Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Характерной чертой нормальных морей является изумительное качественное разнообразие органического мира и заселенность всех областей моря не только микроорганизмами, но и представителями высокоорганизованных групп.

Действительно, на крупных площадях моря, охватывающих все типы его осадков, можно найти всех представителей беспозвоночных, начиная от фораминифер и радиолярий до иглокожих, членистоногих и моллюсков, причем каждый тип представлен обычно всеми или почти всеми своими классами и отрядами. О замечательном качественном разнообразии фауны и флоры нормальных морей говорит, например, тот факт, что в Средиземном море живут 1234 вида одних моллюсков, 512 видов ракообразных, 260 видов мшанок, всего же несколько тысяч видов фауны и свыше 400 видов только высших водорослей. Столь же богата фауна и других теплых морей: Мексиканского залива, Багамской банки, шельфа восточной Австралии и т. д. Глубина различных участков моря, температура воды и характер грунта обычно резко влияют на видовой состав животных и растений. Самая обильная и разнообразная фауна свойственна субтропикам и тропикам, где она и наиболее рослая и толстостворчатая. С удалением к северу некоторые группы, как, например, теплолюбивые кораллы, ряд фораминифер, моллюсков и т. д., исчезают; точно так же и при углублении свыше 200— 300 м фауна становится беднее и малорослее. Но даже эти относительно малонаселенные районы моря в целом дают качественно достаточно разнообразное население.

Что касается осадков нормального моря, то они характеризуются богатством минеральных новообразований, т. е. минералов, возникших в самом море в результате чисто химических и биохимических процессов. В осадках современных морей констатированы: кальцит в громадном количестве и повсеместно, доломит в виде ничтожной примеси и отдельными кристаллами и конкрециями, окислы железа и марганца, кремнезем, силикаты железа (глауконит), фосфориты, сернистое железо, баритовые и целестиновые конкреции; чрезвычайно вероятно нахождение сидерита. Нетрудно подметить одну своеобразную черту этого перечня минералов: в нормальном море садятся (и входят в состав отложений) лишь наиболее трудно растворимые в воде окислы, карбонаты, сульфиды и другие соли. Соединения более растворимые — MgCО3 CaSО4, NaCl и другие — в море не осаждаются.

Существенно иная картина наблюдается в морях с уклоняющейся от нормы соленостью.

В нижеприводимых таблицах собраны данные относительно фауны и флоры в морях Мраморном, Черном и в Босфорском проливе и сопоставлены с соответствующими данными по Средиземному морю.

T_9

Из таблиц видно, что по мере опреснения водоемов флора и фауна качественно резко беднеют, становятся однообразнее по сравнению с органическим миром нормального моря. Так, в Черном море фауна по количеству видов в восьми главнейших группах составляет всего 12% от фауны Средиземного моря. При этом особенно важно, что некоторые группы животных, широко и богато представленные в нормальных морях, в Черноморском бассейне частью совершенно отсутствуют (например, морские звезды, морские лилии, головоногие моллюски, плеченогие), частью представлены очень слабо (например, офиуры, голотурии) (С. А. Зернов). Во флоре Черного моря число родов водорослей почти в 9 раз, а в Средиземном море в 17,4 раза больше, чем в Азовском; число видов в Черном в 10, в Средиземном в 19,2 раза больше, чем в Азовском. Некоторые группы водорослей в Азовском море исчезают вообще, как, например, бурые водоросли, удерживающиеся только в Керченском проливе. «Еще более,— пишет Н. М. Книпович, — выражена бедность флоры в наиболее опресненной части Азовского моря, т. е. в Таганрогском заливе: последние красные водоросли (багрянки), а именно, один вид (Ceramium rubrum в сильно измененном виде), встречаются у Белосарайской косы (у входа в залив), а далее на восток вся флора высших водорослей указанных групп сводится к немногим видам зеленых»,

Аналогичная картина наблюдается и в других водоемах, например, в Балтийском море, в направлении от наиболее соленого Каттегата к опресненному Ботническому заливу.

T_10

Одновременно с общим качественным обеднением фауны и флоры в опресняющихся бассейнах наблюдаются характерные изменения в самом облике сохраняющихся еще форм. «Чаще всего,— по словам Книповича,— мы можем наблюдать в природе измельчание под влиянием понижения солености у настоящих морских форм, приспособляющихся к жизни в солоноватой воде. Хорошим примером может служить измельчание моллюсков мидии (Mytilus edulis) и съедобных сердцевидок (Cardium edule) от западной части Балтийского моря к заливам Финскому и Ботническому. Мидии, достигающие в западной части Балтийского моря (в Кильской бухте) длины 110 мм, имеют в средней части моря наибольшую длину 50 мм, в Финском заливе — 27 мм, в Ботническом заливе — 21 мм; длина сердцевидки у Киля—44 мм, в Ботническом заливе — лишь 18 мм. То же наблюдается и в других группах животных: так, медуза аврелия (Aurelia aurita), диск которой имеет в открытом море диаметр от 10 до 40 см, достигает диаметра в 6 см». Известковые раковины при этом обычно резко утоняются, и вообще внешний облик приспособляющихся к опреснению форм сильно изменяется. Виды теряют свой устойчивый габитус, дают много подвидов, местных морф и т. д.

Что касается количественного развития фауны и флоры в опресняемых водоемах, то органическое население их не только не обнаруживает обеднения, но часто характеризуется, напротив, бурным расцзетом. Те формы, которые в солоноватых водах находят для себя благоприятные условия, сильно размножаются, тем более, что они имеют меньшее количество конкурентов и дают массовые скопления на дне. Прекрасным примером может служить огромное количество Cardium edule в Азовском море.

Весьма характерно и резко сказывается на фауне опресняющихся водоемов сероводородное заражение, когда оно достаточно выражено. Наиболее ярким примером в этом отношении является современное Черное море. В этом водоеме на глубинах свыше 150 м, т. е. ниже линии жизни, донная фауна и флора отсутствуют, что и естественно, ибо H2S представляет собой ядовитый газ. Все же глубоководные черноморские илы не совсем немы. Н. И. Андрусов, впервые изучавший их, указал, что «почти во всех без исключения образцах глубинного’ ила, взятых лотом, мы находим скелеты различных диатомовых, принадлежащих отчасти к береговым, отчасти к пелагическим формам. На небольших глубинах можно встретить иногда обломки крупных растений, перенесенных с берега. Так, на станции 29 «Донца» с глубины 228,4 м найдены ветки растений, а в драге VIII «Черноморца» с глубины 707,7 м было много обрывков растений. Отсюда можно заключить, что более мелкий растительный детритус переносится и на большие глубины. Интересную черту черноморского ила составляет нахождение почти во всех пробах пыльцы хвойных. Из животных остатков были обнаружены радиолярии (Dictyocha и Megocoena),, очень мелкие формы Entosalenia, Textularia, Rotalia, Lagena, иглы губок, пластинки синапт, челюсти сагитт. Эмбриональные раковинки двустворчатых весьма обыкновении в иле глубин, тогда как эмбриональные формы гастропод попадаются гораздо реже. Мелкие косточки рыб встречаются довольно часто, особенно же много их было в иле, извлеченном драгою VIII «Черноморца» с глубины 708 м». В образцах позднейших сбороз были обнаружены нередко цельные, хорошо сохранившиеся скелеты рыб, а также скорлупки- остракод и даже насекомые.

Из приведенного перечня видно, что глубоководные черноморские илы, вообще говоря, отнюдь не безжизненны, но все их органические остатки принадлежат либо планктону и нектону, либо даже наземным формам, явно занесенным с берега; попадается микробентос из мелководной зоны, занесенный течениями на глубины. Но макробентос полностью отсутствует, и это, повидимому, руководящий признак для констатации в ископаемом состоянии условий сероводородного заражения водоема. Там, где мелководные осадки с явно аномальным комплексом донных форм, указывающим на опреснение, переходят в толщи глинисто-известковых пород, лишенных донной фауны, имеются все данные говорить о древнем сероводородном водоеме.

В бассейнах типа Азовского моря, где сероводородное заражение очень слабо и бывает лишь временным, донная фауна присутствует повсеместно, но только резко обеднена в областях появления H2S. Оказывается, что некоторые животные вырабатывают способность существовать даже в таких неблагоприятных условиях. Из животных, образующих биоценозы ‘ Черного моря, моллюски Syndesmya ovata и три вида кольчатых червей выдерживали более или менее полное отсутствие кислорода до 7 суток и содержание H2S в количестве от 0 до 6,1—8,2 см3 в течение 3—6 суток, а немертины выдерживали отсутствие кислорода свыше 10 суток и присутствие H2S свыше 5 суток (по Н. М. Книповичу). Из животных, принадлежащих к биоценозу ракушечника, значительной, хотя и меньшей, устойчивостью обладают некоторые неподвижные (устрицы) или малоподвижные (например, мидии) формы. Заслуживает внимания, что именно Syndesmya ovata и черви принадлежат к очень малочисленным видам животных, составляющих фауну ила в более глубоких частях Азовского моря. Отсюда следует, между прочим, что в геологическом прошлом слабые формы ненормального газового режима водоема (до периодического появления H2S включительно) для нас практически неуловимы, так как не вызывают резких, специфических изменений фауны, простое же ее обеднение может быть вызвано и многими другими факторами, а следовательно, однозначного указания относительно газового режима дать не может.

Несравненно меньшие различия показывает состав минеральных новообразований опресняющихся водоемов.

В Балтийском и Черном морях отлагаются кальцит (в первом мало, во втором в огромном количестве), железо-марганцовые конкреции (в обоих случаях весьма обильные), сернистое железо, кремнезем. Из характерных морских минералов только глауконит и фосфориты здесь с достоверностью не обнаружены, причем зерна глауконита в Черном море даже найдены, но только толкуются как переотложенные за счет береговых глауконитовых песков. Таким образом, минералогические отличия по объему не существенны, но характерны. В связи с развитием сероводородного заражения в черноморских илах особенно обильно сернистое железо. По данным Бёггильда, имевшего в руках образцы илов из Средиземного и Черного морей, черноморские илы резко отличаются от средиземноморских обилием пирита. Все же пиритизация сама по себе, без палеонтологических данных, не может являться доказательным аргументом в пользу сероводородного заражения придонной воды, ибо H2S в изобилии развивается и в процессе диагенеза илов, особенно глинистых, что также приводит к появлению пирита и может иметь место в водоеме с совершенно нормальным газовым режимом.

Переходя к рассмотрению осолоняющихся бассейнов, нужно отметить, что здесь мы находимся в гораздо худшем положении, ибо таких бассейнов — сколько-нибудь значительных размеров и сколько-нибудь изученных — в настоящее время почти нет. Исключение составляют залив Сиваш Азовского моря и заливы Кайдак и Кара-Богаз-гол Каспия, но, к сожалению, все они связаны не с открытым нормальным морем, а с уже измененными — опресненными водоемами, что несколько снижает их значение. Все же, оперируя наблюдениями над этими заливами и зная свойства нормально-морской фауны, можно понять смысл сдвигов в органическом мире, вызываемых осолонением.

При постепенном осолонении внутреннего моря его фауна испытывает изменения, принципиально сходные с теми, какие мы описали уже в опресненных водоемах. Стеногалинные формы (кораллы, иглокожие, головоногие, большинство брахиопод, мшанок) вымирают полностью; эвригалинные — особенно пелециподы, гастроподы, остракоды,— наоборот, первое время увеличиваются в числе, если не видов, то особей, но затем и они испытывают угнетение и начинают вымирать, и с некоторого предела осолонения бассейн совершенно лишается макрофауны. К сожалению, мы не знаем сейчас точно этого предела, но по косвенным данным он едва ли выше 5—5,5%. Вымирание макроформ животных и растений, однако, отнюдь не означает, что осолоняющийся бассейн отныне вообще становится безжизненным. Существует ряд низших организмов, которые обитают и в необычайно концентрированной воде. «Так в оз. Урмия в Северном Иране, — пишет Книпович, — в период повышенной солености в нем, до 22,24%, наблюдались еще малочисленные высшие ракообразные; в оз. Булак (иначе «Красное» или «Малиновое») близ форта Александровского на Мангышлаке Суворов обнаружил при солености 28,5%… множество жгутиковых Dunaliella, от которых зависит характерная окраска воды этого озера…, а в консервированной пробе ила, взятой отсюда, нашел хорошо сохранившихся ракообразных, коловраток, личинок насекомых, какую-то форму червей и водоросли». В Мертвом море при солености 28—29% констатированы три формы живых бактерий и какое-то, ближе не определенное, одноклеточное с жгутиком. В Кара-Богаз-голе А. Д. Пельшем найдены 2 вида бактерий,

9 видов водорослей. В Большом Соленом озере (США) при солености 21% —множество ракообразных из рода Artemia.

В высшей степени характерно, что при такой высокой солености сохранившиеся организмы не только продолжают существовать, но нередко обнаруживают все признаки благоденствия, давая колоссальные популяции. Так, в Кара-Богаз-голе, по описаниям А. Д. Пельша, водоросль Aphanotheсe salina дает в заливах такие цветения, что вода становится слизисто-студневидной и на берег выплескиваются целые комья этого студня. В Большом Соленом озере Эрдлей указывает, что копролиты рачка Artemia местами настолько переполняют осадок, что становятся прямо-таки породообразующими, покрывая площадь в сотни тысяч гектаров и давая массы в тысячи тонн.

Еще резче изменения в комплексе минералов, образующихся в соленых водоемах, но проявляются они не с самого начала осолонения, а позже, когда соленость достигает 6—7% и выше. Начинается садка CaSО4 в виде гипса (CaSO4 • 2Н2О). В заливах Каспийского моря гипс садится при солености около 5%, в Сиваше и вообще в заливах Азовского и Черного морей — при солености 9—12%. Разница в минимальной солености, при которой начинается садка гипса в этих водоемах, объясняется неодинаковым содержанием сульфата кальция в исходных бассейнах (в Каспии его больше, чем в Черном и Азовском морях). При еще более высоких степенях солености (15—16°) в бассейнах с зимним охлаждением садится мирабилит (Na2SO4 • 10Н2О), а при осолонении в 24—25% начинает выпадать NaCl. Каких-либо калийных солен в современных осолоненных морских водоемах не образуется, что стоит, вероятно, в связи с их недостаточной соленостью. Одновременно с развитием перечисленных солей минералы, свойственные нормальному морю (в частности, фосфориты, железо-марганцовые конкреции глауконит), прекращают формироваться, и только кальцит и MgCO3 продолжают образовываться в больших количествах.