2 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

После победы при Платеях было решено справлять обще­союзный праздник освобождения (элевтерии) и клятвенно был подтвержден общегреческий союз для продолжения борьбы с персами до полной победы.

В том же 479 году, когда решалась судьба Балканской Гре­ции, произошла морская битва в Малой Азии у мыса Микале. Греческий флот, которым командовали спартанский царь Леотихид и афинянин Ксантипп, отец выдающегося афинского по­литического деятеля Перикла, напал на остатки персидского флота, сгруппировавшегося у Микале, и сжег их. В следующем году греческий флот, возглавляемый Павсанием, выступил про­тив острова Кипра, Византия и других городов, расположен­ных в районе проливов и остававшихся еще в руках персов. Большинство кораблей принадлежало Афинам и ионийским городам. Заносчивость Павсания и его подозрительные сноше­ния с персидским царем вызвали общее возмущение. Команди­ры союзного флота даже организовали заговор против него. Дело кончилось тем, что спартанскому правительству при­шлось отозвать Павсания. Однако и после этого раздоры меж­ду спартанским командованием и союзниками продолжались. В конце концов в 478 г. Спарта вместе со всеми пелопоннесцами вышла из союза. Естественно, что командование флотом оставшихся в союзе греческих городов перешло к самым силь­ным на море афинянам. После ухода спартанцев большое число греческих городов, связанных с морской торговлей или недав­но освобожденных из-под власти персов, продолжали быть жиз­ненно заинтересованными в ведении войны с персидской держа­вой, чтобы закрепить уже достигнутые в борьбе с ней успехи и полностью вытеснить персов из бассейна Эгейского моря. По инициативе этих городов в 478 г. был учрежден новый союз, центром которого был избран остров Делос, поэтому и сам союз получил название Делосского морского союза, или Делосской симмахии. Делосский союз представлял собой феде­рацию независимых греческих государств, объединивших свои силы для совместной борьбы против Персии. Союзники обязывались поставлять определенное количество людей и мате­риалов для снаряжения общесоюзного флота и содержания войска. Кон­ференции союзников (си­ноды) должны были про­исходить на острове Де­лосе в храме Аполлона, где находилась и общесоюзная казна пополнявшаяся регулярными взносами всех членов союза. Фор­мально все члены союза считались равными, однако фактиче­ски с самого начала первенство в союзе принадлежало Афинам, флот которых, состоявший из 300 триер, превосходил флот всех остальных союзников вместе взятых.

Остракон Фемистокла

Остракон Фемистокла

Для небольших городов непосредственное участие в затя­нувшейся войне было крайне обременительным. Поэтому они охотно согласились с предложением афинян заменить им не­посредственное участие в военных действиях уплатой денеж­ных взносов. Общая сумма взносов союзников в делосскую казну — так называемый форос — с самого начала была уста­новлена Аристидом в 460 аттических талантов. На деньги со­юзников афиняне строили все новые и новые корабли, увели­чивая свой и без того сильный флот. В конце концов они до­стигли безусловного преобладания на Эгейском море. Афиняне начали властно диктовать свою, волю союзникам, вмешиваться в их внутренние дела, а при малейшем сопротивлении не останав­ливались и перед применением военной силы.

В первые годы после изгнания персов из Греции руководя­щее положение в Афинах по-прежнему занимал Фемистокл. Не рассчитывая на прочность союза Афин со Спартой, Фемистокл отстраивает гавань Пирей и, несмотря на протесты Спарты, возводит вокруг Афин оборонительные стены. Однако деятель­ность Фемистокла вызвала недовольство враждебной ему оли­гархической группировки, в которой ведущую роль играли крупные землевладельцы, пользовавшиеся поддержкой Спар­ты. Кампания против Фемистокла окончилась его остракизмом (471 г.).

Среди афинских вождей в эти годы выдвинулся Кимон, сын Мильтиада, победителя при Марафоне. Усовершенствование во­енной техники и незаурядные способности помогли ему одержать ряд побед как над персами, так и над греческими полисами, не желавшими подчиняться афинской гегемонии.

Кимон начал наступление на персидские владения на фра­кийском побережье, захватив важный пункт Эйон на реке Стримоне, служивший ключом ко всему фракийскому побережью. В устье Стримона впоследствии был основан город Амфиполь, опорный пункт позднейших афинских поселений на фракий­ском берегу. Около 469 г. Кимон одержал большую победу над персами у южного берега Малой Азии, у реки Эвримедонта в Памфилии.

Успехи в войне с персами привели к тому, что афиняне на­чинают все меньше и меньше считаться с интересами своих со­юзников. Самовластие афинян, естественно, не могло не вызвать недовольства среди остальных членов Делосской симмахии и «варварских» племен, страдавших от афинских захватов и на­силий. Не прошло и десяти лет после образования Делосского союза, как недовольство участников этого объединения стало выливаться в открытые восстания. Причиной этих восстаний послужил наплыв во Фракию афинских колонистов, которые захватили все лучшие места по течению реки Стримона, завла­дели Пангейскими рудниками и грозили перехватить торговлю с севером. В конце концов Кимону удалось подавить восстание на Наксосе и Фасосе, более других ущемленных действиями афинян.

Все это чрезвычайно подняло политический престиж Кимо­на, из года в год избиравшегося на должность первого стра­тега.

Политика Кимона в отношении союзников весьма типична для правителей античных рабовладельческих государств. Он был предупредителен к ним, говорит Плутарх, если они зани­мались своими мирными делами и земледелием и не вмешива­лись в политику. Он очень охотно освобождал их от военной службы, разрешал оставаться дома «и превращаться благодаря своей роскошной жизни и глупости из солдат в мирных земле­дельцев и купцов». Афинян же Кимон всячески принуждал к военной службе и связанным с ней лишениям, делая из земле­дельцев и ремесленников солдат. «Находясь постоянно в пла­вании, всегда с оружием в руках, афиняне получали в своих походах военное воспитание и подготовку вследствие нежела­ния союзников служить; поэтому те, приучившись бояться афи­нян и льстить им, незаметно превратились из союзников в дан­ников и рабов» (Плутарх, Биография Кимона, 11).

Так закладывались основы великодержавной политики Афин и протекал процесс постепенного превращения Делосского со­юза из объединения равноправных и независимых государств в морскую державу афинян.

Война с Персией продолжалась еще много лет после обра­зования Делосского союза. Она носила характер отдельных морских походов и сражений, предпринимаемых главным образом по инициативе греков и часто отделенных друг от друга большими промежутками времени. То затихая, то вновь возоб­новляясь, военные действия продолжались вплоть до 449 г. В этом году греки одержали над персами еще одну крупную победу в сражении у города Саламина на острове Кипре. Вско­ре после этого сражения, в том же 449 году, был заключен Кал­лиев мир, названный так по имени участвовавшего в мирных переговорах афинского уполномоченного Каллия. Переговоры эти происходили в столице персидского царя, в Сузах, куда прибыло греческое посольство. По условиям мирного договора персидский царь должен был отказаться от попыток утвердить свою гегемонию на Эгейском море, в Геллеспонте и Боспоре и признать независимость греческих городов на побережье Ма­лой Азии.

Так закончилось одно из самых значительных в истории древнего мира военных столкновений между эллинами и ги­гантской по масштабам той эпохи восточной рабовладельче­ской деспотией. Конечную победу греков в этом столкновении можно объяснить рядом исторических причин. Прежде всего на стороне греков было огромное моральное преимущество: они сражались за свободу и независимость своей родины, тогда как войска персидской державы состояли из принудительно навербованных воинов, совершенно безразличных к исходу войны, в которой они были вынуждены участвовать. Не мень­шую роль сыграла военная техника и военная тактика греков.

На стороне греков были и социально-экономические пре­имущества: ко времени греко-персидских войн уровень соци­ально-экономической жизни греческих городов был значитель­но выше уровня жизни большей части населения персидской державы. Для подавляющего большинства ее подданных власть персидских царей была тяжелым бременем, тормозившим нор­мальное развитие производительных сил.

Греко-персидские войны оказали влияние не только на соб­ственно Грецию, но и на Великую Грецию, и на Сицилию, где в это же время сложилась Сицилийская держава с центром в городе Сиракузах.

Держава эта возглавлялась единоличными правителями-тиранами. Сицилийские тираны опирались на крестьян, высту­павших против гаморов (крупных собственников), и с их по­мощью достигали власти.

Из всех сицилийских тиранов наибольшей популярностью в V в. пользовались сиракузские тираны Гелон и его брат Гие­рон. Гелон и его тесть Ферон, тиран Акраганта, распространи­ли свою власть на большую часть греческих колоний Сицилии. Изгнанный Фероном тиран города Гимеры обратился за по­мощью к карфагенянам. Это послужило поводом для вторже­ния карфагенских войск.

В 480 г., т. е. в год Саламина, Гелон одержал крупную по­беду при Гимере над карфагенянами, стремившимися к геге­монии в водах западной части Средиземного моря. Победа над Карфагеном принесла сицилийскому тирану огромную контри­буцию в две тысячи талантов, массу рабов и другой добычи.

Военная добыча и последовательно проводимая фискаль­ная политика давали сиракузским тиранам средства для вели­колепных построек, расточительных празднеств и содержания блестящего двора. Гиерон приглашал в Сиракузы лучших пи­сателей, поэтов и художников из всех городов Греции. В про­славлении правящего дома соперничали все тогдашние знаме­нитости — поэты Симонид, Пиндар, Эсхил и др. Всех осмели­вавшихся противоречить «первым архонтам», как скромно называли себя тираны, немедленно изгоняли из Сиракуз, прода­вали в рабсгзо или же отправляли на принудительные работы в каменоломни.

Приданию внешнего блеска сицилийской тирании способ­ствовали удачные войны, являвшиеся стержнем сицилийской политики. Успешная война приносила добычу, рабов и новые территории, необходимые для наделения воинов землей и вы­ведения колоний. Наоборот, неудачная влекла за собой госу­дарственный переворот — реставрацию демократического строя.

В V в. сиракузским тиранам удалось подчинить своему вли­янию города Великой Греции и нанести решительный удар эт­русскому флоту близ Кум (474 г.).