4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Несмотря на эффективность планового развития сель­ского хозяйства, это не единственный путь к увеличению производства продуктов питания. Методы земледелия в ос­новном остались на довольно примитивном уровне, поэтому, даже не увеличивая обрабатываемых площадей или не про­изводя других коренных изменений, мы можем значительно поднять производство сельскохозяйственной продукции. По данным ФАО, производство продуктов питания на одного человека в высокоразвитых странах примерно в десять раз больше, чем в отсталых районах, население которых состав­ляет, как известно, две трети населения планеты. В Велико­британии производительность на гектар и соответственно на душу населения в три-четыре раза выше, чем в некоторых других странах Европы, каждая корова дает в среднем в че­тыре раза больше молока. Но даже в Великобритании сель­ское хозяйство можно значительно улучшить; об этом сви­детельствует тот факт, что производительность труда у фер­меров, которые используют последние достижения техники, вдвое выше. Вообще есть серьезные основания полагать, что интенсификация сельского хозяйства в умеренном поясе дала бы больший эффект, чем освоение тропических районов.

Общий и всесторонний подъем культуры земледелия зави­сит от систематического улучшения каждого сельскохозяй­ственного процесса. Необходимость этих мер общепризнанна, и они неуклонно проводятся: улучшаются сорта растений и породы животных, повышается плодородие почв, осуществ­ляется борьба с сорняками, вредителями, грызунами, насе­комыми и грибными болезнями/ а также применяется современная высококачественная сельскохозяйственная тех­ника.

Разводя нужные породы скота, удои молока как в Запад­ной Европе, так и в США можно удвоить за два поколения; более того, сам процесс разведения коров можно значительно ускорить, применяя искусственное осеменение, которое по крайней мере раз в десять эффективнее естественного. Еще большие возможности улучшения это сулит отсталым райо­нам Востока, где скот низкопороден. Улучшенные породы мо­жно вывести и для стран холодного климата. Недавно в Ка­наде был выведен каттало — гибрид от скрещивания буйвола и коровы (с некоторой примесью яка); он предназначен для тех районов страны, где обычный скот гибнет. У каттало гу­стая шерсть, большие запасы жира; он питается кустарника­ми или, разгребая снежный покров, добирается до травы. Это животное дает очень много мяса.

Помимо улучшения породы путем скрещивания, ка­чество домашнего скота можно повысить за счет высококало­рийного корма — во многих странах культивируют пастбища с улучшенными сортами трав. Эти два процесса неотделимы друг от друга, ибо разведение новых пород возможно лишь в подходящей окружающей среде. Создание высококачествен­ных пастбищ в свою очередь в немалой степени зависит от генетики. Раньше считали, что трава практически не под­дается воздействию, но уже в наши дни на лучших пастби­щах за ней ухаживают, как за любыми другими посевами: применяют специальные смеси семян с учетом местных поч­венных и климатических условий, улучшают дерн и следят за поголовьем пасущегося скота, не допуская чрезмерной пастьбы.

Один из важнейших методов общего подъема урожай­ности посевов — использование сортовых семян. Широко известен пример с гибридной кукурузой. Обычно для сохране­ния того или иного эффективного сорта растений или по­роды животных применяют инбридинг, с тем чтобы сохра­нить благоприятные генетические свойства. Но инбридинг в применении к кукурузе дает обратный результат. Поэтому инбредные линии вначале выращивают на селекционных станциях, а для получения нужных семян инбредные линии скрещивают и гибридные семена распределяют по хозяй­ствам, где они дают высокие урожаи. Гибридная кукуруза дает урожаи на 25% выше, чем обычная, и теперь свыше 90% площади под кукурузой в зерновом поясе США засе­вается именно ею.

Рост производства продовольствия

Рост производства продовольствия

Выведение новых сортов путем скрещивания позволило не только улучшить найденные разновидности, но и полу­чить совершенно новые формы с неожиданным сочетанием признаков. Особая заслуга в этом принадлежит советским ученым. Замечательным новым гибридом является много­летняя пшеница — результат скрещивания пшеницы с пы­реем. Одна из ее разновидностей, известная как 34085, за­сухоустойчива, не подвержена грибным болезням и имеет исключительно высокое содержание клейковины. Она не от­носится к морозоустойчивым сортам, но ее можно выращи­вать в южных районах СССР, где из-за сильной ветровой эрозии поверхностный слой почвы крайне нуждается в защите. Эта пшеница дает два урожая в год и, разумеется, не требует ежегодного посева.

Как мы уже упоминали в гл. 1, большое значение имеет выведение высокопродуктивных сортов пшеницы, устойчивых к грибной болезни — так называемой стеблевой ржавчине, которая наносит огромный вред посевам пшеницы в Север­ной Америке.

Но все это только начало — предстоит еще огромная ра­бота. Так, например, в отличие от пшеницы и кукурузы почти не изучен рис, основной продукт питания по крайней мере трети человечества. Правда, даже то немногое, что уже сде­лано, дало ценные результаты в Индии, где урожайность в экспериментальных хозяйствах вдвое выше, чем в обыч­ных. То же относится и к просу, другой важнейшей культуре Востока.

Многое еще нужно сделать и по улучшению почв. Кому не известна важность навоза и других удобрений. Мы уже говорили о том, что основу примитивных систем земледелия составляли экскременты человека и животных и гниющие остатки растений — они были необходимы для восстановле­ния содержания элементов, взятых растениями из почвы. Такая же задача стоит и перед современным сельским хо­зяйством, только в неизмеримо большем масштабе. Ценный источник удобрений — выгребные ямы больших городов, но мы используем на полях лишь ничтожную их часть, они еще ждут своего часа. Органические удобрения можно также дополнять синтезированными азотистыми веществами. Уста­новлено, что в Англии добавление 51 килограмма сульфата аммония на каждые 4000 квадратных метров пашни повы­шает урожай пшеницы почти на 125 килограммов. Если добавить кальций и фосфат, результаты будут еще лучше. В развитых странах подобное сочетание удобрений приме­няется повсеместно, но большинству стран они пока недо­ступны. Синтезированные азотистые удобрения существенно повышают урожайность сельскохозяйственных культур. Так, увеличение содержания белка в траве вдвое в свою очередь благоприятно скажется на продуктивности скота.

В последние годы мы немало узнали о химии почв. В частности, обнаружено, что такое широко распространен­ное в Австралии заболевание крупного рогатого скота, как жемчужница, вызвано недостатком в почве определенного элемента: через растения на пастбищах это повлияло и на животных. Как выяснилось, отсутствующим элементом ока­зался не такой важный элемент, как азот, калий или фос­фор, а сравнительно редкий кобальт. Аналогичные явления, связанные с нехваткой других микроэлементов, зарегистри­рованы в самых разных районах.

Однако наши систематизированные знания о влиянии химического и физического состава почв на рост растений еще очень несовершенны. Например, мы до сих пор не знаем, какой метод более оправдан: вспашка, боронование или оставление земли под паром. В СССР, например, прак­тикуют глубокую вспашку раз в четыре года. Нам еще пред­стоит выяснить, почему одни растения произрастают только на щелочных почвах, а другие — только на кислых. Суще­ствуют различные мнения и о пользе перегноя для растений. Ведутся интересные работы по использованию веществ, улучшающих свойства почвы, например способность удер­живать влагу. Если эти вещества окажутся действенными, они не только повысят урожаи на плодородных почвах, но и будут способствовать освоению пустынь.

Для предупреждения прогрессирующего высыхания поч­вы, которое грозит потерей плодородия и ветровой эрозией, необходима ирригация — она применялась издавна. Долина Нила считается древнейшей орошаемой областью на нашей планете, тем не менее за последние пятьдесят лет мы яв­ляемся свидетелями того, как от однократного орошения (лиманного), основанного на ежегодных разливах Нила, египтяне перешли к “регулярному орошению, позволяющему выращивать несколько урожаев в год. В течение нескольких месяцев в году воды Нила не впадают непосредственно в море: вода, которая доходит до моря, откачивается из основных оросительных каналов только после того, как пройдет через орошаемые земли. Наибольшая орошаемая площадь в Индии: она достигает 28 миллионов гектаров — втрое больше, чем в США. Однако даже этим не исчерпы­ваются потребности Индии в ирригации. Следует подчерк­нуть, что и в других странах планы, связанные с развитием долин великих рек, в основном преследуют цели оро­шения.

Борьбу с эрозией осуществляют самыми различными спо­собами, в том числе сохранением растительного покрова и лесопосадками, которые служат защитой от ветра, а также особыми мерами, как, например, контурная вспашка, преду­преждающая быстрый сток воды по склонам. В Северной Америке на службу земледелию поставили даже бобров: их поселили в районах с сильной водной эрозией и дали воз­можность строить плотины. Так, двенадцать бобров за два года построили шестьдесят плотин, что резко сократило раз­ливы, угрожавшие фруктовым садам. Бобров используют так­же для сохранения воды в ирригационных целях..

Там, где почвы еще не подверглись губительному разру­шению, применяют различные методы охраны почв, и это значительно исправляет положение. Например, даже в тех районах Северной Америки, где свирепствуют жесточайшие пыльные бури, производство сельскохозяйственной продук­ции сейчас выше, чем когда-либо прежде.

Однако иногда плодородие почв выдвигает совершенно неожиданные проблемы, например рост сорняков, хотя в по­следнее время и с ними ведут довольно успешную борьбу. Обнаружено, что вещества, являющиеся гормонами роста растений, которые в определенных условиях используются в качестве стимуляторов роста, эффективны и для борьбы с сорняками: они уничтожают нежелательные виды, не вредя посевам, и на некоторых землях удваивают урожай.

Кроме того, сосредоточение сельскохозяйственных про­дуктов на обработанных землях и на складах приводит к появлению различных вредителей. Но и с этим можно бо­роться. Подробное изучение образа жизни животных-вреди­телей позволило во многих случаях организовать их уничто­жение в самых широких масштабах. На протяжении тысяче­летий совершала саранча не поддающиеся предсказаниям нападения на поля, пожирая все на своем пути и обрекая людей и животных на голод. По образу жизни саранчовые делятся на стадных и нестадных, причем стадная саранча может быть в стадной фазе или в одиночной. Саранча в оди­ночной фазе мало вредит, почти ничем не отличаясь по пове­дению от довольно безобидных кузнечиков. Она и внешне отличается от стадной фазы. Стадная фаза возникает из одиночной только в строго определенных районах, что обу­словлено отчасти климатическими особенностями; некоторые из этих особенностей известны человеку. Сейчас уже можно не только предсказать массовое появление красной и пере­летной саранчи в Африке, но и, применяя новые инсекти­циды (такие, как гаммексан), перехватить и уничтожить стаю, до того как она нанесет ущерб сельскому хозяйству. В нача­ле 30-х годов саранча из одного лишь района среднего Ни­гера пронеслась почти над всей Африкой и причинила огром­ный урон. В 40-е годы снова возникла угроза подобных вспышек размножения саранчи, но к тому времени человек уже научился бороться с ней, и впервые в истории Африки нападение саранчи прошло сравнительно безболезненно. Правда, это не дает оснований к самоуспокоению. Пустын­ная саранча, которая размножается в недоступных пусты­нях Среднего Востока, до сих пор представляет серьезную опасность для обширных площадей Азии и Африки.

Пример борьбы с саранчой, который мы здесь привели, далеко не единичен. Существуют вредители, против которых человек еще бессилен; препятствием для успешной борьбы с многими видами вредителей является сейчас не недостаток знаний, а недостаток активности. В Южной Америке, напри­мер, борьба с саранчой ведется неизмеримо слабее, чем в Африке.