Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Прежде чем приступить к составлению полевой ланд­шафтной карты, целесообразно свести весь фактический мате­риал разрозненных планшетов полевой съемки в единую карту, которую можно назвать картой фактического мате­риала. По содержанию она несколько отличается от карты с подобным названием А. А. Видиной (1962) и включает сле­дующие данные: 1) местоположения точек комплексного иссле­дования фаций; 2) установленные границы ПТК; 3) шифры фаций того вида, который доминирует в каждом изученном кон­туре; 4) местоположения описанных обнажений; 5) местополо­жения изученных колодцев, источников; 6) границы ключевых участков; 7) направления профилей (под)урочищ, звеньев; 8) направления стриальных и полистриальных профилей; 9) гра­ницы индивидуальных съемочных участков; 10) направления рабочих маршрутов; 11) названия потоков, вершин и других географических объектов, полученные от местного населения. На основании карты фактического материала, данных, со­держащихся в бланках и полевых дневниках, можно перейти к составлению полевой ландшафтной карты. Это сложный творческий процесс. Опознавание и оконтуривание на чистой топографической основе заснятых в поле природных тер­риториальных единств сопровождается их подразделением на морфологические категории различных рангов: простые урочи­ща, слагающиеся в сложные урочища и др. Это делается с учетом их морфологического строения, генетического единства, литологической однородности и других признаков.

Далее, в пределах каждой категории единиц выявляются сходные по совокупности наиболее важных природных свойств комплексы. На основании этих общих, типологических призна­ков они объединяются в соответствующие виды. При этом в пер­вую очередь принимаются во внимание ведущие факторы, спо­собствовавшие обособлению единиц данного ранга.

Поскольку при полевой ландшафтной съемке производятся, как правило, только выборочные исследования характерных представителей ПТК (контуры которых и попадают на карту фактического материала), при составлении ландшафтной кар­ты неизбежна также экстраполяция их свойств на остальные территориальные единства соответствующих видов. Контуры последних устанавливаются, главным образом, по топооснове с помощью аэрофотоснимков, а также геологических и других отраслевых карт в период составления предварительной карты ПТК.

Представляется полезным начинать разделение единиц по рангам и объединение их в группы (виды) операцией сортиров­ки «личных дел» урочищ, подурочищ и звеньев (бланков струк­туры и динамики вместе с вложенными в них бланками КИФ и зарисовками)1. Облегчат и ускорят эту работу: а) отметка о ранге морфологической единицы на титуле формы № 4; б) ге­нетические названия единиц, сформулированные на первых страницах бланков; в) помещенные здесь же шифры роли иссле­дованных фаций и единиц, подвергающихся систематизации;

г) шифровые характеристики фаций в таблицах формы № 4;

д) фигуры типов местообитаний, построенные на эдафических сетках бланков и позволяющие наглядно сопоставить полные спектры типов местообитаний разных (под)урочищ и звеньев;

е) построенные на специальных сетках бланка формы № 4 по­перечные профили с отметками о размерах и ориентации их по странам света; ж) цветные полосы на бланках, значительно ускоряющие первичную сортировку единиц по рангам и по со­временной растительности; з) примерный предварительный пе­речень территориальных единиц различных рангов и видов, со­ставленный к предварительной карте и уточнявшийся во время съемки; и) сводная ведомость характеристик территориальных единиц. Дальнейший ход составления полевой ландшафтной карты может, по нашему опыту, состоять из следующих опе­раций.

Типологически сходные контуры подурочищ покрываются фигурными сетками (крапом) черного цвета и определенно­го рисунка. Простые урочища окрашиваются таким образом, чтобы оттенки основных тонов были присвоены литологически однородным группам видов, что приведет к проявлению очерта­ний стрий, а их генетически связанные варианты оказались по­крытыми набором близких спектральных цветов. Последнее укажет на их принадлежность к одной высотной местности. При этом цвет основного тона, использованного для показа литоло­гически однородных простых урочищ доминирующего по пло­щади вида, используется и для окраски всех заштрихованных подурочищ, оформившихся на породах той же литологии и обла­дающих сходным генезисом. Этим достигается полное выделение стрий, а сочетания различных крапов с цветом позволяют раз­личать подурочища отдельных видов.

Для выделения звеньев используются контурные условные обозначения генетических микроформ поверхности (Г. П. Мил­лер, 1973). Очертание знака изменяется с изменением очертаний звеньев, за исключением его внемасштабного применения. Здесь же отметим целесообразность подобного использования контур­ных условных обозначений мезоформ рельефа при проведении границ целого ряда горных подурочищ и урочищ, отличающихся ярко выраженной физиономичностью (таких, как кары, водо­сборные воронки, корытообразные участки долин и т. д.).

На детальных крупномасштабных картах выделение фаций одного вида может осуществляться при помощи крапов: чер­ных — в простых урочищах, цветных — в урочищах сложных, где объединение групп фаций одним цветом крапов позволит различать подурочища. Далее, урочищам разных видов, но с одинаковой литологией фундамента присваиваются оттенки определенного тона, а их генетически сходным наборам — близ­кие спектральные цвета.

Сочетания расцветок и крапов целесообразно подбирать с учетом естественной летней окраски, природно-географического содержания и значения ПТК (Г. П. Миллер, 1973).

Сложная и кропотливая работа по созданию полевой ланд­шафтной карты сопровождается выполнением не менее ответ­ственной задачи — построением легенды к ней. Это синтетическая и поэтому неизбежно сложная легенда. По терри­ториальным единицам каждого вида в ней должны быть отра­жены: а) формы поверхности и их генезис; б) литологические особенности, характер залегания и генезис приповерхностных пород; в) условия климата, увлажнения и стока; г) генетиче­ские и другие свойства почв; д) существенные особенности растительных сообществ; е) признаки современных природно-географических процессов; ж) виды и степень воздействия че­ловека и др.

Поэтому целесообразно учесть некоторые общие положения. Так, при характеристике коренных и почвообразующих пород особое внимание должно уделяться таким показателям, как известковистость, устойчивость к выветриванию, а для осадочных пород — соотношение глинистого и песчаного компонентов, ха­рактер ритмичности и мощность отдельных слоев, а также зале­гание пластов по отношению к поверхности участков. Ссылка­ми на геологический возраст пород не следует усложнять ле­генду. Условия увлажнения исследуются по источнику, степени и режиму (см. гл. 5). Вместе с тем, характер увлажнения, как и климата, в легенде может раскрываться посредством таких показателей, как местоположение, растительный и почвенный покров. В этих материалах ландшафтных исследований, в част­ности, «зафиксированы все факторы, от которых зависят микро­климатические особенности» (К. Т. Кильдема, В. П Лепасепп А. А. Райк, 1963, с. 341).

По отношению к почвам прежде всего отмечается тип почво­образовательного процесса, как отражение климатических осо­бенностей и характера растительности. К важным показателям, тесно связанным со свойствами коренных и рыхлых пород, при прочих равных условиях,. относятся мощность почвенного про­филя, скелетность и оглееность почв.

Многогранна по своему значению в легенде характеристика растительности. В составе и свойствах растительных сообществ отражаются одновременно климатические особенности место­обитания, ряд экологически значимых свойств горных пород, а также характер почвенного увлажнения, зависящий, в свою очередь, от общего положения ПТК в рельефе. Многие из ин­дикаторных признаков фитоценозов обнаруживаются уже при визуальных наблюдениях, чего нельзя сказать о почвах, а де­тальна разработанные принципы классификаций растительности позволяют отражать ее свойства именно в том объеме, какого требуют ландшафтные исследования.

В экологической характеристике растительности находит свое отражение тип местообитания. Для этого в названии лес­ной растительности через тип леса указывается тип лесорастительных условий и принадлежность фитоценоза к определенной ассоциации. Например: «влажная кедровая сурамень кисличниковая». В названиях луговых ценозов отражаются экологиче­ские свойства доминанты, например: «олиготрофный белоусник» («олиготрофный белоусовый пустошный луг»), «мегатрофный мокрый калужницевый заболоченный луг». В названиях болот указывается их тип:верховое, переходное, низинное.

На ландшафтных картах обязательным является обозначение коренной (потенциальной) растительности. Только она дает представление об истинном природном потенциале ПТК. В свя­зи с этим уместно отметить, что коренная растительность может определяться по выявленным в ходе ландшафтной съемки зако­номерностям приуроченности того или иного фитоценоза по абсолютной высоте, макроэкспозиции, литологическим разностям горных пород, формам и элементам рельефа, увлажнению и поч­вам. Если, например, в условиях Карпат установлено, что для стрии на плотных массивных безизвестковистых песчаниках (ямненская свита в Горганах) в высотной местности круто­склонного среднегорья характерны кедрово-еловые и чисто ело­вые субори, то в случае обнаружения здесь березняка можно с уверенностью сказать, что это производный тип леса на месте еловой субори. Уточнить характер коренной растительности по­могает изучение как старых, так и современных таксационных описаний, карт, лесорубочных билетов и других лесоустроитель­ных и землеустроительных документов.

Совершенно очевидно, что перечислять все эти данные в каж­дом подразделении легенды не рационально. Одним из способов избежать чрезмерной громоздкости легенды является исключе­ние различных частных характеристик и тех, которые сами по себе читаются на карте либо логически вытекают из вошедших в характеристику признаков. А. Г. Исаченко (1961) рекомендует указывать лишь два-три основных признака, например рельеф с приповерхностными породами и растительный покров. Пер­вый — как определяющий фактор, второй — в качестве яркого индикатора взаимодействия всех основных факторов. Более де­тальные характеристики переносятся в пояснительный текст.

Нередко удается значительно сократить выносимые в леген­ду характеристики путем использования для обозначения тер­риториальных комплексов народных географических терминов, закрепив за ними соответствующее комплексное научное содер­жание (А. А. Видина, И. И. Мамай, Н. А. Солнцев, 1970).

Текстовая легенда ландшафтной карты обычно многоступен­чатая. Все ее подразделения расположены последовательно, в систематическом Порядке, то есть соответственно их положе­нию в классификационной системе. В такой легенде, построен­ной в виде субординационной системы, на каждой ступени тер­риториального деления можно ограничиться указанием тех при­знаков, которые являются общими для всех входящих в нее более мелких единиц (А. Г. Исаченко, 1961). Это заметно со­кращает размеры легенды при одновременном сохранении мно­гогранности характеристик территориальных комплексов (рис. 8.1).

Структура и содержание субординационной легенды ландшафтных карт горных территорий

Структура и содержание субординационной легенды ландшафтных карт горных территорий

Практически на всех ступенях легенды в характеристиках ПТК приходится перечислять несколько свойств двух-трех ком­понентов. Необходимо следить за тем, чтобы последовательность их расположения «отвечала нормальному ходу анализа взаим­ных связей компонентов» (А. Г. Исаченко, 1961, с. 199). Лучше всего при этом ориентироваться на «ряд Солнцева», отражаю­щий неравнозначность взаимодействующих компонентов приро­ды, и в начале характеристики указать «ведущие», а в конце «ведомые» факторы.

И, наконец, комплексы различных видов каждого уровня классификационной системы должны располагаться в легенде с учетом возраста и миграции вещества: от наиболее старых к современным и от автономных к подчиненным. В большинстве случаев эти два направления совпадают.

Рассмотренная субординационная легенда при­обрела наиболее универсальное значение. Она, вопреки извест­ной громоздкости и необозримости, считается пока «обычным» типом легенды не только для полевых, но и для окончательных вариантов ландшафтных карт.

Иногда применяется табличная легенда. Строится она в виде таблицы с рядом вертикальных колонок для различ­ных показателей, которые и записываются против каждого кра­сочного обозначения или номера исследуемой единицы. Сравни­тельно удобная наглядная сопоставимость последних по тем или иным свойствам сопровождается практически неограничен­ным ростом такой таблицы по мере увеличения разнообразия морфологической структуры территории и количества характе­ристик выделяемых единиц.

Известен также способ построения легенды в виде решет­ки или координатной таблицы. Пересечения горизонтальных и вертикальных рядов, соответствующих двум факторам, фор­мирующим исследуемые комплексы, создают ячейки, в которые помещаются индексы или сжатые названия комплексов. В этом случае достигается компактность и наглядность, однако клас­сификация только по двум факторам далеко не всегда является достаточной.

В то же время дальнейшее развитие ландшафтоведения тре­бует разработки такого приема построения легенды, который бы обеспечил: а) учет максимального количества факторов и по­казателей; б) «гибкость», то есть способность отражать любую из необходимых количественных и качественных характеристик; в) одновременную абсолютную и сравнительную характеристи­ку единиц каждого вида; г) точность и однородность перечис­ляемых характеристик; д) наглядность и лаконичность.

На наш взгляд, этим требованиям, в известной мере, удовлетворяет координационная легенда-график (Г. П. Миллер, 1972). В основу такого координатора ПТК поло­жена матрица, строки которой представляют собой сгруппиро­ванные наборы литогенных, гидроклиматогенных и биогенных факторов, а также некоторых показателей динамики и морфо­логической структуры исследуемых комплексов. Количествен­ные градации или качественные различия этих факторов и по­казателей занимают столбцы. Элементы матриц представляют собой систему возможных характеристик территориальных еди­ниц, выраженных в количественной и качественной форме или в виде графических символов (см. гл. 5, 6; Миллер, 1973).

Не исключена возможность создания универсальной матри­цы, но требование компактности достигается путем составления ее региональных вариантов. Представленная здесь матрица (рис. 8.2) рассчитана на ПТК Карпат. Она дает возможность учитывать 22 фактора и семь показателей динамики и структу­ры ПТК. Целесообразно в матрицу вводить информацию о ПТК тех ступеней, которые сохраняют высокую географическую гомогенность, то есть о фациях, подурочищах и простых урочи­щах. Главный источник информации — заполненные в поле бланки исследований этих единиц.

Координационная легенда ландшафтной карты

Координационная легенда ландшафтной карты

Определив последовательно по всем факторам и показате­лям присущие ПТК того или иного вида градации, соответствую­щие элементы матрицы соединяются ломаной линией корреля­ции (ЛК). Полученный граф, вершины которого обозначают то или иное проявление факторов в данных единицах, а ребра — выявленные пути корреляции, становится непосредственным ин­струментом демонстрации комплексных характеристик этих территориальных единиц. Линии корреляции осуществляют как бы активный поиск показателей единиц каждого вида.

После внесения в матрицу ЛК по всем видам природных комплексов, отображенным на полевой ландшафтной карте (рис. 8.3), она становится координационной легендой-графиком этой карты. Причем ЛК должны быть различными по цвету либо фигурности.

Фрагмент ландшафтной карты Черногоры

Фрагмент ландшафтной карты Черногоры

Отметим некоторые особенности легенды такого типа: а) в отличие от текстовой, она содержит несравненно больше инфор­мации, перечень которой унифицирован; б) при желании эта информация может быть трансформирована в текстовые пояс­нения; в) является достаточно компактной и в то же время сравнительно наглядной в целом и по отдельным показателям; г) наряду с корреляцией всех учтенных факторов по комплек­сам определенного вида, позволяет проследить взаимосвязи лю­бых пар или групп факторов; д) показывает различия и сход­ства единиц разных видов в целом и по отдельным свойствам; е) дает возможность сопоставления легенд-графиков карт раз­личных территорий как по всей сумме факторов, так и по от­дельным, особо интересующим исследователя; ж) показывает принадлежность комплексов данного систематического уровня к тем или иным морфологическим единицам высших рангов; з) представляет собой ранжирование единиц по каждому фак­тору и показателю; и) содержит данные для количественной оценки морфологической структуры; к) полезную информацию дает анализ общего размещения ЛК в матрице, их соединения в пучки и разветвления и т. д.

Такие матрицы можно также использовать для установления типологического сходства единиц при составлении ландшафтной карты и даже для непосредственной фиксации характеристик индивидуальных комплексов при полевой съемке. При этом полное или частичное слияние ЛК представляет собой, по су­ществу, типологию территориальных единиц по всему комплексу либо по отдельным группам свойств. В целом же координацион­ная легенда-график может рассматриваться как одно из воз­можных средств ландшафтного анализа (см. гл. 9).

Изложенные выше общие положения призваны оказать по­мощь в выборе формы легенды и ее составлении. Вместе с кар­той природных территориальных единиц легенда составит глав­ный, наиболее ценный итог полевых ландшафтных исследова­ний. Именно эти материалы становятся в дальнейшем основным объектом всестороннего анализа.