4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Законы передачи наследственных факторов, установлен­ные Менделем на растении, применимы и к человеку. Пред­положим, что рыжеволосая женщина вышла замуж за брю­нета и все их дети будут брюнетами (при условии что муж­чина не является носителем гена рыжих волос, другими словами, он, выражаясь языком селекционера, «чистокровен» по черным волосам). Следовательно, ген, определяющий чер­ный цвет волос, доминантен по отношению к гену, определяю­щему рыжий цвет волос; о последнем принято говорить как о гене, который находится в рецессивном состоянии.Теперь предположим, что один из детей этой пары вступает в брак с потомком аналогичной пары и у них родится, скажем, двена­дцать детей. И хотя оба родителя — мать и отец — брюнеты, в среднем один из четырех детей у них будет рыжим, и, зна­чит, в семье наиболее вероятное число детей с рыжими воло­сами — трое (из двенадцати).

Наследование рыжеволосости у человека

Наследование рыжеволосости у человека

В случае, подобном приведенному, говорят, что признаки как бы «перескакивают» через поколение. Спрашивается: как же это происходит? Выше (в гл. 1) мы уже отмечали, что ин­дивидуум получает от каждого родителя по одному хромо­сомному набору; хромосомы являются носителями наслед­ственных факторов — генов. Появление у родителей-брюнетов ребенка с рыжими волосами обусловлено наличием гена, кото­рый мы обозначим буквой r, и рыжими рождаются только те индивидуумы (любого пола), которые получили r от обоих родителей. Поэтому они имеют генетическую конституцию rr. В рассмотренных нами случаях именно такая конституция была у женщины первой пары, в то время как ее муж не имел ни одного гена r. Его генетическую конституцию, опре­делившую черный цвет волос, мы назовем RR (здесь заглав­ные буквы говорят о доминантностипризнака).

Каждый ребенок первой пары получил r от матери и R от отца. Следовательно, их генетическая конституция была Rr и они родились брюнетами, поскольку R всегда вызывает появление черных волос даже в присутствии r. Дети от брака двух людей с конституцией Rr могут иметь конституцию RR, Rr или rr, и в среднем отношение брюнетов к рыжим будет 3:1. Разумеется, это отношение устанавливается только при большом числе обследованных семей; в отдельных семьях, даже если они и очень велики, его вывести трудно. Такого рода соотношения вначале были получены на растениях, за­тем на насекомых, и только позднее их удалось подтвердить на человеке. Ведь для того, чтобы судить об эффективности законов Менделя, необходимо вырастить два поколения ра­стений или животных и изучить соотношения встречающихся признаков на большом числе индивидуумов. Наследование далеко не всех признаков можно объяснить так просто.

Современная генетика — и в этом одно из ее достиже­ний — установила, что при наследовании не происходит про­стого слияния родительских признаков. Раньше предполагали, что каждый индивидуум представляет собой смесь родитель­ских признаков (грубо говоря, по аналогии с красками; ведь известно, например, что оранжевая краска получается от смешения желтой с красной). На примере с цветом волос мы убедились, что рыжие волосы появляются во втором поколе­нии в «неразбавленном виде». Их появление следует отнести за счет генов, которые передаются непосредственно из поко­ления в поколение.

Эта независимость генов сказывается в появлении новых комбинаций признаков в результате брака между людьми, обладающими разным набором генов. Поясним это на при­мере. Женщина, родившаяся от брака африканки из племени грикуа и шотландца, вышла замуж за «белого» мужчину сме­шанного происхождения. У них было четверо сыновей, и вы­глядели они следующим образом: один очень высокий, почти белый, но с карими глазами и вьющимися волосами; вто­рой — среднего роста, с более темной кожей, карими глазами, но с прямыми черными волосами; третий — также среднего роста, несколько темнее второго, с карими глазами и воло­сами кафрского типа, и, наконец, четвертый — среднего роста, промежуточного цвета кожи, с карими глазами и темно-каш­тановыми волосами готентотского типа. Итак, в этой семье (показанной на рис. 7) самые различные черты лица, и встре­чаются они в необычных сочетаниях с другими признаками: например, у первого сына светлая кожа, но волосы негроид­ного типа.

Сыновья женщины смешанного происхождения

Сыновья женщины смешанного происхождения

Если эти признаки определяются генами различных хро­мосом, то понятно, что они будут расщепляться именно таким образом. Каждая хромосома, наследуемая от отца, получена им в свою очередь от одного из его родителей; то же следует сказать и о хромосомах, наследуемых от матери. А так как дети одних и тех же родителей получают различные, комбина­ции хромосом, то у них могут проявиться признаки их дедушек и бабушек в самых различных сочетаниях, и это дока­зывает отсутствие слияния признаков.

Но каждая хромосома несет много генов, поэтому вполне возможны случаи, когда признаки не расщепляются, а остают­ся сцепленными, то есть локализованными в одной хромосоме, и наследуются совместно. Сцепление признаков, харак­терное для многих животных и растений, не часто встречается, у человека. Но для нас сейчас это и не так важно, ибо сце­пление очень редко бывает полным. Его нарушение возникает при обмене наследственным материалом между парами хро­мосом в процессе образования яйцеклетки и сперматозоида: обмен материалом неизбежно разрушает сцепление между генами.

На основании всего сказанного можно сделать следующий вывод: проявление той или иной наследственности опреде­ляется генами, которые встречаются у различных индивиду­умов в любых сочетаниях. Именно этой рекомбинацией генов мы и обязаны огромным разнообразием человеческих типов. Даже самые малочисленные группы людей, живущих в прак­тически одинаковой окружающей среде, отличаются большим разнообразием во внешнем виде и других признаках. Ча­стично это объясняется пусть очень незначительными, но все же различиями в факторах среды, а в основном — «перета­совкой» генов в каждом поколении.