, такие колебания уровня сказываются в сокращении (и соответственно в разрастании) площади воды на многие сотни квадратных километров. На высохшей поверхности озера, как на такыре, возникают трещины высыхания, перелетные птицы и четвероногие оставляют отпечатки своих ног; все эти деформации при засыхании ила отвердевают и при новом расширении озера заполняются осадком и переходят в ископаемое состояние, как документы своеобразного режима водоема. Довольно часто таким же путем консервируются волноприбойные знаки (ripple marks).

Таковы фации аридной полосы, образующие в своей совокупности фациальный комплекс аридных равнин. Как видим, комплекс этот существенно отличается от гумидного как обликом однотипных фаций (озерные отложения), так и наличием специфически аридных образований: эоловых отложений, пролювия, россыпей щебенки, замещающих кору химического выветривания. Вместе с тем аридные фации отличаются от гумидных значительно большей устойчивостью и закономерным расположением в пространстве. Огромные площади центральных частей пустыни заняты монотонной песчаной фацией, которая на высоких плато сменяется россыпями щебенки. Только по периферии аридной зоны, у горных цепей, седиментация становится разнообразнее. У подножия гор здесь тянутся сплошной лентой или цепочкой шлейфы пролювия, разделенные блюдцеобразными котловинами крупных и малых такыров. В некотором отдалении от гор здесь же локализуются и озерные водоемы с их глинисто-карбонатными, солевыми и песчаными осадками и порою аллювиальные отложения питающих озера рек.

Что касается мощности осадков аридных равнин, то она в центральных частях равнин обычно невелика и измеряется десятками метров, но вблизи горных кряжей растет и может достигать 200—300 м и более.

В ископаемом состоянии осадки аридных равнин составляют значительную часть, так называемых, красноцветных толщ.