4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Вид, к которому принадлежим мы и который называется Homo sapiens, то есть человек разумный, распространился во всем мире в основном в течение последних 10 000 лет. Отличи­тельные признаки строения нашего скелета — относительная легкость костей, надбровье, представленное только двумя не­большими выпуклостями на лбу, впалые щеки, хорошо разви­тый подбородок и выступающий нос. Два последних признака связаны с исчезновением морды: без развития выступающего носа осталось бы довольно мало места для носовой полости, а без изменения формы нижней челюсти мышцы языка были бы очень небольшими, что привело к появлению подбородка.

Нос и подбородок

Нос и подбородок

Казалось бы, сейчас подходящий момент для того, чтобы нарисовать хорошо известные портреты длинноволосых и грубоватых существ — такими обычно изображают наших предков. Но мы знаем, что точно восстановить по черепу внешний вид современного человека, исключая длительно существующие типы, невозможно (нашему читателю, конечно, известны работы М. М. Герасимова в области портретной реконструкции по черепу людей прошлого. В высказы­вании автора звучит сомнение в возможности реконструкции по черепу не обобщенного «типового» облика, а индивидуального портрета, в котором немалая роль отводится мимике и отражающимся на лице душевным пе­реживаниям. Оставим эти сомнения на совести автора). Поэтому, несмотря на всю их занимательность, мы не приводим эти портреты.

Лучше всего нам известны изменения, которые претер­пели зубы. Мы располагаем непрерывным рядом зубов со­временных и ископаемых форм, от обезьяньих до человече­ских. У человека изменились клыки и коренные зубы, приспособленные к разрыванию мяса. Скорее всего, клыки умень­шились в размерах, а коренные зубы стали только перети­рать пищу в тот период, когда сами наши предки были боль­ше ростом или по крайней мере имели очень массивный скелет и крупные зубы, способные разрывать мясо без спе­циальных приспособлений. У современных людей наблюдает­ся тенденция в сторону уменьшения зубов за счет коренных. Наши зубы справляются с разнообразной, но не очень твер­дой пищей. Фактически ассортимент потребляемой человеком лищи гораздо разнообразнее, чем у большинства млекопи­тающих. Такую, как у нас, всеядность трудно встретить у кого-нибудь еще, разве что у крыс и мышей, которые делят с нами нашу пищу.

Исчезновение волосяного покрова также может быть след­ствием увеличения размеров тела. Чем больше размеры, тем меньше отношение поверхности к объему, поэтому крупные млекопитающие теряют с поверхности тела меньше тепла и, следовательно, меньше нуждаются в волосах для сохранения тепла. Так, слоны и другие крупные млекопитающие относи­тельно безволосы. Возможно, и наши предки утратили воло­сяной покров в результате эволюционного процесса в тот период, когда были крупного роста. Отсутствие волос у со­временного человека дает ему больше возможности приспо­сабливаться, так как, меняя одежду, он может жить в местах с самым разнообразным климатом. Вряд ли можно найти такой вид животных, который был бы столь широко распро­странен на Земле, как Homo sapiens.

Приспособляемость человека связана в основном с уди­вительной природой его конечностей и мозга. Необычен сам способ передвижения человека. Передвижение в «выпрямлен­ном» положении — особенность обезьян. Этот способ пере­движения называется брахиацией и состоит в перебрасыва­нии тела при помощи одних только рук; в наше время он особенно хорошо развит у гиббонов с их длинными руками и короткими ногами. У человека иное соотношение длины рук и ног: руки короче, чем у обезьян, а ноги относительно длинны, что связано с приспособлением к прямохождению. Предполагают, что к человеку привела та линия приматов, которая не развила специализированных конечностей, необ­ходимых для жизни на деревьях и, следовательно, несовме­стимых с привычками к наземной жизни.

Для прямохождения недостаточно простого увеличения длины ног. Изгибы позвоночника изменяются таким обра­зом, что мы не наклоняемся при ходьбе вперед, как обезья­ны. Не менее важные изменения произошли и в стопе: боль­шой палец не противопоставлен другим, так что мы не мо­жем захватывать им предметы. По этому признаку человек имеет две руки, а обезьяна — четыре. Но у нас еще есть остатки мышц, использовавшихся некогда нашими предками при действии большого пальца ног, как и большого пальца рук. Вместе с изменением функций пальцев на ногах измени­лось и строение костей ног. У обезьян очень подвижная нога с плохо выраженной пяткой. Человек обладает двумя проч­ными сводами, позволяющими, подниматься на носках, и хо­рошо развитой пяткой. Поэтому мы можем и ходить и бегать. Движения обезьяны на земле ограничены так же, как были бы ограничены наши, если бы мы ходили только на пятках, не используя подошвы стоп.

Использование ног только для ходьбы, а рук — для дру­гих целей, несомненно, сыграло большую роль в развитии че­ловека. При переходе к прямохождению наши предки, ви­димо, уже обладали высокоразвитой координацией движения рук со зрением: это было необходимо в прошлом при их древесном образе жизни. Когда руки освободились от функций передвижения, связь их движений со зрением могла быть использована в других целях. Руки чаще и шире использова­лись для манипуляций. Но эти изменения происходили в те­чение длительного периода времени — нескольких миллионов лет. Разумеется, наши предки не выбирали преднамеренно способа употребления своих конечностей. Они проходили медленный процесс эволюционных изменений, — об этом про­цессе мы уже говорили в начале главы.

Большинство млекопитающих соприкасается с каким-либо объектом прежде всего мордой, поэтому обоняние является одним из наиболее важных чувств, оно важнее, чем зрение. У, человека, как и у других приматов, исследовательским орга­ном стали руки. У нас нет морды, наше обоняние не столь чувствительно, но мы обладаем исключительно хорошим зре­нием. Многие наши наиболее важные особенности — велико­лепное зрение, способность к размножению в течение всего года, мышцы, позволяющие мимикой лица выражать самые разные эмоции, — присущи и современным человекообразным обезьянам (а преобладание зрения над обонянием — всем приматам в целом: человекообразным, обезьянам, долгопя­там и лемурам). Но у человекообразных в отличие от чело­века нет речи. Наша способность к созданию и использова­нию сложных звуков уникальна в природе и вместе со способностью к сложным движениям рук является основой человеческого общества. Не менее важно для связи между индивидуумами чрезвычайно тонкое развитие мимических мышц и, как указал М. Аберкромби, глазного яблока, позво­ляющего определить направление человеческого взгляда. Воз­можно, что и красный цвет наших губ существен для связи, так как движение губ помогает точнее понимать речь.

Все эти изменения сопровождаются соответствующими изменениями в строении мозга. Отделы мозга, связанные с обонянием, сильно уменьшились, в то время как зрительные увеличились (hечь идет в основном о перераспределении удельного веса функций в пределах морфологических отделов мозга). Как и у обезьян (чего нельзя сказать о других млекопитающих), у человека есть особая чувствительная зона, сетчатки глаза ближе к ее середине — желтое пятно. Именно эта зона и дает вам возможность читать эту стра­ницу и различать цвета. Кроме того, наше зрение объемно, мы рассматриваем объект сразу обоими глазами, в то время как у большинства млекопитающих глаза обращены в раз­ные стороны. Благодаря этому мы можем точно судить о расстояниях, относительных размерах предметов и соответ­ственно контролировать движения, особенно рук.

Наиболее заметны различия в размере мозга человека и человекообразных обезьян или любого млекопитающего. Ко­нечно, мозг самых больших млекопитающих — китов — и даже слонов больше, чем наш. Но если мозг человека составляет около 1/46 веса тела, то у слона — лишь около 1/560, а у боль­шого кита — около 1/8000 (Отношение массы мозга (Е) к массе тела (S) — недостаточно стро­гий показатель развития мозга. Превосходя по этому индексу крупных млекопитающих, человек вместе с тем отстает от мелких, например от белки и др. По показателю E2/S, предложенному советским антропологом Я.Я. Рогинским, человек превосходит всех животных). В следующей главе мы рассмотрим особенности строения мозга человека и обусловленное ими сложное поведение человека.