4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Эволюционная ветвь человека отделилась от общего-ствола приматов примерно 30—60 миллионов лет назад, ко­гда бесхвостые человекообразные обезьяны выделились в от­личную от обычных обезьян группу. Если обезьяны прыгают е дерева на дерево, хватаясь за ветки всеми четырьмя конеч­ностями, то обычной формой передвижения человекообразных обезьян является раскачивание и перебрасывание тела при помощи одних только рук. (Из человекообразных обезьян по­лучаются первоклассные воздушные акробаты на трапециях). Это различие неизбежно стирается, как только мы устрем­ляемся в глубь веков к общим предкам обеих групп.

К сожалению, мы не располагаем подробными сведениями о жизни ранних человекообразных обезьян, ибо до нашего времени сохранились лишь наиболее прочные части их ске­лета— зубы и нижние челюсти. Нижняя челюсть из раскопок в Файюме близ Нила принадлежала человекообразной обезь­яне, названной проплиопитеком. Эта обезьяна гораздо мельче любой из современных обезьян: ее рост, по-видимому, не пре­вышал полуметра, и жила она в период, когда уже появились основные эволюционные линии млекопитающих, а приматы (отряд, включающий лемуров, долгопятов, обезьян и челове­кообразных обезьян) разделились на группы (исключая чело­века), близкие к современным, с теми отличиями между обезьянами Старого и Нового Света, которые характерны и для нашего времени.

Деление третичного периода, или периода млекопитающих, на геологические эпохи показано на рис. 23. Ископаемые остатки проплиопитека обнаружены в олигоценовых отложе­ниях. В то время человекообразные обезьяны или их предки встречались, видимо, редко. Но для следующей эпохи, мио­цена, через несколько миллионов лет, человекообразные обезьяны уже обычны. Их ископаемые остатки обнаруживаются в Северной и Восточной Африке, широко представ­лены в Европе и Азии. В наши дни человекообразные обезь­яны обитают только в юго-восточной Азии, а также в Запад­ной и Центральной Африке.

Родословное древо приматов

Родословное древо приматов

Миоценовые человекообразные принадлежали к группе так называемых дриопитековых, объединявших большое раз­нообразие форм. По величине они были чем-то средним меж­ду небольшим гиббоном и гориллой. Дриопитек, известный нам по находкам челюстей и зубов, — широко распространен­ный, в Европе и Азии тип ископаемой обезьяны. Зубы дриопи­тека способны к перетиранию пищи и имеют несомненное сходство с зубами гориллы, шимпанзе и человека. Сходную форму, впервые обнаруженную в Индии, относят к роду сива­питек. К сожалению, мы располагаем только небольшими фрагментами скелета дриопитековых, хотя недавно обнару­женные в Кении ископаемые остатки и позволяют создать более полное представление об этой группе. Одни из них от­носятся к проконсулу — крупной форме ископаемых обезьян,, похожей на шимпанзе. В некотором отношении у проконсула больше общего с обезьянами, нежели с современными чело­векообразными: тонкие кости черепа, отсутствие массивного надбровного валика, более выступающая морда. Там же, в Кении, были обнаружены остатки конечностей, принадлежа­щие иным формам дриопитековых. Для них характерны сра­внительно тонкие кости рук и ног, кроме того, относительная длина их конечностей больше, чем у современных человекооб­разных. Как мы видим, эти пропорции лежат уже где-то ме­жду человекообразными обезьянами и человеком. Да и стро­ение костей указывает на то, что их обладатели не были дре­весными животными: они не прыгали с ветки на ветку, по­добно обезьянам, и не передвигались, раскачиваясь на перед­них конечностях, как гиббоны, но жили на земле. Весьма возможно, что это были подвижные и проворные существа, способные бегать и прыгать.

Еще большее значение в качестве связующего звена между человеком и человекообразными обезьянами имеет другая группа ископаемых, недавно обнаруженная в Африке. Эти формы получили различные родовые названия: австралопи­тек, плезиантроп, парантроп и т. д. Исследователи, занимаю­щиеся изучением эволюции человека, всегда очень щедры на новые названия. Однако, по мнению некоторых авторитетных специалистов, более оправданно было бы объединить их всех в один род — автралопитековых, который можно, разделить на несколько видов, сравнительно вариабельных, включаю­щих разные формы.

Интерес к этим находкам вызван, во-первых, тем, что они гораздо многочисленнее упоминавшихся ранее, и, во-вторых, тем, что у них наблюдается поразительное сочетание челове­ческих и обезьяньих черт. Если в целом объем мозговой части черепа и зубы у них обезьяноподобны, то некоторые детали указывают на определенное сходство с человеком. У этих южноафриканских человекообезьян (назовем так группу ис­копаемых), как и у гориллы и шимпанзе, мозг вполовину меньше нашего и тяжелые выступающие челюсти с большими зубами. Средний объем мозгового отдела черепа (подсчиты­вался на пяти экземплярах) равен 576 кубическим сантиме­трам — это немного превышает наибольшую величину мозга гориллы. Расположение зубов, образующих округленную дугу, по человеческому типу; клыки небольшие в отличие от круп­ных и выступающих клыков современных человекообразных; коренные зубы по особенностям своего строения сходны с че­ловеческими — вполне возможно, что эти человекообезьяны жевали пищу, как жуем ее мы. Край носа у них образуется, как и у человекообразных, с помощью предчелюстной кости, зато массивные надбровные, дуги, столь характерные для человекообразных, отсутствуют.

Верхние челюсти и зубы

Верхние челюсти и зубы

Череп

Череп

Известны не только черед, но и скелет конечностей челове­кообезьян. Так, найденные в одном куске породы части двух костей руки (плечевой и локтевой) и череп могут быть с боль­шой достоверностью приписаны одному и тому же животному (что очень важно, так как бывали случаи, когда кости, най­денные в относительной близости друг от друга, вызывали жаркие, но неразрешимые споры о их принадлежности од­ному или нескольким индивидуумам). Обнаруженные в дру­гом случае почти полный скелет таза, запястье, бедренная кость и фрагменты лодыжки показали, что размеры большин­ства человекообезьян существенно меньше человеческих. Од­нако совсем недавно были открыты формы, рост которых, по-видимому, превышал средний рост современного человека Но, что гораздо важнее, строение (а не размер) костей ко­нечностей даже в деталях типично человеческое.Не вызывает сомнения, что конечности южноафриканской человекообезь­яны сходны с нашими и что эти существа были прямоходя­щими. Их большой палец, как орган, приспособленный к хва­танию, а возможно, к манипулированию с орудиями и ору­жием, напоминал палец человека, а не пальцы современных, человекообразных. Однако кости лодыжки своей подвиж­ностью напоминали обезьяньи. Вертикальное положение тела подтверждается также положением затылочного отверстия на черепе, по которому видно, что череп был расположен верти­кально, как у человека, а не выставлен вперед, как у челове­кообразных обезьян. Человекообезьяны жили в пещерах или на равнинах, но не в лесах.

Итак, на основании найденных остатков и догадок перед нами вырисовывается небольшое существо, тело которого на­поминало тело человека, а голова скорее походила на голову человекообразных обезьян, но, несомненно, оно обладало и некоторыми чертами, характерными для человека. Поэтому вполне естествен вопрос: превосходили ли человекообезьяны современных человекообразных по умственному развитию? Если судить по размеру мозга, то различий между ними нет. Но, если бы они и были, едва ли это единственно важный признак. Установлено, что человекообезьяныпользовались орудиями. Рядом с некоторыми находками были обнаружены разбитые черепа павианов — такое впечатление, будто дей­ствовали тупым орудием. Это заставило южноафриканского антрополога Дарта (Дарт первым обнаружил в 1924 г. остатки человекообезьяны, полу­чившей название австралопитека) предположить, что человекообезьяны были достаточно умны, так как они охотились на животных: и убивали свою жертву при помощи орудий. За последнее время сделано немало новых находок, и теперь уже совер­шенно очевидно, что австралопитеки не только пользовались камнями, но, возможно, и сами изготовляли свои орудия. А если это так, то нам следует отказаться от термина «чело­векообезьяна» и называть ископаемые существа Южной Аф­рики людьми (африканских австралопитековых рассматривают также как тип, указывающий скорее на возможных предшественников человека, нежели на стоящих в непосредственном генеалогическом ряду, который привел к че­ловеку).