7 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Когда река меняет свое русло, последствия бывают самые неожиданные.
То озеро, лежащее на ее пути, изменяет свое местоположение, как, например, Лобнор. То реке как будто надоедает впадать в одно море, и она устраивает себе новое устье, вынося свои воды в другой водоем, отстоящий от первого на многие сотни километров, как, например, Аму-Дарья.
А иногда река течет попеременно то в один, то в другой залив, тоже расположенные друг от друга на изрядном расстоянии. Такова Хуанхэ, одна из величайших рек Китая. Она не раз впадала в Желтое море то севернее, то южнее полуострова Шаньдун.
И всякий раз, когда река меняет русло, это отражается на жизни людей, поселившихся на ее берегах. Ушла вода в другое место — значит, нужно уходить и человеку. Ведь без воды в пустыне ему не прожить. Откуда взять влагу, чтобы напоить свои посевы, если рядом нет реки? Все сохнет без воды, убегают звери, улетают птицы. Остаются одни солончаки и сыпучий песок.
Поэтому нередко случалось, что человек бросал давно обжитые места и уходил вслед за изменившей русло рекой или переселялся к другим ближайшим водоемам.
Много легенд живет среди жителей Центральной Азии. Особенно интересна легенда об удивительном городе Хара-Хото, стоявшем некогда в низовьях реки Эдзин-Гола. Рассказывали, что очень давно, многие сотни лет назад, этот город был полон жизни. По улицам его сновал народ, через городские ворота входили и выходили торговые караваны и отряды воинов. Теперь город мертв и полузасыпан песком.
Многие путешественники стремились проверить, правду ли рассказывает легенда. Но никому не удавалось найти этот древний сказочный город.
Мечтал об этом и знаменитый исследователь Центральной Азии, любимый ученик Пржевальского, Петр Кузьмич Козлов.
В 1907 году Козлов отправился в путешествие по Монголии. Во что бы то ни стало решил он разыскать таинственный город, узнать его историю, выяснить, почему жители покинули его.
Многие километры трудного и опасного пути по пескам Центральной Азии — и наконец путешественники достигли реки Эдзин-Гола.

Карта Центральной Азии

Карта Центральной Азии

Эта река течет среди песков Гоби, величайшей из полупустынь мира. Начало свое она берет далеко на юге, в горах Нань-Шань, и затем, по словам П. К. Козлова, стремительно несется к северу, борясь с горячим дыханием пустыни почти на протяжении 500 верст, прежде нежели окончательно погибнет, разбившись на многочисленные рукава… Главнейшими рукавами Эдзин-Гола являются: многоводный Морин-Гол, впадающий в Гашиуннор, и весьма бедный водой Ихе-Гол, в свою очередь делящийся еще на несколько рукавов, самый восточный из которых Мунунгин-Гол, и заканчивающийся в Согоноре.
Где-то здесь, в низовьях Эдзин-Гола, должен был находиться замечательный древний город.
«Сколько мечталось о Хара-Хото и его таинственных недрах! — писал впоследствии Козлов. — Теперь… мы были совсем недалеко от нашей цели».
Вот высохшее русло какой-то реки, «с валявшимися по нему сухими, обточенными песком и ветром стволами деревьев, нередко засыпанными тем же песком». По словам Козлова, точь-в-точь такие деревья он «наблюдал в окрестности Лобнора при пересечении старинного мертвого русла Конче-Дарьи». Взволнованные путешественники двинулись вдоль этого сухого русла. Неужели легенда рассказывает правду! Неужели им посчастливится увидеть загадочный город!
Вскоре вдали показалась стена. Путешественники подошли ближе. Большие ворота как бы приглашали войти. С трепетом Козлов и его спутники проникли за таинственную стену.

Вдали показалась высокая мрачная стена

Вдали показалась высокая мрачная стена

Печальная картина открылась перед ними. Кругом были одни развалины. Посередине проходила прямая улица. Когда-то, наверно, это была главная улица города. От нее направо и налево шли узкие переулки. Вдоль них стояли глинобитные домики, доверху засыпанные песком, остатки некогда величественных храмов, полуразрушенные мечети.
На северо-западе виднелись развалины большой постройки. Козлов осмотрел ее. Очевидно, когда-то это был дворец властителя Хара-Хото.
В восточной части стены находились вторые ворота. Значит, в город можно было войти с двух сторон: с запада, как это сделал Козлов, и с востока.
Когда же возник Хара-Хото? Какой народ его населял? Почему люди покинули стены города?
Все это очень интересовало Козлова. Но кто мог рассказать историю Хара-Хото? Ведь жители покинули его много сотен лет назад. Может быть, сохранились какие-нибудь памятники, по которым удастся узнать о прошлом города?
Путешественники с увлечением занялись археологическими раскопками. «Все наши исследования, все наши раскопки в Хара-Хото велись с особенной тщательностью, с особой любовью. Каждый новый предмет, найденный в недрах земли или на ее поверхности, вызывал всеобщую радость», — вспоминал потом Козлов.
Чего только не попадалось путешественникам! Тут были и обломки фарфоровой посуды, и монеты, и бумажные деньги, и фигурки, изображающие богов. И самое ценное — они нашли рукописи и книги со старокитайскими и мусульманскими письменами.
Находок было так много, что удалось не только раскрыть тайну Хара-Хото, но и выяснить много других вопросов, очень важных для ученых-историков.
Вот что узнал Козлов о возникновении и гибели древнего города.
Хара-Хото был построен очень давно. Он принадлежал тангутскому государству Си-Ся и назывался тогда не Хара-Хото, а Идзин-Ай.
В те времена Идзин-Ай был довольно крупным торговым центром.
В начале XIII века город, как и все тангутское государство, оказался во власти монгольского завоевателя Чингисхана. Монголы использовали Идзин-Ай как крепость, откуда они могли производить набеги на китайские владения. Но город все же оставался важным торговым пунктом. Наконец во второй половине XIV столетия войска китайского императора после ожесточенных боев захватили Хара-Хото и все нижнее течение Эдзин-Гола. Город был сильно разрушен. Вскоре он окончательно пришел в полное запустение.
В одной из легенд местные жители так рассказывают о последних днях Хара-Хото.
Хара-Цзянь-Цзюнь, последний властитель города и его окрестностей, решил захватить китайский престол. Его войско слыло непобедимым, и китайское правительство вынуждено было направить против него большой военный отряд.
К востоку от Хара-Хото произошло несколько боев. Но все они приносили Хара-Цзянь-Цзюню лишь поражения. В конце концов он вынужден был отступить и укрыться в стенах своего города. Императорские войска осадили Хара-Хото. Они несколько раз пытались взять город приступом, но безуспешно.

Императорские войска осадили Хара Хото

Императорские войска осадили Хара Хото

Когда стало ясно, что приступом города не возьмешь, китайские войска прибегли к хитрости. Они решили взять Хара-Хото измором, лишив его воды. Для этого реку Эдзин-Гол, омывающую город с двух сторон, запрудили мешками, наполненными песком.

Китайцы прибегли к хитрости и запрудили реку мешками с песком

Китайцы прибегли к хитрости и запрудили реку мешками с песком

Это было страшным ударом для жителей Хара-Хото. Они попытались добыть воду из земли, и для этого стали рыть колодец в северо-западном углу города. Но даже на глубине примерно 80 чжан воды не было. Тогда Хара-Цзянь-Цзюнь решил дать противнику последний бой. «Но на случай неудачи, — как записал дальше Козлов, — он уже заранее использовал выкопанный колодец, скрыв в нем все свои богатства, которых было не менее восьмидесяти арб или телег, по 20–30 пудов в каждой, — это одного серебра, не считая других ценностей, а потом умертвил двух своих жен, а также сына и дочь, дабы неприятель не надругался… Сделав означенные приготовления, он приказал пробить брешь в северной стене, вблизи того места, где скрыл свои богатства. Через образовавшийся пролом, возглавив войска, он устремился на неприятеля.
В этой решительной схватке Хара-Цзянь-Цзюнь погиб, погибло и его, до того времени считавшееся непобедимым, войско. Взятый город императорские войска разорили дотла, но скрытых богатств не нашли».
Ходят слухи, что спрятанные Хара-Цзянь-Цзюнем сокровища и по сей день лежат нетронутыми, хотя многие пытались овладеть ими. Окрестные жители убеждены, что могучий властитель Хара-Хото заколдовал свои богатства. Чем же иначе объяснить, говорят они, что однажды во время поисков вместо долгожданных сокровищ нашли двух больших змей: одну с красной, другую с зеленой чешуей? Суеверные местные жители решили, что Хара-Цзянь-Цзюнь оставил змей охранять свои богатства и что на самом деле это не змеи, а духи.
Так гласит предание. Что в нем правда и что вымысел, сказать трудно. Но совершенно очевидно одно. Некогда река Эдзин-Гол протекала не за десятки километров от Хара-Хото, как сейчас, а совсем близко от города, омывая его с двух сторон своими рукавами. Воды Эдзин-Гола жители использовали для бытовых нужд и для орошения полей. Севернее города рукава реки снова соединялись, и Эдзин-Гол еще долго текла на север, пока наконец не терялась в песках.
Эдзин-Гол была типичная река пустыни, непостоянная, часто меняющая свое русло. Таких рек много в Средней и Центральной Азии. Она ничем не отличалась по своему характеру от Конче-Дарьи и Аму-Дарьи. Недаром Козлов вспомнил Конче-Дарью, когда подходил к Хара-Хото и увидел высохшее русло Эдзин-Гола.
Река Эдзин-Гол долго давала жизнь городу. Но наступило какое-то изменение, и воды реки повернули в сторону, образовав два озера: Согонор и Гашиуннор.
Кто знает, что послужило главной причиной запустения Хара-Хото, некогда большого, многолюдного города. Быть может, действительно китайские войска, решив взять крепость измором, запрудили русло Эдзин-Гола и этим придали реке другое направление.
А может быть, река Эдзин-Гол сама уже была подготовлена к тому, чтобы изменить русло. И возможно, если бы не это печальное обстоятельство, в городе Хара-Хото и до сих пор жизнь била бы ключом.