Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Несмотря на то, что в общих колебательных (эпейрогенических) движениях земной коры геосинклинальные и платформенные участки выступают как единое целое, геосинклинальный режим все же существенно отличается от платформенного. Попутно с изучением истории кембрия и силура мы уже отмечали вкратце некоторые из этих различий. Сейчас целесообразно подвергнуть этот вопрос детальному сравнительному анализу, тем более, что поведение геосинклиналей и платформ в эпохи эпейрогенеза в дальнейшей истории Земли воспроизводит в основных чертах их режим в каледонское время.

Бросающейся в глаза особенностью геосинклинальных регионов было обширное развитие и устойчивость на них морского режима.

Морские бассейны существовали в геосинклиналях не только в эпохи всеобщих погружений и трансгрессий, как нижне- и среднекембрийская, ордовикская, готландская, когда затоплялись и геосинклинальные зоны и платформы, но и в эпохи всеобщих регрессий, как в конце протерозоя и в конце силура, когда море с платформ уходило и они превращались в сухопутные площади. Геосинклинальные зоны являлись своего рода областями «переживания» моря в регрессивные эпохи и районами, откуда начинались новые морские трансгрессии. Только те геосинклинальные участки, которые непосредственно захватывались складкообразованием, освобождались на более или менее длительное время от морского покрова.

Морской режим, господствовавший по преимуществу в геосинклинальных зонах, был, однако, довольно своеобразным режимом. Хотя по размерам своим многие геосинклинальные бассейны могут быть названы океаническими, по палеогеографическим особенностям они вовсе не похо­дили на океаны в географическом смысле этого слова. С понятием «океанический водоем» связывается представление о необозримой водной глади, простирающейся на многие тысячи и десятки тысяч километров и прерываемой только одиночными островами, площадь которых исчезает среди площади, занятой водой. Геосинклинальные же зоны представляли собой моря, изобиловавшие островами, разрушение которых питало прилегающие впадины обломочным материалом. Прибегая к сравнению с современными бассейнами можно сказать, что зоны Малайского и Антильского архипелагов являются, по-видимому, наиболее подходящей параллелью для типичного геосинклинального моря. Такого рода трактовка палеогеографии геосинклинальных бассейнов была выдвинута А. Д. Архангельским (1934 г.) и независимо от него С. Бубновым. По-видимому, эта трактовка наиболее соответствует существу дела. Особенно отчетливо это выяснилось после недавнего анализа условий седиментации в Малайском архипелаге, выполненного С. Терсье (1940 г.). Высокие и низкие острова чередовались в геосинклинальном море с глубокими и мелкими межостровными впадинами, придавая рельефу дна сложный характер. К сожалению, в подавляющем большинстве случаен мы не можем из-за недостатка фактического материала воспроизвести контуры этих островов и проследить во времени за их изменениями. Лишь в отдельных случаях для наиболее обширных по площади островных участков удается указать возможные районы их локализации, как, например, Западноевропейское поднятие в начале и конце кембрия и некоторые другие. Однако это обстоятельство отнюдь не умаляет значения идеи геосинклиналей как островных, архипелаговых морей. Оно только дает меру той малой степени проникновения в конкретную палеогеографию геосинклиналей; особенно древних, какой мы пока располагаем.

В локализации островов и депрессий внутри геосинклинальной зоны была, по-видимому, некоторая закономерность. При анализе более молодых палеозойских и кайнозойских, отчасти и каледонских геосинклиналей замечено, что их осадкам свойственна ярко выраженная тенденция давать относительно узкие и длинные полосы, ориентированные в общем по основному простиранию зоны и часто близко совпадающие с ориентацией современных крупных складчатых структур. По простиранию таких полос свойства осадка весьма устойчивы, вкрест простирания они быстро меняются. Нередко, например, на протяжении всего 2—1—0,5 км толща карбонатных пород может перейти в глинистую, последняя — в песчаниковую, песчаниковая — в конгломератовую. Такое поведение осадков возможно, конечно, лишь при условии, что острова внутри геосинклинальных морей ориентировались также в общем по протяжению зоны и представляли собой, в сущности, наиболее приподнятые участки зачаточных эмбриональных складок, позже, в орогенические фазы, развивавшихся в складчатые структуры.

Специфическую черту геосинклинальных осадков всех времен составляет их обычно громадная мощность, измеряемая тысячами метров для систем и многими сотнями — для ярусов. Эта своеобразная черта их бросилась в глаза исследователям еще середины прошлого века, и в частности Д. Холл впервые обратил на это внимание. Но только Э. Oг (Traite de Geologic часть II) придал мощности геосинклинальных свит универсальное значение и превратил эту особенность геосинклинальных осадков в диагностический признак геосинклинальных зон вообще. Не­сомненно, что анализ генезиса больших мощностей осадков имеет огромное значение для познания особенностей тектонического режима геосинклиналей. Толкование этой проблемы, однако, долгое время было односторонним и неправильным. Полагали, по примеру Ога, что мощность осадка характеризует геосинклинальные зоны только как зоны прогибания. При этом сами геосинклинали представлялись в виде огромных структурно цельных глубоководных ванн, где накапливался материал, сносимый с платформ. За. последние 15—20 лет выяснилось, что такое понимание геосинклиналей неверно. Геосинклинальные бассейны, как изложено выше, были сложны и состояли из серии прогибов и разделявших их островов. Питание котловин лишь в небольшой степени происходило за счет сноса с платформ, главным же образом — за счет денудации внутригеосинклинальных островных поднятий и эффузивных процессов. В свеге таких представлений глубокие прогибания были свойственны внутри геосинклиналей лишь межостровным впадинам, которые поэтому и накопляли мощные осадочные и осадочно-эффузивные свиты. Но разделяющие эти котловины островные участки должны были, напротив, двигаться в обратном направлении, ибо только при этом условии рельеф их, непрерывно понижаемый денудацией, мог постоянно подновляться и мог осуществляться тот непрерывный поток обломочного материала, который способствовал заполнению депрессий и образованию мощных обломочных свиг. Таким образом, геосинклинальный режим в эпоху господства эпейрогенеза являлся режимом интенсивных дифференцированных и противоположно направленных колебательных движений. Режим этот по своему типу близко напоминает режим современного Малайского архипелага, где зафиксированы резкие следы таких же противоположно направленных движений. На многих островах этого архипелага существуют серии террас с молодыми прибрежными морскими осадками, поднятыми на сотни метров (до 800 м и даже выше); на некоторых террасах (на о. Тимор и др.) сохранились коралловые рифы позднечетвертичного времени, поднятые на высоту до 1050 м. С другой стороны, на дне межостровных морей имеются рифы, глубоко опущенные по отношению к месту их образования. Так, экспедиция на корабле «Сибога» 1 сентября 1900 г. нашла посередине Церамского моря (к северу от о. Церам) на глубине от 1304 до 1633 м обширную полосу — протяжением свыше 5,5 .км — отмерших современных рифообразующих кораллов, частично почти неизмененных, частью же покрытых коркой окислов железа и марганца. В других пунктах подобные находки сделаны на еще больших глубинах. Так, в проливе Зулу коралловые рифы найдены на глубине 2542 м, в проливе Гальмагера к северу от Мако — на глубине 2878 м, в проливе Занги между северной ветвью о. Целебес и Минданао — на глубине 3294 м и к востоку от Занги — на глубине 2878 м. Отсюда видно, что амплитуда колебаний на площади Малайского архипелага за ничтожный геологически отрезок времени со второй половины четвертичного периода достигла огромных размеров и, следовательно, сами движения должны были совершаться относительно быстро. Мы не можем, конечно, переносить автоматически и целиком представления, основанные на наблюдениях в Малайском архипелаге, на ископаемые геосинклинальные моря, но некоторую идею относительно геотектонического режима геосинклинальных морей они дать все же могуг. Быстрота и противоположная направленность колебательных движений в геосинклинальных зонах имели два существенных следствия. Первым была изменчивость размеров и очертаний островных участков и межостровных депрессий, их высот и соответственно глубин. На опускавшихся крупных площадях острова покрывались водой и превращались в морское дно; на приподнимавшихся площадях вырастали новые участки суши и только что отложенные осадочные толщи вновь подвергались размыву. Отсюда возникла столь характерная резкая изменчивость разреза геосинклинальных свит по вертикали, частая перемежаемость соседних фаций. Вторым следствием было возникновение разрывов и трещин, по которым снизу подымалась и выливалась на поверхность магма. Обилие вулканических островов и подводных извержений, по большей части основной и средней магмы, составляет типичнейшую черту крупных геосинклинальных зон; без них мы не знаем, в сущности, ни одной такой зоны. Внутри геосинклинальных зон эффузивный процесс локализовался по преимуществу на их центральных участках и протекал главным образом в виде подводных излияний и выбросов пеплов, сопровождавшихся более или менее заметной гидротермальной деятельностью с выносом Fe, SiO2, Мn и других элементов. Этот материал, осваиваясь так или иначе водной массой моря, входил ц состав формирующихся морских осадков, давая кремнистые сланцы, яшмы, железо-марганцевые руды и т. д.—по схеме, нами уже разобранной (см. главу III). Интересно отметить, что с этой точки зрения геосинклинальный режим опять-таки живо напоминает режим Малайского архипелага, где на некоторых участках моря, например, вдоль южной оконечности о. Явы, у о. Бали и т. д. и к югу от Минданао в зоне Молуккских островов зафиксированы вулканические отложения. В общем балансе геосинклинального осадконакопления вулканический материал играл огромную роль, ибо за счет его первичной аккумуляции и перемыва возникли очень многие мощнейшие геосинклинальные свиты и осуществлялся реальный прирост стратисферы вообще.

Итак, геосинклинальный режим — это режим островных морей с интенсивными противоположно направленными колебательными движениями земной коры, с напряженной денудацией островов и накоплением мощных свит во впадинах между ними, интенсивным, главным образом подводным, вулканизмом и общей значительной изменчивостью палеогеографической обстановки.