4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Гораздо удобнее было бы на этом закончить рассказ об эволюции человека, но существует целый ряд находок, кото­рые не укладываются в эту простую схему.

Наибольшую известность приобрел сванскомбский череп, известный по двум фрагментам, образующим затылок и осно­вание черепной коробки, и по одной боковой части. Эти остатки были найдены в гравийной террасе к югу от Темзы, между Дартфордом и Грейвсендом (американский антрополог Хоуэллс, говоря об этом районе, упоми­нает о тех затруднениях; которые испытывают тамошние землекопы: они чувствуют на своем затылке горячее дыхание археологов и почти не в состоянии бросить лопату с гравием, чтобы не попасть в какого-нибудь ученого в твидовом костюме).Сванскомбский череп принадлежал женщине лет двадцати. Его кости толще, чем кости современных черепов, но объем достигал 1325—1350 ку­бических сантиметров. Женщина почти наверняка была со­временницей яванских и пекинских людей, и потому эта важ­ная находка служит довольно убедительным доказательством существования людей современного типа уже в среднем плей­стоцене (существует также мнение, что те немногие признаки на этом фраг­менте, которые доступны анализу, сближают находку скорее с неандер­тальцами, чем с современными людьми).

Безусловно, дать этой находке сколько-нибудь приемлемое объяснение мы не сможем до тех пор, пока не будем распо­лагать гораздо большим количеством ископаемых образцов. Но есть и другие, правда фрагментарные, свидетельства су­ществования людей, подобных современным, в среднем и верх­нем плейстоцене, то есть до появления неандертальского человека. Одно из них — череп из Щтейнгейма (ФРГ), при­надлежавший женщине, довольно похожей на женщину из Сванскомба — с некоторыми неандертальскими чертами. Эта находка моложе сванскомбской, но древнее неандертальской. Еще в двух фрагментах, найденных в Фонтешеваде (округ Шаранта, Франция) и датируемых верхним плейсто­ценом, кости необычно толсты; во всем остальном они соот­ветствуют современным и не имеют неандертальских черт (принадлежность этих черепов к современному виду остается спор­ной).

Другой находкой, вызвавшей немало осложнений, был пильтдаунский человек из Сассекса (Англия). Черепная кры­шка, найденная в гравийном карьере, по общему строению близка к черепной крышке современного человека, но кости вдвое толще. Химический анализ, проведенный недавно, по­казал, что ее возраст менее ста тысяч лет.

Найденная рядом с черепной крышкой нижняя челюсть (обстоятельства находки указывали на принадлежность обоих фрагментов одному индивидууму) не имела подбородка и на­поминала челюсть современных человекообразных обезьян. По мнению некоторых ученых, череппильтдаунского человека был во многом сходен с нашим, а челюсть похожа на челюсть шимпанзе или орангутанга. Однако некоторые палеонтологи усомнились в подлинности этих ископаемых остатков, и не­даром: как показали усовершенствованные методы химиче­ского анализа, челюсть принадлежала современной человеко­образной обезьяне и была искусно подделана.

Досаду, вызванную такого рода «шуткой», которая в те­чение долгого времени занимала немалое место в гипотезах о происхождении человека, могут смягчить лишь следующие размышления: самая возможность соединить в одно череп человека и челюсть обезьяны косвенно подтверждает тот взгляд, что человек является продуктом хотя и сложного, но закономерного эволюционного процесса от примитивных при­матов через обобщенные человеческие формы к современному виду.

Известно, что начиная с миоцена и в более поздние эпохи в различных частях земного шара возникло огромное разно­образие дочеловеческих и человеческих форм. Их точные вза­имоотношения можно будет установить только при наличии новых находок.

Итак, на основании изучения сванскомбского черепа и ряда других находок можно утверждать, что люди современ­ного типа появились примерно в то же время, если не раньше, что и неандертальский человек, и развивались параллельно. Промежуточные типы между современными людьми и неан­дертальцами могли быть результатом либо скрещивания, либо ранних фаз дивергенции неандертальцев от линии, ко­торая привела к современному человеку.