1 year ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В более или менее однородных условиях среды обычно обитают определенные группы животных и растений. Между организмами этих групп и окружа­ющими их условиями складываются в процессе эволю­ции соответствующие взаимоотношения. Такие сооб­щества растений и животных носят название биоцено­за (от лат. слова био — жизнь, койнос — общий). Примером биоценоза может служить однородный уча­сток луга, леса, степи, поля и т. д. с населяющими его животными и растениями.

В зависимости от условий биоценозы могут быть с большим числом видов живых организмов и сравни­тельно бедными по видовому составу. Менее всего развита жизнь в пустынях, в Арктике. На примере такого биоценоза проследим его возникновение.

Бугристые пески в пустыне Каракум заселены очень малым числом видов растений и животных. Бар­ханные пески совершенно лишены жизни. Здесь первым появляется злак «аристида», который обладает рядом приспособлений, позволяющих ему селиться на подвижных песках. Аристидаслужит пищей некото­рым насекомым, появление которых в свою очередь привлекает немногих ящериц. Аристида несколько скрепляет подвижные пески и дает возможность посе­литься на них другим растениям, в первую очередь песчаной осоке. За осокой поселяется саксаул, калли­гонум и другие растения, обладающие специфически­ми приспособлениями к этим условиям. За появлением более обильной и разнообразной растительности сле­дуют связанные с ними насекомые; за насекомыми — ящерицы, насекомоядные птицы; за песчанками и сусликами появляются хищники и т. д. Каждый из этих видов животных, помимо того, что находит здесь пищу, должен быть так или иначе приспособлен к жиз­ни в данных условиях.

Представление о биоценозах придает стройность нашему пониманию живой природы. Растительный и животный мир определенной местности оказывается разбитым на обособленные друг от друга отдельности, живущие в известной мере «своим хозяйством». Как видим из приведенного примера, члены биоценоза, на­ходясь в прямой или косвенной зависимости друг от друга, образуют систему взаимоотношений, в которой изменения, касающиеся числа или благополучия од­них членов, вызывают соответственные изменения в жизни других членов.

Циклы питания в пресноводном пруду...

Циклы питания в пресноводном пруду…

Состав биоценоза, исторически складывающийся в процессе естественного отбора, обладает значительной устойчивостью и вместе с тем находится в постоянном развитии. Так, например, биоценоз пруда по мере его зарастания изменяется и переходит в биоценоз болота, который в свою очередь проходит дальнейшие стадии развития при осушении болота и превращении его в луг.

Хотя в состав природных биоценозов входят как растения, так и животные, нередко в связи с раздель­ными зоологическими и ботаническими исследования­ми говорят о фитоценозе, или совокупности растений, и зооценозе, как совокупности животных определенного биоценоза.

Отношения между различными живыми существа­ми в биоценозе складываются прежде всего на основе пищевых связей. Проследим эти связи между различ­ными группами живых организмов хотя бы на примере пресноводного пруда.

В прудах и других водоемах производителями ор­ганических веществ служат крупные водные растения и микроскопически малые, взвешенные в воде водо­росли, входящие в состав фитопланктона. Растения доставляют пищу животным, то есть организмам-по­требителям. Фитопланктоном преимущественно пита­ются мелкие, обитающие в толще воды животные (рачки, коловоротки), составляющие зоопланктон. В свою очередь зоопланктон служит пищей более крупным водным животным, в том числе рыбам, которых, следовательно, можно отнести к вторичным потребите­лям. Остатки отмерших, разлагаемых бактериями водных растений идут на пищу донным животным, служащим, как и зоопланктон, кормом для рыб. Боль­шую роль в пруду играют организмы-разрушители, главным образом бактерии и другие микроорганизмы. Питаясь мертвым органическим веществом, они разла­гают его в процессе своего обмена до минеральных веществ, которые, как и минеральные продукты обме­на животных, вновь используются растениями. Таким образом на основе пищевых взаимоотношений в водо­еме идет круговорот веществ.

А вот как складываются пищевые цепи в относи­тельно простом биоценозе пустыни. В Бет-Пак-Дале много луковичных (тюльпанов). Ими питаются бесчис­ленные тушканчики и слепушонки, последними пита­ются совы и лисицы. Здесь, как видим, создается трехчленная пищевая цепь.

В оазисах пищевые отношения сложней. Здесь утки и кулики кормятся на водоемах; мелкие птицы, пита­ющиеся насекомыми, служат добычей совам; песчан­ки и тушканчики, живущие за счет растительности,— также добыча сов, филинов, лисиц, возможно, и волков; зайцами, связанными с растительностью оази­са, питаются волки и филины; насекомоядный еж уничтожается совами и лисицами.

Изучение циклов питания имеет огромное практическое значение, так как на нем базируются мероприя­тия в области рыбного и охотничьего хозяйства, борь­бы с вредителями сельского хозяйства, охраны приро­ды и т. д. Так, одним из применяемых на практике приемов повышения выхода рыбной продукции с гек­тара прудовой площади служат минеральные удобре­ния. В прудах, удобренных минеральными соединения­ми фосфора и азота, которыми питаются водоросли, создаются условия для более сильного развития фитопланктона. Это содействует развитию питающих­ся фитопланктоном организмов, которыми кормятся рыбы, и в конечном итоге повышается рыбопродуктив­ность пруда. Здесь мы видим пример воздействия на первые звенья пищевой цепи, рассчитанного на полу­чение большего количества рыбы, то есть последнего звена пищевой цепи рыбоводного пруда.

Большую роль в ограничении численности отдель­ных видов животных, помимо наличия кормов, как уже было сказано, играют хищники. Часто уничтоже­ние хищников приводило к чрезмерному размножению растительноядных животных и к оскудению пастбищ. Примером такого неразумного вмешательства челове­ка может служить Байбабское плато в Южной Амери­ке, где в 1907 году было около 4000 тысяч оленей и большое количество хищников. Олени были взяты под защиту путем уничтожения хищников, что привело к колоссальному увеличению численности оленей. К 1925 году количество оленей достигло 100 000 голов. Олени поедали все, что находилось в пределах досягаемости: траву, сеянцы деревьев и кустарников,— причиняя не­поправимый вред растительности. В зимний период пищи не хватало, и в течение двух последующих зим множество оленей погибло от голода. В конце концов поголовье оленей сократилось до 10 000 особей. Таким образом, первоначальные взаимоотношения между хищником и жертвой поддерживали довольно устой­чивое состояние, при котором число оленей соответст­вовало наличным запасам пищи.

Одним из важных путей реконструкции живой природы, повышения урожайности сельскохозяйствен­ных культур является биологический метод борьбы с вредными животными и растениями. О сущности биологического метода борьбы с вредителями сельско­го хозяйства дают представление следующие примеры.

Еще в 1787 году в Южную Австралию были заве­зены кактусы опунции. К 1920 году они заняли 60 миллионов акров лучших пастбищных земель. На каждом акре кактусы давали 500—800 тонн зеленой массы. К 1925 году для уничтожения кактусов из Ар­гентины была завезена кактусовая моль, которая пи­тается только кактусами и при их отсутствии погибает. Найдя почти неограниченные запасы пищи, кактобла­сты быстро размножились и начали пожирать опунции с неимоверной энергией. В 1933 году все опунции были уничтожены. Несметные полчища кактобластов рас­пространились почти по всей Южной Австралии, но, не найдя более кактусов, вымерли. Затраты на биоло­гическую борьбу с опунциями составили всего 500 ты­сяч долларов. А химическая борьба или вырубка кактусов обошлась бы не менее чем в 2 миллиарда долларов.

Биологический метод борьбы с сельскохозяйствен­ными вредителями получил широкое применение и в нашей стране. Зачастую он более эффективен, чем химический. Сущность его заключается в разведении или привлечении на поля, в водоемы, сады, леса и полезащитные лесные полосы животных, которые спо­собны оказывать существенное влияние на числен­ность вредных видов. Для этой цели используются местные животные, а также виды, завезенные из дру­гих областей или стран.

В последнее время в нашей стране широкую извест­ность получил яйцеед трихограмма. Это крохотное насекомое (длиной около 0,5 ммиз яйцеедов, при­надлежащих к перепончатокрылым. Личинка трихо­граммы может развиваться в яйцах свыше 80 видов бабочек, в том числе и таких вредных, как хлопковая и озимая совки, луговой мотылек, капустная моль. В настоящее время трихограмму разводят во многих лабораториях и выпускают на поля десятками и сотнями тысяч экземпляров во время массовой кладки яиц вредителем, против которого ее используют.

Таких вредителей сельскохозяйственных культур, как клоп-черепашка, свекловичный долгоносик, уничтожают куры. Одна курица за день съедает до 1500 клопов. Божья коровка истребляет массу тлей и чер­вецов. Один жучок поедает за день до 200 тлей. Истреб­ляют вредителей сельскохозяйственных культур и жабы-чесночницы, ящерицы, неядовитые змеи и дру­гие животные.

Большое значение имеют мероприятия по активному привлечению в лесные насаждения, поля и сады насекомоядных и хищных птиц. Поднятие их числен­ности является одним из эффективных биологических методов борьбы с вредителями. Оно осуществляется различными способами: путем создания искусствен­ных и охраны естественных укрытий и гнезд, мест для зимовки и т. д. Птицы, обладая большой подвижно­стью и прожорливостью, способны быстро обнаружи­вать очаги вредителей и своевременно концентриро­ваться на них. Поэтому они могут значительно ограни­чить прирост численности насекомых и грызунов, вредных для сельского и лесного хозяйства.

Приведем несколько примеров. Длиннохвостая синица, питающаяся мелкими насекомыми, их личин­ками и яйцами, обследует в течение часа около 1000 ветвей. Мухоловка-пеструшка за «рабочий день» приносит пищу птенцам до 500 раз. В одном комке пищи, принесенном для птенцов белобрюхим стрижом, насчитывали до 700 мелких насекомых. В желудке кукушки находили до 200 гусениц. Грач уничтожает в год много тысяч проволочных червей. Пустельга ежедневно съедает до 9 мышей и полевок, ушастая сова — 12, сарыч — 14, чайка-хохотунья — 15.

Полезность работы наших крылатых помощников будет особенно очевидной, если укажем, что одна полевка уничтожает в год около двух килограммов зерна.

Различные виды живых существ в природе живут как единый, четко слаженный механизм. Эта замеча­тельная особенность обращала на себя внимание чело­века с древних времен, и ее назвали гармонией в при­роде. Служители церквей, а также религиозно мысля­щие ученые и философы гармонию в природе стали выдавать за доказательство существования бога. Ч. Дарвин своей теорией естественного отбора опроверг религиозные взгляды и доказал, что тесная связь и взаимообусловленность живых организмов выработа­лась в процессе длительной эволюции.

Основой взаимоотношений различных организмов являются пищевые связи. Одни виды живых организ­мов существуют только за счет других. В природе существует непреложный закон: чем те или иные ви­ды больше истребляются, тем они сильнее размножа­ются. И если по каким-либо причинам нарушается любая цепь динамической взаимосвязи и закон раз­множения выходит из-под контроля, наступает бук­вально катастрофа, которая может охватить иногда даже целые континенты. Примеров, подтверждающих это наблюдение ученых, множество, но довольно и тех, что приведены в данной брошюре, чтобы убедиться, что вмешиваться в жизнь природы нужно очень осто­рожно. Знание законов природы, разумное их исполь­зование помогают людям направленно изменять и улучшать животный и растительный мир нашей пла­неты.