4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Рассмотрим сначала вопрос о роли наследственности и окружающей среды в развитии поведения. Наша задача — определить, в какой степени поведение человека предопреде­лено генетической конституцией, закрепленной при оплодо­творении, а в какой зависит в своем развитии от опыта каж­дого индивидуума. Но чтобы дать даже самое приблизи­тельное представление об этом, нам придется начать с пове­дения других животных.

Возьмем для примера пчелу — насекомое со сложной об­щественной организацией жизни. Известно, что стоит удалить матку из колонии, как там начинается беспокойство: пчелы в волнении бегают по сотам, при встрече друг с другом слег­ка скрещивают антенны, и беспорядок распространяется на всю колонию. Некоторые специалисты даже утверждают, будто пчелы, особым образом вибрируя крыльями, произво­дят нечто вроде «низкого, печального плача». Итак, задача сводится к следующему: посредством наших мыслей и чувств мы должны объяснить поведениесовершенно отличных от нас животных. Пчелы принадлежат к наиболее высокоорга­низованным общественным животным, — употребление слова «матка» («царица») свидетельствует об устоявшейся при­вычке описывать сообщества насекомых в терминах, свой­ственных человеку.

Но, надо признаться, в случае с маткой мы не имеем права этого делать. Человеческого сообщества, в котором была бы лишь одна плодовитая самка, а все остальные чле­ны — ее дочери или сыновья, не существует. А ведь именно так обстоит дело в улье. Как же объяснить переполох в улье в случае удаления матки? На этот вопрос частично помогает ответить следующий эксперимент. Если удалить матку из колонии и поместить в небольшой клетке внутри улья, так что другие пчелы смогут ощущать ее запах, волнения не бу­дет. Дело в том, Что пчелы реагируют не на изменение поло­жения в целом (как люди), а на присутствие или отсутствие определенного раздражителя — запаха, звука или самой особи. Пока матка выделяет особое пахучее вещество, пове­дение пчел в улье ничем не нарушено; при отсутствии этого вполне определенного запаха их поведение резко меняется.

Приведенный пример очень характерен для сложных форм поведения большинства животных. Известно, что животные выполняют весьма трудные задачи — строят гнезда, отыски­вают пищу или укрывают самих себя. Мы также знаем, что многие из них способны к совместным действиям, особенно в период ухаживания и ухода за потомством. В обычных условиях эти способности настолько замечательны, что мы невольно начинаем думать о их поведении как о «разумном». Но вдумчивый анализ показывает всю несостоятельность этих выводов. Вспомним, как ведет себя конек луговой, когда у него в гнезде находится молодой кукушонок. Птенцы самого конька выброшены кукушонком и, возможно, пищат совсем рядом с гнездом, на виду и в пределах слышимости родите­лей, но последние полностью ими пренебрегают и кормят ку­кушонка. Действуя таким образом, они реагируют на раздра­житель — открытый клюв кукушонка. При наличии этого раздражителя никакой другой фактор окружающей среды не имеет значения для птиц-родителей. Безусловно, такое пове­дение нельзя назвать разумным.

Реакции на сигнальные раздражители — гораздо более сложные по сравнению с безусловными рефлексами — сходны с ними в одном очень важном отношении: по большей части они независимы от индивидуального опыта.

Поведение такого рода называют врожденным. Исключая детали, оно сравнительно однообразно и мало различается у разных особей. Как грудь каждой взрослой зарянки крас­ная, так и песня каждой из них в данных условиях будет почти всегда одинаковой. Такое поведение — мы уже об этом говорили, — как правило, не меняется с новыми обстоятель­ствами, в целом оно постоянно. Изменчивы только детали: паук данного вида плетет всегда один и тот же тип паутины, но точная форма паутины в каждом конкретном случае опре­деляется предметами, к которым она крепится. Развитие у животных способности ориентироваться на определенной местности включает более сложные формы научения: пчелы изучают топографию местности вокруг улья, птицы — в рай­оне гнездования и т. д. Примеры поведения, использующего индивидуальный опыт, в отдельных случаях были детально изучены в лабораториях. Так, муравьев научили находить дорогу в миниатюрном лабиринте.

Такое поведение иногда называют «инстинктивным». К со­жалению, это слово и, даже более того, сам термин «ин­стинкт» слишком часто употребляли в самых разных, подчас запутанных значениях. Но об этом мы еще поговорим.