4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Каждую популяцию можно рассматривать как состояние в ряду изменений, зависящих от соотношения между собою рождаемости и смертности. Поэтому демографическая поли­тика страны должна строиться с учетом состояния в данное время возможных изменений в демографическом цикле.

Демографический цикл состоит из пяти фаз. В первой фазе рождаемость, равно как и смертность, очень высоки; в периоды мира и изобилия популяция растет; с другой стороны, го­лод, эпидемии и войны приводят к уменьшению популяции. Постоянного направления в изменениях нет. Единственной большой страной, находившейся в этой фазе до недавнего вре­мени, был Китай. Во второй фазе в результате социального прогресса смертность снижается, в то время как рождаемость остается высокой; население растет, но не быстро. В этой фазе находятся Индия, Индонезия, большая часть Центральной и Южной Америки и Африка, за исключением Абиссинии и Юж­ной Африки. В третьей фазе смертность падает еще ниже и, хотя рождаемость также снижается, прирост населения высо­кий. В этой фазе находятся СССР, Япония и страны юго-восточной Европы. Четвертая фаза характеризуется примерным равновесием между рождаемостью и смертностью: и та и дру­гая находятся на низком уровне. Чистый коэффициент воспро­изводства близок к единице; размер популяции не имеет определенной тенденции ни к уменьшению, ни к увеличению; более того, в противоположность популяциям в первой фазе у них нет резких колебаний численности (страны указаны в вышеприведенной таблице). И, наконец, в пятой фазе паде­ние рождаемости так велико, что, несмотря на низкую смерт­ность, популяция постепенно сокращается. Это в основном гипотетическая ситуация, поскольку даже Франция, которая находилась в этой фазе, вернулась теперь в четвертую фазу.

Разумеется, такое разделение на фазы весьма условно и не позволяет проследить за многими интересными момента­ми. Например, в США, где больше всего писалось об «угро­жающем росте населения Азии», прирост населения в 50-х годах был выше, чем, скажем, в Индии, что объясняется снижением смертности.

Следует отметить, что в СССР, который находится в третьей фазе, делаются все попытки к тому, чтобы избежать пятой фазы и достичь на некоторое время постепенного при­роста населения наряду с все большей индустриализацией и улучшением жизненного уровня. Эта политика исходит из того, что научный и технический прогресс в производстве про­довольствия способен обеспечить пищей растущее население.

Дальнейший анализ демографического цикла показывает, что в нем нет ничего неизменного: чем больше мы узнаем о популяционных изменениях, тем меньше будем страдать от их неприятных последствий.

В странах с низкой рождаемостью большое влияние на прирост населения оказывают происходящие в мире собы­тия. Тем самым мы хотим сказать, что следовало бы изучить частоту оплодотворений, ибо собственно рождаемость нахо­дится под влиянием событий девятимесячной давности. Кри­зис и безработица в Великобритании в 1929—1933 гг. сопро­вождались резким падением частоты оплодотворений, после чего отмечался подъем вплоть до 1939 г. Первые пять месяцев войны также сопровождались резким падением частоты оплодотворений, затем в период военного затишья положение Стабилизировалось. После капитуляции Франции последовал новый резкий спад. Эти факты свидетельствуют о том, что на рождаемости заметным образом сказывается междуна­родная обстановка.

Если это действительно так, то нет причин расценивать падение рождаемости в западных странах как несчастье. Правда, не разрешает проблемы и характерное для про­шлого возвращение к большим семьям. Самой животрепещущей популяционной проблемой в мире остается неконтроли­руемая рождаемость в странах с значительным приростом населения, где еще большего прироста можно ожидать при улучшении материальных условий. Как мы отмечали в гл. 11, эту задачу можно частично решить ценой колоссальных уси­лий по увеличению производства продовольствия. Заслуживает интереса предложение американского специалиста Нот­штейна:

Влияние экономического кризиса 1929-1931 гг. и начала второй мировой войны на частоту оплодотворений

Влияние экономического кризиса 1929-1931 гг. и начала второй мировой войны на частоту оплодотворений

«Автор глубоко верит, что только в обществе, где инди­видуум (будь то ребенок или взрослый) имеет достаточно возможностей для выживания и нормального существования, разовьется то чувство собственного достоинства и материаль­ного благополучия, без которого немыслимо сокращение рождаемости. Поэтому он убежден в необходимости поощ­рения мер здравоохранения как части обязательной програм­мы в снижении темпов прироста населения».

Итак, подведем некоторые итоги. В прошлом голод и бо­лезни ограничивали размеры популяций, а в периоды благо­денствия прирост населения зависел от естественной плодо­витости. Сегодня мы знаем, как производить больше продо­вольствия и предупреждать многие заболевания; мы начинаем познавать и преимущества контроля над размно­жением. Для большей части населения земного шара вопрос заключается лишь в том, когда и как эти знания начнут применяться.