4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Тем не менее физическое строение человека может быть связано с климатом. В самом деле, многие внешние разли­чия между большими человеческими группами, как мы уже предполагали, обусловлены косвенным влиянием клима­тических условий. Мы говорим о косвенном влиянии, по­скольку, по-видимому, оно является следствием естественного отбора в поколениях.

Вполне возможно, что это относится не только к темному цвету кожи людей на юге или к узкой форме носа на севере. Очень может быть, что у некоторых, долгое время изолиро­ванных групп, живущих в определенном районе, в результате естественного отбора развились особые признаки более тон­кого приспособления к местным климатическим условиям.

Жители пустынь, например североафриканские туареги или самолийцы Восточной Африки, а также коренные жи­тели Северной и Центральной Австралии склонны к худобе; у них длинные конечности и узкое тело — это создает на­ибольшее из возможных отношение поверхности тела к его весу и тем самым повышает теплоотдачу. Исследования по­казывают, что й форма волос укладывается в рамки этого же объяснения: спирально завитые волосы встречаются в основном ближе к экватору. С другой стороны, шапка плотно завитых волос у суданцев и меланезийцев создает изолирую­щую воздушную прослойку на голове — аналогично тропи­ческому шлему, защищающему голову от солнечного тепла. Правда, выводы эти далеко не окончательны.

Резко отличаются от жителей пустынь обитатели аркти­ческой зоны. Они плотного сложения, с солидной жировой прослойкой по всему телу и даже вокруг запястий и щи­колоток; поэтому они сравнительно медленно теряют тепло и, следовательно, лучше приспособлены к жизни в холодном климате. Как предполагают, облик монголоидов — жителей Восточной Сибири также создавался под влиянием клима­тических особенностей этого района: плоское лицо, умень­шающее возможность обмораживания, узкие глаза с жиро­вой прослойкой в веках, защищающей как от солнечного света, так и от мороза, и редкие бороды, не способствующие конденсации влаги при дыхании. Появившись в результате жесткого воздействия отбора в условиях сурового климата ледниковых эпох, этот тип людей распространился в более теплые части Азии и в Америку (доказательств существования человека в Восточной Сибири в лед­никовую эпоху до сих пор нет. Есть основания считать, что комплекс признаков монголоидного типа сложился много позднее предполагаемого автором времени, равно как и позднее заселения Америки).

Гипотеза отбора определенных физических признаков в крайних условиях жарких пустынь и северных равнин, по крайней мере в этом случае, кажется вполне правдоподоб­ной (эта гипотеза американских антропологов Куна, Гарна и Бёдселла ныне нуждается в уточнении. Как показали наблюдения над американски­ми военнослужащими — белыми и неграми, — удлиненные пропорции тела й связанное с этим высокое соотношение поверхности тела и его массы как фактор терморегуляции действен в жарком и влажном, но не сухом пустынном климате). Однако мы не можем объяснять этими же причинами появление бледной кожи у жителей Северной Европы. Ра­зумеется, бледнокожий блондин со светлыми глазами слу­чайно может появиться в любой группе, но, видимо, для него благоприятнее условия таких стран, как Великобритания и Скандинавия, где мало солнца, чем тропических стран; воз­можно также, что отсутствие пигмента в коже способствует образованию в ней витамина D даже под влиянием весьма скудных солнечных лучей (видимо, этими же причинами можно объяснить низкорослость пиг­меев — как закрепленное приспособление к недостаточному образованию витамина D в условиях постоянных сумерек тропического леса).

Но независимо от гипотез о действии климатических усло­вий в качестве факторов отбора для нас сейчас важнее всего следующее: все здоровые люди любого типа обладают высокой адаптацией. Многочисленные исследования, прово­димые среди людей, которым пришлось акклиматизироваться в непривычных условиях, показали, что уже через несколько недель европеец так же хорошо работает в тропиках или в Арктике, как и местные жители (разумеется, сравнива­лись только здоровые люди обеих групп). Кроме того, и. азиаты и европейцы при переходе из одного климата в дру­гой претерпевают одинаковые процессы акклиматизации (при этом, однако, не выяснено, одинаковы ли в таких случаях фи­зические затраты. Имеются данные, что энергетические затраты европей­цев, негров и австралийцев при акклиматизации различны. Так, например, известно, что во время корейской войны большинство случаев обморажи­вания в армии США приходилось на долю солдат-негров).

Известно, что люди одного физического типа могут жить в самых различных климатических условиях. Это относится не только к популяциям европейского происхождения, раз­бросанным в настоящее время по всему земному шару, но и к американским индейцам, населяющим области от Огнен­ной Земли до тропиков Амазонки, к неграм, живущим в тро­пиках Западной Африки и в высокогорьях Басуто, и к ав­стралийцам, обитающим как в пустынях, так и высоко. в горах.

По правде говоря, не климат представлял главную опас­ность для европейцев, попавших в тропики. Чаще всего они испытывали затруднения психологического характера, усу­губляемые тяжелыми болезнями (например, тропической малярией), с которыми теперь успешно борются.

В настоящее время мы все ближе подходим к созданию наиболее благоприятного микроклимата в наших собственных домах: в Европе в больших зданиях научились поддер­живать климат субтропиков в условиях зимы, а в тропиках умеренный климат создают за счет кондиционирования воз­духа.