7 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

На Втором Всесоюзном географическом съезде полярный исследователь В. Н. Степанов сообщил новое еще об одной таинственной земле — Земле Андреева.
Первый раз об этой земле услышали в начале XVIII века. Это было время, когда отважные русские землепроходцы исследовали необозримые пространства Северной Азии. По бурным рекам и сквозь угрюмую тайгу, по коварным волнам Студеного моря, как называли тогда Северный Ледовитый океан, и через горные хребты Сибири пробирались смелые путешественники всё дальше и дальше к восточным и северным окраинам России. Одни из них достигали устьев сибирских рек Лены, Яны, Индигирки, Колымы, другие дошли до тихоокеанских берегов, третьи — к Чукотскому и Камчатскому полуостровам.
Изредка на их пути попадались кочевья охотников и оленеводов — якутов, чукчей, юкагиров и других северных народностей. Впервые эти края слышали русскую речь.
Местные жители часто рассказывали легенды о богатых островах, лежащих в Студеном море. Эти легенды иногда подтверждались. Так, например, землепроходцу Михаилу Стадухину в 1645 году говорили об островах, расположенных против устьев рек Яны и Колымы. Спустя некоторое время здесь действительно были открыты Большой Ляховский остров и Медвежьи острова. В то время думали, что эти острова и земли очень велики, населены народом, родственным чукчам, и богаты пушным зверем.
Предполагали, что все эти земли не что иное, как продолжение Американского материка. Добраться до них было очень заманчиво.
Летом по морю на лодках, а ранней весной или осенью — по льду пешком или на собаках пускались в путь смельчаки-землепроходцы для «проведывания», как тогда говорили, Медвежьих островов. Походы не всегда кончались удачно: часто льды и туманы заставляли поворачивать назад.
Первым благополучно достиг Медвежьих островов промышленник Иван Вилегин. Это было в ноябре 1720 года. Но «за беспрерывными ветрами и туманом, — как писал он, — не могли ехать вдаль, почему и не знают, твердая ли то была земля или остров и есть ли на нем жители и растет ли лес. Видели старые юрты и места прежде бывших юрт, но не могли узнать, какому народу они принадлежат».
Вслед за Вилегиным Федот Амосов пытался добраться до Медвежьих островов. Во второй раз это ему удалось, но нового он ничего не сообщил.
Однако слухи о Большой Земле были упорны. Она была даже нанесена на некоторые карты. Надписи на картах объясняли: «Большая Земля открыта в 1723 году шелагским князем. На этой земле много жителей, множество соболей, лисиц, бобров, куниц и леса».
Кто такой шелагский князь, никто не знал, но богатства загадочной Большой Земли разжигали любопытство беспокойных исследователей.
В 1764 году начальник Охотского и Камчатского краев подполковник Плениснер послал два отряда «проведать» неизвестные острова, определить положение Большой Земли.
Один отряд под командой казака Николая Дауркина отправился на Чукотский полуостров. Другой, под начальством сержанта Степана Андреева, должен был двинуться к Медвежьим островам.
В один из погожих мартовских дней Андреев покинул Нижнеколымск. Поход был удачным, и в апреле Андреев уже перебрался на собаках по льду на ближний из Медвежьих островов. Здесь он обнаружил следы жилищ.
Андреев посетил все пять островов и составил их описание. На последнем, пятом острове, как он написал в своем отчете, «всходили наверх горы и смотрели на все стороны… влево, в восточной стороне, едва чуть видеть, синь синеет, или назвать какая чернь: что такое, земля или море, о том в подлиннике обстоятельно донести не умею».

Андреев и его спутники уверенно продвигались по ледяному пути

Андреев и его спутники уверенно продвигались по ледяному пути

Больше сержант Андреев наблюдений не вел: корм для собак кончился и пришлось вернуться на материк.
Плениснера заинтересовало сообщение Андреева. К тому же возвратившийся с Чукотского полуострова Николай Дауркин рассказал, что тамошние жители часто говорили о какой-то северной «Землице Тикиген», где живут люди «храхай».
На следующий год подполковник снова послал Степана Андреева на Медвежьи острова, приказав ему уточнить местоположение виденной им земли.
Андреев решил двигаться с острова Четырехстолбового. 16 апреля он со своими спутниками на собаках отправился в путь по льду. Спустя шесть дней, 22 апреля, вдали показалась земля. Обрадованные путешественники поехали вперед.
До берега оставалось не больше 20 верст, когда Андреев увидел на льду совсем свежие следы восьми оленьих упряжек. Это еще больше подбодрило людей.

Карта северо-востока Сибири, составленная полковником Шестаковым

Карта северо-востока Сибири, составленная полковником Шестаковым

Но когда цель, казалось, была уже совсем близка, внезапно тяжело заболел один из спутников Андреева. Сержант не хотел рисковать жизнью человека и вынужден был дать приказ о возвращении.
Так и не удалось смелым путешественникам побывать на земле, которую открыл Андреев. Но зато уже никто не сомневался, что Большая Земля существует. Ведь теперь не только чукчи и Андреев, но и спутники его видели эту землю.
Оставалось выяснить, что это за земля, каковы ее размеры и кто ее населяет.
Для этого новая экспедиция в составе геодезии-прапорщиков Леонтьева, Лысова и Пушкарева в 1769 году отправилась на Медвежьи острова.
Пять лет геодезисты занимались описанием этих островов, определяли их очертания и размеры. И много раз они пытались проникнуть дальше на север и восток. Однако Земли Андреева им не удалось увидеть ни разу.
Так же неудачно искали Землю Андреева Биллингс и Сарычев. С 1785 по 1793 год они совершали плавание на корабле в восточных водах Северного Ледовитого океана, но не обнаружили никаких следов Большой Земли. Единственное, что оставляло надежду, была запись Г. Сарычева:
«Мнение о существовании матерой земли на севере подтверждает бывший 22 июня юго-западный ветер, который дул с жестокостью двои сутки. Силою его, конечно бы, должно унести лед далеко к северу, если б что тому не препятствовало; вместо того на другой день увидели мы все море, покрытое льдом».
Через несколько десятилетий, в 1810 году, в Нижнеколымск приехал Геденштром. Кроме Земли Санникова, ему нужно было узнать все, что можно, и о Земле Андреева.
Геденштром собирался идти на поиски этой земли не с Медвежьих островов, как делали другие путешественники, а прямо с материка, от так называемого Баранова камня (на карте показан его путь и очертания предполагаемой земли).

Изображение Земли Андреева на карте Геденштрома

Изображение Земли Андреева на карте Геденштрома

У Баранова камня Геденштрома застигла непогода. Жестокая пурга не утихала целую неделю.
«Наконец, — пишет сам путешественник, — я отправился в море на О (то есть на восток. — С. У.). Проехав 150 верст, начали попадаться нам земляные глыбы на льдинах. Земля сия совсем другого была рода, как находящаяся в ярах матерого берега Сибири. Она совершенно походила на землю Новой Сибири, хотя отдаленность сего места не дозволяла думать, чтобы льдины проходили близ берегов Новой Сибири и срыли с оных сии глыбы. 1 (13) мая видели мы стадо гусей, летевших на NNW (то есть на северо-северо-запад. — С. У.), и белого филина. На севере подымались облака. Глубина морская, измеряемая мною в щелях (трещинах ледяных полей. — С. У.), постепенно уменьшалась. Все сие доказывало близость земли. Но скоро нашли мы непреодолимые препятствия к продолжению пути нашего. В 245 верстах от Баранова камня переехали мы щель в 1 аршин шириною, а в 5 верстах далее достигли щели в 15 сажен».
Казалось, все предвещало землю. Но природа как будто ополчилась на исследователей. Широкие трещины в ледяных полях преграждали им путь. Пришлось отказаться от поисков и вернуться к Баранову камню.
Основываясь на своих личных наблюдениях и прежних сведениях, Геденштром составил карту, на которую нанес причудливые очертания Земли Андреева в восточной части Северного Ледовитого океана. Судя по этой карте, путешественнику оставалось пройти совсем немного, чтобы достигнуть южного выступа этой земли.
Геденштром своими наблюдениями снова подтвердил существование Земли Андреева. Однако основательных доказательств не было: ведь никому не довелось ступить на нее.
Нужна была новая экспедиция. И когда лейтенант Анжу искал Землю Санникова, лейтенант Врангель был послан, как говорилось в инструкции, «для описи берегов от устья реки Колымы к востоку от Шелагского мыса и от оного на север, к открытию обитаемой земли, находящейся, по сказанию чукчей, в недалеком расстоянии».
Врангель дважды отправлялся из Нижнеколымска на север и северо-восток, но никакой земли обнаружить не мог. Он решил попытаться еще раз и снова отправился в путь. Во время этой последней поездки он стал подробно расспрашивать встречных чукчей, не слыхали ли они, что к северу от чукотских берегов есть какая-то земля.

— Есть ли на севере земля? — спрашивает лейтенант Врангель встречных чукчей

— Есть ли на севере земля? — спрашивает лейтенант Врангель встречных чукчей

Из рассказов чукчей он выяснил, что «между мысом Ерри (Шелагским) и Ир-Кайпио (Северным), близ устья одной реки, с невысоких прибрежных скал в ясные летние дни бывают видны на севере, за морем, высокие, снегом покрытые горы, но зимой, однако ж, их не видно. В прежние годы приходили с моря, вероятно, оттуда большие стада оленей, но, преследуемые и истребляемые чукчами и волками, теперь они не показываются. По мнению (рассказчика), — пишет далее Врангель, — виденные с берегов горы находились не на острове, а на такой же пространной земле, как его родина. От отца своего слышал он, что в давние времена один чукотский старшина со своими домочадцами поехал туда на большой кожаной байдарке, но что там нашел он и вообще возвратился ли оттуда — неизвестно. Основываясь на том, что с высоты даже Шелагских гор не видно на севере никакой земли, он полагал, что она против того места, где видны высокие, снегом покрытые горы, образует мыс, далеко выдающийся в море».
Врангель очень обрадовался рассказам чукчей: вести были обнадеживающими. С удвоенной энергией он продолжал поиски. Но беспрерывные туманы, густой снег, сильные ветры и множество трещин во льду сводили почти на нет все его усилия. Лишь изредка в тумане прорывались просветы, и сквозь них можно было видеть пустынный океан, до самого горизонта закованный в сплошные льды.
«С горестным удостоверением в невозможности преодолеть поставленные природой препятствия исчезла и последняя надежда открыть предполагаемую нами землю, в существовании которой мы уже не могли сомневаться, — писал Врангель. — Должно было отказаться от цели, достигнуть которой постоянно стремились мы в течение трех лет, презирая все лишения, трудности и опасности. Мы сделали все, чего требовали от нас долг и честь. Бороться с силой стихии и явной невозможностью было безрассудно и еще более бесполезно».
Итак, после долгих и тщетных поисков Врангель пришел к выводу, что «в удободосягаемом от азиатского берега расстоянии нет на Ледовитом море никакой земли». Однако он не сомневался, что где-то далеко, за горами льда, есть земля или остров. Действительно, через полстолетия именно в том месте, где он указывал, была открыта земля. Она получила наименование острова Врангеля.
Однако к Земле Андреева этот остров не мог иметь никакого отношения. С Медвежьих островов его нельзя было увидеть — слишком велико расстояние. Кроме того, это был маленький остров, а Земля Андреева представлялась исследователям частью Большой Земли.
Таким образом, вопрос о Земле Андреева снова остался открытым.
Многие ученые и исследователи относились скептически к существованию этой земли. Они говорили, что никакой земли нет и не было — Андреев попросту все выдумал. При этом они ссылались на спутников Андреева, которые будто бы заявили, что ничего не видели.
Действительно, в свое время геодезисты Леонтьев, Лысов и Пушкарев допрашивали спутников Андреева, и те сознались, что все рассказываемое ими о виденной земле — вымысел Андреева. Их показания подтвердил Николай Дауркин.
Возможно, конечно, что это и так. Однако следует помнить, что геодезисты после трехлетних поисков не нашли Земли Андреева и высказали предположение, что ее вообще нет. Им, конечно, нужно было оправдаться перед начальством, убедить его в своей правоте. В их интересах было получить от спутников Андреева такие сведения, которые подтверждали бы их точку зрения. Возможно, что геодезисты подкупили или подпоили этих людей. А может быть, пригрозили им и заставили сказать неправду. Что же касается Николая Дауркина, то странно, как его словам вообще могли придавать значение. Ведь он ездил на Чукотский полуостров, а вовсе не был в экспедиции вместе с Андреевым. Как же он мог знать, видел Андреев землю или нет!
Одним словом, существование Земли Андреева было по-прежнему не доказано, и на долгое время интерес к этому вопросу остыл.
Снова вспомнили о Земле Андреева лишь в конце XIX века. Вот как это случилось.
Французское судно «Жаннетта» под командованием де Лонга находилось севернее острова Врангеля. Однажды стоящий на вахте лейтенант Чипп внезапно увидел землю. Он тут же постарался возможно точнее определить ее местоположение и нанести на карту. Судя по его показаниям, эта земля лежала к западу от острова Врангеля, сравнительно недалеко от него.

Вахта лейтенанта Чиппа ознаменовалась редким событием: замечена земля

Вахта лейтенанта Чиппа ознаменовалась редким событием: замечена земля

Однако видение это больше не повторилось. Был ли это обман зрения или Чипп действительно видел землю, судить трудно, так как больше об этом в отчете экспедиции не упоминалось.
Но это событие заставило снова вспомнить все, связанное с Землей Андреева.
В то время центральная часть Восточно-Сибирского моря, как и многие другие районы Северного Ледовитого океана, была совсем не исследована.
Северный морской путь еще не был освоен. Поэтому плавать во льдах Северного Ледовитого океана было трудно. Экспедиции стоили дорого, и царское правительство снаряжало их редко.
Вновь искать Землю Андреева стали только в 1913 году. К этому времени в Северный Ледовитый океан вышли специально построенные крупные ледоколы «Таймыр» и «Вайгач». Они должны были вести гидрографические работы и впервые пройти из Тихого океана в Атлантический через Северный Ледовитый океан.
Постоянной базой этих судов служил Владивосток. Оттуда они каждое лето отправлялись через Берингов пролив в Северный Ледовитый океан. В одно из таких плаваний, в 1913 году, ледоколы прошли к северу от Новосибирских островов. Экспедиция рассчитывала пересечь центральную часть Восточно-Сибирского моря. Однако тяжелые льды заставили ледоколы повернуть на юг.
В следующем году они снова попытались пройти этот район, но уже не с запада, а с востока, но полярная стихия опять не пожелала открыть человеку свои сокровенные тайны, отгородившись от него прочным ледяным барьером. Ничего нового эти экспедиции в историю Земли Андреева не вписали.
Только в советское время начались обстоятельные исследовательские работы в Арктике.
Центральная часть Восточно-Сибирского моря, где, по предположению, находилась Земля Андреева, была «белым пятном» на карте Северного Ледовитого океана. Это «белое пятно» необходимо было стереть.
Знаменитый пароход «Челюскин» в одну навигацию прошел Северным морским путем из Ленинграда до Берингова пролива. Когда судно находилось в Восточно-Сибирском море, этот район снова был тщательно исследован. Однако и «Челюскину» непроходимые льды преградили путь.

Непроходимые льды преградили путь «Челюскину»

Непроходимые льды преградили путь «Челюскину»

Годом позже ледоколу «Красин» удалось продвинуться несколько севернее, чем «Челюскину». Команда корабля вела неусыпные наблюдения за горизонтом, но никаких следов земли не обнаружила.
Оставалось последнее средство: воздушная разведка.
В 1935 году Герой Советского Союза летчик В. Молоков искал Землю Андреева.
Вслед за ним многие пилоты пролетали над Восточно-Сибирским морем, но не только Земли Андреева, даже и следов ее не нашли.
В 1943 и 1946 годах Восточно-Сибирское море обследовали корабли экспедиции Арктического института. Они проникли еще севернее, чем «Красин», и опять ничего не обнаружили.
Казалось, все ясно: в центральной части Восточно-Сибирского моря земли нет и не было.
Однако полярный гидролог В. Н. Степанов в своем докладе на Втором Всесоюзном съезде географов рассказал, что в разное время в Восточно-Сибирское море посылались специальные экспедиции. Они измеряли глубину моря в разных местах, следили за тем, как происходят приливы и отливы, какова их высота у берегов материка. Кроме того, они наблюдали за режимом льдов: насколько льды отступают на север в летние месяцы, всюду ли это происходит одинаково, как движутся льды, в каком направлении, что за сила влечет их за собой.
Тщательно изучив результаты этих наблюдений, В. Н. Степанов пришел к неожиданному для всех выводу: Земля Андреева существовала, и совсем еще недавно.
В доказательство он привел несколько интересных доводов. Прежде всего, важные результаты дали наблюдения за приливной волной в Восточно-Сибирском море.
Как известно, около берегов высота прилива всегда больше, чем в открытом океане. На земном шаре есть немало мест, где приливы особенно высоки: например, у берегов Патагонии в Южной Америке, в северной части Атлантического океана — на границе США и Канады, в Англии и во Франции, в Тихом океане — у берегов Калифорнии и Австралии. Сила приливной волны бывает сказочно велика.
Так, у берегов Индии приливная волна попадает в устье реки Ганг и поднимается вверх против течения на 250 километров. А около берегов Южной Америки приливная волна входит в устье реки Амазонки огромным клокочущим валом и идет вверх на 870 километров.
У северных берегов Советского Союза, в Белом и Охотском морях, высота приливной волны достигает 5, 8, 12 и даже 16 метров.
Конечно, такие высокие приливы бывают далеко не везде. Иногда они совсем небольшие, особенно во внутренних морях. Там они подчас даже измеряются сантиметрами. Таковы Средиземное, Черное, Азовское, Балтийское моря и почти все моря, омывающие Советский Союз с севера.
Невысок прилив и в Восточно-Сибирском море. Полярные исследователи тщательно изучили его высоту в разных местах побережья. И что же они заметили? В западной и восточной частях побережья прилив обычный, а в средней части никакого прилива нет. Как же так? Куда исчезает приливная волна?
Несомненно, она встречает на своем пути какое-то препятствие, разбивается о него и не доходит до берегов материка Но что же это за препятствие? Никаких островов в этом районе Восточно-Сибирского моря нет, — все исследователи Арктики давно знают об этом. А может быть, все-таки там есть земля, вернее, остатки земли, сильно размытой, но еще сохранившейся в виде больших отмелей?
Эта догадка и легла в основу предположения о том, что Земля Андреева не вымысел.
Исследователям удалось подметить и другое необычайное явление.
Они установили, что в наиболее теплые годы льды на западе и востоке Восточно-Сибирского моря отступают далеко на север, а в центральной его части удерживаются, выдаваясь языком к югу.
Похоже, что остатки какой-то суши мешают льдам в этом месте отступать к северу.
Это еще один довод в пользу существования Земли Андреева.
И наконец третий довод, подтверждающий все остальные. В 1946 году экспедиция Арктического института обнаружила на льдах в центральной части Восточно-Сибирского моря землистый материал. По виду он очень напоминал тот, который в свое время описал Геденштром, пытаясь добраться до Земли Андреева.
Когда этот землистый материал тщательно исследовали, оказалось, что он совсем не похож на материковые отложения, но имеет много общего с отложениями Новосибирских островов. А эти острова почти целиком состоят из ископаемого льда.
Неужели этот землистый материал попал сюда с Новосибирских островов? Нет, этого не может быть. Во-первых, льды дрейфуют не с запада на восток, а с востока на запад. Значит, принести в центр Восточно-Сибирского моря отложения с Новосибирских островов льды не могут. Во-вторых, Новосибирский архипелаг лежит слишком далеко от места находки землистых отложений.
Откуда же взялось такое большое скопление землистого материала? Должно быть, когда-то поблизости находилась земля. Может быть, та самая, которая мешала приливной волне добраться до берега и не давала льдам отодвинуться к северу.
В. Н. Степанов сделал вывод: Андреев действительно видел землю. Это был остров, состоящий из ископаемого льда. Все время он активно размывался водами Северного Ледовитого океана и истирался мощным, постоянно движущимся ледяным покровом. Поэтому, когда начались деятельные поиски Земли Андреева, она в большей своей части, а возможно и целиком, уже скрылась в океанских волнах.
Эти доказательства были очень убедительны. Казалось, теперь можно не сомневаться, что Земля Андреева существовала.
Однако не все согласились с доводами В. Н. Степанова. Несколько лет назад в газетах появилась статья Н. Н. Зубова с многообещающим названием: «Разгадка легенды о Земле Андреева».
В статье сообщалось, что аспирант географического факультета Бадигин, бывший капитан ледокола «Седов», случайно нашел в архивах рапорты и журналы походов Андреева. Оказалось, что и походы Андреева, и экспедиция Леонтьева, Лысова и Пушкарева в свое время были строго секретными. Поэтому большая часть всего сделанного Андреевым и геодезистами долго оставалась в тайне. И это понятно. В те годы в северной части Тихого океана, у Алеутских островов, Аляски и Чукотского полуострова подозрительно часто стали появляться иностранные суда. России было необходимо укрепить свои позиции в этих местах. Если бы удалось найти Большую Землю и закрепить ее за собой, то положение на северо-востоке России значительно бы упрочилось. Из-за секретности не все материалы экспедиции Андреева дошли до исследователей. Известен был только путевой журнал 1763 года и выдержки из рапорта о походе 1764 года.
Теперь, когда удалось найти все материалы, картина поисков Земли Андреева предстала совсем в ином свете.

Карта маршрутов Андреева

Карта маршрутов Андреева

Андреев действительно видел землю и в 1763 и в 1764 году. Но это, как утверждает автор статьи Н. Н. Зубов, был не остров, состоящий из ископаемого льда и со временем размытый водами Ледовитого океана. Земля, которую видел Андреев, существует поныне, и называется она Новая Сибирь.
Вывод оказался самым неожиданным. И правда, ведь все поиски Земли Андреева велись к северо-востоку от Медвежьих островов, а Новая Сибирь лежит далеко на северо-западе. В чем же дело?
Бадигин и Зубов предлагают посмотреть на карту, составленную Плениснером после возвращения Андреева из обоих походов.
Посмотрите, — говорят они, — на ней изображена Большая Земля, которая является будто бы продолжением Америки. Самый южный ее выступ находится к северо-западу от острова Четырехстолбового, а этот остров лежит восточнее всех Медвежьих островов. Вероятнее всего, Андреев как раз этот выступ Большой Земли и видел.
После Андреева Медвежьи острова исследовали Леонтьев, Лысов и Пушкарев. Они довольно точно определили размеры и местоположение каждого острова. И оказалось, что Четырехстолбовой остров лежит гораздо западнее, чем предполагал Плениснер, когда составлял свою карту. По новым данным получилось, что южный выступ Большой Земли расположен не на северо-западе от этого острова, а на северо-востоке. Отсюда и началась путаница.
Значит, не приходится удивляться, что никто не мог найти Землю Андреева. Ведь Андреев двигался все время на северо-запад, а землю искали как раз в противоположном направлении. Вполне вероятно, что он видел остров Новую Сибирь, в то время еще не открытый.
Однако тут возникает новое возражение. Ведь Новая Сибирь лежит в 500 километрах от Медвежьих островов. Сомнительно, чтобы Андреев мог увидеть ее на таком большом расстоянии. Кроме того, Андреев писал в своем дневнике, что добирался до острова шесть с половиной суток. Значит, он должен был каждые сутки делать более чем 80-километровые переходы. Возможно ли это?
Зубов и Бадигин полагают, что вполне возможно. Они изучили материалы многих экспедиций и убедились, что по ровному льду можно делать в сутки даже больше 80 километров. А льды по пути к Новой Сибири как раз ровные. Их называют припайными, то есть береговыми. Поверхность припайных льдов в весеннее время такая же гладкая, как поверхность льда небольших озер и прудов. И если принять во внимание, что Андреев и его спутники были опытными ездоками на собаках, то вполне возможно, что они в сутки покрывали очень большие расстояния.
Доводы эти, конечно, очень интересны.
Однако некоторые географы возражают против них. В конце 1952 года в журнале «Известия Всесоюзного Географического общества» была напечатана статья Белова «Существовала ли Земля Андреева». Автор статьи отвергает доводы Зубова и Бадигина и доказывает, что Андреев заблуждался и принял за землю какое-то нагромождение торосов.
Кто же прав?
В. Н. Степанов, который высказал предположение, что Земля Андреева существовала? Или Зубов и Бадигин, настаивающие на том, что Земля Андреева и Новая Сибирь — одно и то же? Или другие исследователи, уверенные, что никакой земли нет и что Андреев заблуждался?
Трудно сказать, на чьей стороне правда. Возможно, кто-нибудь скоро отыщет новые, никому не известные документы, проливающие свет на эту таинственную загадку Восточно-Сибирского моря. А может быть, наши отважные исследователи Арктики, ведущие работу на дрейфующих станциях, со временем дадут окончательный ответ — существовала или нет Земля Андреева.
Так или иначе, можно надеяться, что тайна загадочной земли рано или поздно непременно будет раскрыта.