6 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Нил и Конго — величайшие реки Африки. Однако вплоть до XIX века европейцы мало знали о них.
О Конго вообще бродили самые туманные слухи, пока португальцы не отправились искать морем путь в Индию. Проплывая вдоль западного берега Африки, они увидели устье какой-то большой неизвестной реки.
Так впервые европейцы узнали о Конго и начали наносить на карту ее низовья. Но откуда Конго берет начало, никто не мог сказать. Поэтому картографы изображали реку, как им заблагорассудится, ссылаясь на самые разнообразные и неточные сведения.
О Ниле знали с более давних времен. Его устье и долину описывали еще древние египтяне. Но об истоках Нила тоже долго ничего не было известно. Они уходили так далеко на юг, в тропические леса, что ни один самый смелый путешественник не отваживался туда проникнуть.
Египтяне обожествляли Нил. Их жизнь во многом зависела от этой могучей реки. Разливаясь два раза в год, воды Нила питали поля египтян, а ил, остававшийся на почве после разлива, был превосходным удобрением. Египтяне глубоко чтили священный Нил, старались умилостивить его различными жертвоприношениями.
Но и они не знали, откуда течет Нил и почему он разливается.
В одной из старинных легенд рассказывается, что Нилу дали жизнь слезы бессмертной богини Изиды. Много дней безутешно рыдала она над телом своего мужа Озириса, погибшего от руки братоубийцы. И из ее горьких слез образовалась большая река — священный Нил.

В одной из легенд говорится, что Нилу дали жизнь слезы богини Изиды

В одной из легенд говорится, что Нилу дали жизнь слезы богини Изиды

На географических картах Нил каждый раз изображался иначе.
Греческий ученый Геродот, живший в V веке до нашей эры, поднимался по Нилу до его первого порога. Он составил карту, где изобразил истоки этой могучей реки на западе Африки, у самых берегов Атлантического океана. На карте Геродота от истоков Нил тек прямо на восток, а потом круто поворачивал на север и впадал в Средиземное море.

Карта Африки по Геродоту

Карта Африки по Геродоту

Спустя 300 лет другой знаменитый ученый древности, Птолемей, изобразил на своей карте истоки Нила гораздо восточнее. Во времена Птолемея уже знали, что с востока в Нил впадает крупный приток, берущий начало в Эфиопии. Назывался этот приток Голубой Нил. Знали тогда и о другом, тоже восточном, притоке Нила — реке Собат. Впервые о ней упоминал римский ученый Страбон, живший значительно раньше Птолемея. Но об истоках Нила никто еще не имел ясного представления.
Птолемей рассказывал, что Нил берет начало в озере, расположенном где-то в Лунных горах, потом двадцать пять дней течет под землей и вновь появляется на свет около самого Египта. Лунными горами Птолемей, очевидно, называл горы Рувенцори, расположенные в центре Африки.

Африка по Птолемею

Африка по Птолемею

Долгое время все пользовались картой Птолемея.
В середине I века нашей эры римский император Нерон снарядил экспедицию для исследования верховьев Нила. Путешественникам удалось подняться вверх по Нилу до того места, где в него впадает с запада крупный приток Бахр-эль-Газаль. Больше ничего нового экспедиция не принесла.

Римский император Нерон отправил экспедицию для исследования верховьев Нила

Римский император Нерон отправил экспедицию для исследования верховьев Нила

Приходилось по-прежнему пользоваться картой Птолемея.
Так было до тех пор, пока на восточное побережье Африки не пришли арабы. Известный арабский географ Идриси составил новую карту. На ней изображались два Нила, которые брали начало в озерах, лежащих к северу от Лунных гор.
Один из них, Нил Египетский, направлялся к Средиземному морю. Другой, под названием Негрский Нил, вытекал из озер у самого экватора и вливался в Темное море — так Идриси называл Атлантический океан.

Карта Африки по Дэпперу

Карта Африки по Дэпперу

Карта арабского географа создавалась в 1154 году. Конечно, ему удалось собрать более точные сведения, чем Геродоту и Птолемею. Но откуда взялся второй, Негрский, Нил? Ведь никто до тех пор не упоминал о нем.
Может быть, Идриси объединил Конго и Нигер? Отдаленные слухи об этих реках могли дойти до арабских путешественников. Но об этом существуют только догадки.
После того как португальцы обнаружили устье Конго, на карты Африки стали наносить уже две крупные реки. Но изображали их совершенно произвольно.
В 1670 году появилась географическая карта, составленная англичанином Дэппером. На ней Африка приобрела уже более или менее четкие очертания. Но внутренние районы этой огромной части света были изображены еще очень неточно — о них Дэппер имел самое смутное представление. Да и откуда ему было знать о них — ведь никто из европейцев не проник в глубь так называемого Черного материка.
Вместо Лунных гор Птолемея и трех озер Идриси на карте Дэппера было изображено одно большое озеро Зайре. Из него к востоку вытекал Нил, принимавший вскоре несколько притоков.
Из этого же озера вытекала и река Конго. Она направлялась на запад и была очень коротка.
Неподалеку от озера брала начало третья крупная река. Она текла на север, а потом круто поворачивала на запад. Примерно до половины эта река называлась Нигер, а потом именовалась Сенегалом. Под таким именем она и впадала в Атлантический океан.
Потребовалось еще два столетия, чтобы как следует разобраться во всем хитросплетении истоков и течений великих африканских рек.
Только в XIX веке путешественники серьезно занялись исследованием Центральной Африки. А до тех пор картографы изображали истоки Нила и Конго по собственному разумению.
Обычно путешественники в поисках верховьев Нила и Конго двигались от устья вверх по течению этих рек. Однако таким образом добраться до истоков никому не удавалось.
Путешествию вверх по Конго мешали тяжелый зной, сырость, непроходимые чащи тропических лесов, враждебно настроенное местное население.
А двигаясь вверх по Нилу, путешественники часто ошибались и поворачивали на восток, в Голубой Нил, или на запад, в Бахр-эль-Газаль, принимая эти крупные притоки за основное течение Нила.
Поэтому истоками Нила считали то Голубой Нил, берущий начало в Эфиопии из озера Тана, то истоки Бахр-эль-Газаля.
Первыми, кому удалось проникнуть далеко в глубь Африки, были священники-миссионеры. Обычно под видом проповеди христианства эти люди стремились завоевать доверие местных племен и укрепить над ними власть «белых» — европейцев.

Первыми проникли в глубь Африки священники-миссионеры

Первыми проникли в глубь Африки священники-миссионеры

Миссионеры рассказывали, что далеко в центре Африки есть много больших озер.
Одно из них, огромное озеро Танганьика (Уджиджи), расположено недалеко от высоких горных вершин, покрытых вечными снегами. Очевидно, миссионеры имели в виду Килиманджаро и Кению, высочайшие горы Африки, и думали, что где-нибудь в горах и скрываются истоки Нила.
Рассказы миссионеров требовали проверки.
И вот в 1857 году английские путешественники Бертон и Спик отправились на поиски озер.
Имена Спика и Бертона были хорошо известны в Европе. Спик занимался исследованием Гималаев и Тибета, а Бертон долго прожил в Аравии и хорошо изучил нравы и обычаи жителей этой страны.
Желание проникнуть в глубь неисследованной Африки объединило обоих путешественников, несмотря на несхожесть их характеров.
Бертон был необуздан и резок с людьми, что всегда мешало ему во время путешествий. Спик — более спокойный и выдержанный.
Экспедиция высадилась на восточном берегу Африки, недалеко от Занзибара, и двинулась на запад, в глубь материка.

Бертон и Спик высадились на берег Африки у Занзибара

Бертон и Спик высадились на берег Африки у Занзибара

Путешествие было мучительным. Местные племена не хотели пропускать европейцев через свои земли. Путники все время опасались нападения туземцев. Постоянно приходилось подносить подарки вождям местных племен.
Оба путешественника и все их спутники страдали от лихорадки.
После долгого и утомительного перехода экспедиция наконец добралась до арабского поселения Уджиджи, раскинувшегося на северном берегу озера Танганьика.

После утомительного перехода путешественники вышли на северный берег озера Танганьика

После утомительного перехода путешественники вышли на северный берег озера Танганьика

Местные жители — арабы — хорошо встретили путешественников. Бертон и Спик сильно ослабели от лихорадки. К тому же у обоих началась болезнь глаз, и Спик почти совсем ослеп.
Около месяца путешественники пробыли в Уджиджи. Несколько оправившись, Спик не раз плавал по Танганьике. Ему очень хотелось узнать, не отсюда ли берет начало Нил. Но без большого судна сделать это оказалось невозможным.
Запасы продовольствия кончались, силы людей были истощены. Спик и Бертон поняли, что надо поворачивать обратно. По пути назад Спик решил проверить рассказы местных жителей о существовании где-то севернее другого большого озера — Укереве. Бертон был очень болен и не мог сопровождать своего спутника. С небольшим отрядом арабов Спик двинулся на север.
Спику повезло. Он оказался первым европейцем, увидевшим необозримую гладь одного из величайших озер Африки, по своей величине равного морю. Путешественник назвал его озером Виктория в честь английской королевы.
Спику не удалось исследовать берега Виктории. Он составил карту только небольшой южной части озера. Однако Спик высказал предположение, что величайшая река Африки, Нил, берет начало именно из озера Виктория.
В Европу Спик возвратился раньше Бертона и уверенно заявил, что нашел истоки Нила. Но доказательств он привести не мог, и ему не очень-то поверили.
Поэтому, когда зашла речь о снаряжении новой экспедиции в центр Африки, Спик вызвался возглавлять ее.
В 1860 году Спик вместе со своим старым другом, тоже путешественником, Грантом отправился к восточному побережью Африки. Он решил повторить маршрут своей предыдущей экспедиции и двинулся к южной оконечности озера Виктория.
В составе новой экспедиции было много носильщиков. По дороге к озеру несколько человек сбежали. Когда Спик и Грант стали узнавать, в чем дело, оказалось, что «белых» приняли за людоедов. Носильщики решили, что их специально ведут в лесные дебри, чтобы там насладиться человечьим мясом. С большим трудом руководителям экспедиции удалось восстановить порядок.
Наконец путешественники добрались до озера Виктория и двинулись вдоль его западных берегов. Они прошли много километров трудного пути. Грант тяжело заболел, и друзья вынуждены были на некоторое время расстаться. Спик продолжал путешествие один. Вскоре судьба вознаградила его за упорство. Подойдя к северной оконечности озера, Спик увидел удивительное, незабываемое зрелище. Виктория с высоты 4 метров огромным водопадом низвергала воды в русло большой реки.

Озеро Виктория низвергалось грохочущим водопадом

Озеро Виктория низвергалось грохочущим водопадом

Исследователь больше не сомневался. Теперь он был окончательно уверен, что река, водопадом вытекающая из озера Виктория, и есть знаменитый Нил. Спик дошел до первых порогов Нила. Вернувшись, он встретился с Грантом. Путешественники решили тщательно исследовать реку, спустившись на лодках вниз по ее течению.
Пройдя несколько километров на запад от озера Виктория и затем на север, Спик и Грант вышли к Нилу. Здесь они пересели в лодки.
В 1863 году, через три года после начала своего путешествия, Спик и Грант добрались до Гондокоро. Это был крайний пункт на Ниле, до которого удавалось доплывать путешественникам, двигавшимся по Нилу с его низовий.
Здесь вконец измученных путешественников ждала неожиданная радость: встреча с их старым другом, англичанином Бэкером.

Здесь состоялась встреча со старым другом Бэкером

Здесь состоялась встреча со старым другом Бэкером

Оказывается, он организовал экспедицию и шел навстречу Спику и Гранту вверх по течению реки.
Теперь уже не было никаких сомнений: истоки Нила наконец-то удалось обнаружить.
Однако оставалось еще много неясного. Озеро Виктория по-прежнему не было основательно исследовано. Спик и Грант начали плавание по Нилу не с самых его истоков, а значительно ниже. Поэтому они не могли точно рассказать обо всех изгибах и поворотах реки. Кроме того, Спик слышал от местных жителей еще о каком-то озере, лежащем к западу от Виктории. Говорили, что оно имеет отношение к Нилу. Но отыскать это озеро ни Спику, ни Гранту не пришлось.
Путешественники рассказали Бэкеру о всех своих удачах и неудачах. Открытия Спика и Гранта взволновали Бэкера. Он загорелся желанием во что бы то ни стало продолжить исследование истоков Нила. Спик с радостью предоставил ему только что составленную карту верховьев Нила и отдал половину своих лодок.
Затем друзья расстались. Спик и Грант поплыли дальше на север, в Египет, чтобы вернуться на родину, в Англию, а Бэкер двинулся к верховьям Нила. Он мечтал довести до конца исследования Спика и Гранта и отыскать озеро, о котором слышал Спик.
Путешествие Бэкера оказалось нелегким. До сих пор он не бывал в Африке и поэтому многое было для него неожиданным. Бэкер думал, что это будет обычный туристический поход, и даже взял с собой свою жену. Однако вскоре ему пришлось убедиться, что дело обстоит иначе.
Продвигаться по Нилу было очень трудно. Работорговцы-арабы рассматривали каждого путешественника как возможного конкурента в их отвратительном промысле. Опасаясь за свои барыши, они всячески мешали Бэкеру продолжать путешествие. В конце концов пришлось покинуть реку и двигаться дальше по берегу на вьючных животных. Нанятые проводники заявили, что они не желают идти на юг и согласны ехать только на восток. Пришлось на время оставить мысль об исследовании истоков Нила и двинуться к востоку в поисках озера.
Начались утомительные дни путешествия по суше. Бэкер и его жена жестоко страдали от лихорадки. В довершение всего начался сезон дождей. Все вьючные животные погибли. Достать новых оказалось очень трудно. На проводников положиться было нельзя — они постоянно сбегали, оставляя Бэкера без всякой помощи.
После долгих странствий совершенно обессиленные путешественники наконец добрались до озера.
«18 марта 1864 года около полудня нашим глазам представился наконец предмет наших вожделений, озеро, — так записал Бэкер в путевом дневнике. — На юго-запад и запад, покуда хватал глаз, бесконечная пелена его вод расстилалась перед нами, как зеркало; на северо-западе его окаймляла высокая горная цепь… Я назвал озеро, открытое нами и являющееся вторым источником Нила, Альберта-Ньянца».
Бэкеру не удалось объехать все озеро, которое ныне называется озеро Альберт. Он познакомился только с его восточным берегом. Здесь путешественник с восхищением наблюдал гигантский водопад, названный им водопадом Мерчисона.
С высоты около 40 метров низвергались могучие потоки воды, разнося далеко по окрестностям оглушительный шум.
И еще одно важное открытие сделал Бэкер. Он нашел место, где в озеро Альберт впадала какая-то река. Путешественник установил, что это тот самый вытекающий из озера Виктория отрезок Нила, который не смогли в свое время исследовать Спик и Грант.
На этом путешествие Бэкера закончилось.
Таким образом, тайна истоков Нила постепенно приоткрывалась. Теперь стало известно, что жизнь Нилу дают озера Виктория и Альберт.
Но все же многое оставалось невыясненным. Полную картину расположения истоков Нила можно было воссоздать, только хорошо изучив всю Центральную Африку. А для этого потребовалось еще немало времени, сил, здоровья и энергии отважных путешественников.
После Бэкера исследованием истоков Нила занялся знаменитый английский путешественник Давид Ливингстон. Он был священником-миссионером и всю свою богатую приключениями жизнь провел в путешествиях по Африке. Ливингстон любил эту дикую, экзотическую страну. Честный, мягкий и прямодушный человек, Ливингстон хорошо умел ладить с местными племенами, которые доверяли ему, а некоторые даже кочевали с ним по Африке.
Ливингстон был первым европейцем, прошедшим всю Южную Африку от Индийского океана до Атлантического. Он побывал в таких местах, где еще никогда не ступала нога белого человека. Его исследования принесли огромную пользу науке.
Тайна истоков великих африканских рек очень интересовала Ливингстона. Однако он смог заняться этим только спустя 25 лет после первого посещения Африки, когда стал уже опытным и всеми почитаемым исследователем.
В 1866 году Ливингстон двинулся из Занзибара на запад. Он собирался изучить район озер Ньяса и Танганьика и окончательно разрешить вопрос об истоках Нила и Конго.

Больного Ливингстона приходилось нести на носилках

Больного Ливингстона приходилось нести на носилках

Обогнув с юга озеро Ньяса, открытое им еще в 1858 году, Ливингстон продолжал свой путь дальше, на север, к Танганьике. Путешествие было нелегким. Приходилось идти по совершенно неизведанным местам. Здоровье Ливингстона к тому времени было уже сильно подорвано. К тому же он страдал от лихорадки. Порой его приходилось нести на носилках. Но он упрямо продолжал двигаться вперед.
Подойдя к южной оконечности озера Танганьика, путешественник сделал небольшую передышку. Затем он снова двинулся в путь, уже на запад, и вскоре достиг какого-то неизвестного ему озера. Местные жители называли это озеро Мверу.
Пять с половиной лет провел Ливингстон в этих краях. Несмотря на слабое здоровье, он продолжал непрерывно странствовать. Путешественник тщательно исследовал окрестности Мверу и западный берег Танганьики, открыл еще одно озеро, расположенное несколько южнее, — Бангвеоло.
Оказалось, что озера Мверу и Бангвеоло соединяются между собой рекой Луапулой. При этом Луапула, впадая в озеро Мверу с юга, вытекает из него к северу и называется уже Луалабой.
Сначала Ливингстон предполагал, что Луалаба — это один из истоков Нила, а озеро Танганьика, сильно вытянутое в длину, не что иное, как разлившийся Нил.
Однако, изучая окрестности Танганьики и Луалабы, Ливингстон постепенно изменил свои предположения. Он все больше начал склоняться к мысли, что Луалаба — это приток другой великой реки, Конго.
Чтобы проверить свои соображения, Ливингстон решил отправиться вниз по Луалабе до самого устья.
Немного отдохнув и подлечившись в арабском селении Уджиджи, на берегу Танганьики, путешественник снова двинулся в путь. Но на этот раз ему не повезло. Он уже достиг Луалабы, когда сопровождавшие его люди отказались следовать дальше. Пришлось ни с чем вернуться в Уджиджи.
В дневнике, который он регулярно вел, Ливингстон в это время писал:
«Что касается истоков Нила, то я нахожусь в состоянии вечных сомнений и неизвестности. Я слишком много узнал, чтобы утверждать что-либо определенное. Большая Луалаба… может оказаться и Конго и Нилом, а в конце концов и более короткой рекой. Текущие в северном и южном направлениях источники склоняют меня в пользу предположения, что большая Луалаба — это исток Нила, однако же большое отклонение на запад говорит в пользу Конго».
Здоровье Ливингстона все ухудшалось. Материально тоже приходилось туго, так как связь с Европой давно порвалась. Путешественник целые дни проводил в постели. Каждую минуту хорошего самочувствия он старался использовать, чтобы привести в порядок записи своих наблюдений и отчеты. Настроение портилось.
Но Ливингстон был слишком популярен в Европе, чтобы долгое отсутствие вестей о нем не встревожило общественность. Однажды он лежал в своей хижине в Уджиджи, когда к нему вбежал его слуга и, как записал Ливингстон в своем дневнике, закричал, задыхаясь: «Англичанин! Я видел его!» — и бросился его встречать. Американский флаг во главе каравана указывал национальность незнакомца. Тюки с товарами, луженые ванны, громадные котлы, горшки, палатки и прочее заставили меня подумать: «Этот путешественник не попадет в такое положение, как я».
Это оказался американский журналист Стэнли, посланный на розыски Ливингстона.
Он рассказал, что в Европе распространились слухи о гибели отважного путешественника. Это вызвало беспокойство в географических кругах. Была снаряжена экспедиция для поисков Ливингстона. Ее отряд дошел до озера Ньяса и там узнал, что слухи о смерти Ливингстона ложны. Экспедиция не стала его разыскивать и сообщила в Англию, что знаменитый путешественник жив.
Однако через некоторое время снова стали поговаривать, что Ливингстон погиб. По настоянию Английского Географического общества правительство Англии снарядило новую экспедицию. Но пока руководители этой экспедиции медлили с ее отправлением, в Богамойо прибыл Стэнли.
Генри Мортон Стэнли был корреспондентом американской газеты «Нью-Йорк Геральд». Ее владелец, типичный американский делец, быстро сообразил, что, отправив опытного корреспондента на поиски Ливингстона, можно создать хорошую рекламу своей газете.
Для этого он выбрал Стэнли, способного и деятельного репортера, уже немало путешествовавшего по заданиям «Нью-Йорк Геральд». Ему была дана инструкция идти в глубь Африки и найти Ливингстона.
«Выжмите из него все новости, какие сможете, относительно его открытий. Если он умер, соберите доказательства его смерти», — такой приказ получил Стэнли от своего начальника.
Стэнли мог расходовать столько денег, сколько ему было нужно. Энергичный и предприимчивый, он быстро снарядил небольшой отряд и в марте 1871 года двинулся к озеру Танганьика. Уже по дороге Стэнли узнал, что Ливингстон жив и находится в Уджиджи. Там он его и нашел, больного и очень нуждавшегося в материальной помощи.
Ливингстон приободрился, получив неожиданную поддержку. Он отказался ехать в Европу и загорелся страстным желанием продолжить свои исследования. Стэнли обещал помощь.
Трудно себе представить двух более различных по характеру людей, чем Ливингстон и Стэнли. Благородный и великодушный Ливингстон, бескорыстный и гуманный в отношениях с местным населением, и холодный, расчетливый авантюрист Стэнли, не считавший африканцев за людей. Но в то же время Стэнли был смелым и бесстрашным путешественником, упорным в достижении своей цели. И это сближало с ним Ливингстона.
После небольшой передышки оба путешественника отправились на лодке по озеру Танганьика. Несмотря на нездоровье, Ливингстону не терпелось закончить исследование озера. Решили выяснить, что за река находится на севере озера Танганьика и имеет ли она отношение к Нилу.
Как оказалось, это была совсем маленькая речка. К системе Нила она не принадлежала.
Теперь Ливингстон мог с полной уверенностью сказать, что озеро Танганьика не питает Нил своими водами. Значит, оно не относится к системе нильских озер.
Вскоре после этого путешественники расстались. Стэнли нужно было возвращаться в Европу, а Ливингстон думал продолжить исследование истоков Нила и Конго.
Но, к сожалению, Ливингстон уже больше ничего не смог сделать. Болезнь, мучившая его последнее время, обострилась до крайности. В 1873 году он скончался, так и не осуществив заветной мечты — найти истоки великих африканских рек.
Исследования, успешно начатые Ливингстоном, завершил Стэнли.
В 1874 году он снова приехал в Богамойо, где сразу приступил к снаряжению экспедиции. Надо было хорошо подготовиться, потому что Стэнли задумал развернуть грандиозные исследования.
Наконец многолюдная экспедиция, в составе 356 человек, двинулась в путь. Она шла к озеру Виктория. Стэнли собирался основательно исследовать это озеро и уяснить, где же в конце концов находятся истоки Нила.

108

Наконец многолюдная экспедиция двинулась в путь

Наконец многолюдная экспедиция двинулась в путь

Экспедиция Стэнли, очень хорошо оборудованная, имела в своем распоряжении небольшой катер «Леди Элис». На нем путешественник хотел объехать все озеро.
После Спика Стэнли был первым европейцем, ступившим на берег Виктории. «Мы совершили плавание по всем водам этого озера, — писал впоследствии Стэнли, — проникли в каждый залив, заводь и речку… мы прошли сотни миль в обоих направлениях по северному берегу этого моря Виктория и вдобавок к этому при поддержке сильного отряда исследовали странные области, лежащие между озерами Мута-Нциге и Виктория… Покончив дальнейшие поиски в этом направлении, мы вернулись… и отправились на юг… к Александра-Нилу, являющемуся главным притоком озера Виктория… Мы терпеливо осмотрели более половины течения реки и потом… вынуждены были 7 апреля распрощаться с питающими Нил землями и направиться в сторону Танганьики».
Этого путешествия оказалось достаточно, чтобы раскрыть последние неясности, связанные с истоками Нила.
Стэнли установил, что в озеро Виктория впадает множество маленьких речек и одна большая река, названная им Александра-Нил. Эта река и была самым первым истоком Нила. Теперь она называется по-местному Кагера. Кроме того, Стэнли обнаружил новое озеро Мута-Нциге, известное теперь под именем озера Эдуард. Оно лежало западнее Виктории и южнее озера Альберт.
Как выяснилось, Мута-Нциге соединяется рекой с озером Альберт и таким образом входит в систему нильских озер.
Теперь картина истоков Нила стала совершенно ясной.
Началом начал Нила служит река Кагера, или Александра-Нил. Она впадает в озеро Виктория. На северо-востоке от устья Кагеры Нил покидает воды Виктории и течет снова самостоятельной рекой под именем Кивира. Спик и Бертон называли Кивиру Сомерсет-Нил, а Стэнли — Виктория-Нил.
Вскоре Кивира разливается в озеро Кього. Отсюда река снова вытекает уже на запад, минуя огромные водопады Мерчисона, открытые Бэкером. Дальше Кивира впадает в озеро Альберт. Теперь надо искать реку, вытекающую из этого озера. Вот Семлики, но она тоже впадает в озеро Альберт, только с юга, а ее верховья уходят в озеро Эдуард, открытое Стэнли. Значит, продолжением Кивиры служит река Бахр-эль-Джебель, что означает «река гор». Она вытекает из озера Альберт недалеко от устья Кивиры и несет свои воды на восток. Чем ниже по течению, тем шире становится Бахр-эль-Джебель. Вскоре с запада в нее вливается приток Бахр-эль-Газаль. Немного погодя с востока в Бахр-эль-Джебель впадает Собат. Здесь река поворачивает к северу и называется уже Бахр-эль-Абьяд, или Белый Нил.
Около Хартума, главного города Судана, Белый Нил принимает с востока воды последнего своего крупного притока — Бахр-эль-Азрака. Это Голубой Нил, как его иначе называют, и берет он начало в озере Тана. Дальше река уже под именем Нил течет до Средиземного моря по местам, хорошо известным еще с древних времен.
Итак, экспедиция Стэнли принесла долгожданные результаты. Истоки Нила наконец были найдены и нанесены на карту.
Между тем Стэнли, передохнув около года и подкрепив свои силы, снова двинулся в дебри Центральной Африки. Некоторое время путешественник посвятил исследованию озера Танганьика, а затем он направился к селению Ниангве, расположенному на берегу Луалабы. Отсюда несколько лет назад Ливингстон мечтал начать исследование этой реки.
Стэнли хотел исполнить замыслы погибшего товарища.
Торговцы-арабы, жившие в Ниангве, всячески препятствовали этому путешествию. Они боялись конкуренции и не пропускали европейцев в глубь Центральной Африки. Стэнли пришлось выслушать ужасные рассказы о предстоящих трудностях. Но его ничто не могло остановить. Более того, Стэнли даже сам уговорил арабов сопровождать его экспедицию, пообещав щедрую награду.
В октябре 1876 года экспедиция в составе четырехсот человек покинула Ниангве и двинулась вдоль берегов Луалабы.
Вскоре путешественники вступили в полосу девственных лесов. Стэнли пришлось признать, что арабы не преувеличивали трудности путешествия.
Живая стена леса поднималась на высоту 40–50 метров. Гигантские деревья достигали в обхвате более 3 метров. Лианы, причудливо переплетаясь между стволами деревьев, образовывали как бы решетчатую завесу. Они оказывались всюду — и у самой земли, и высоко в воздухе, перекидывались с одной ветки на другую, от дерева к дереву. Без топора пройти через эту чащу было невозможно. Люди тратили очень много сил, прорубая себе дорогу. От невероятной влажности воздуха путешественники задыхались. Их одежда постоянно была сыра: солнце не могло пробить густую завесу лиан и других ползучих растений. От неимоверных трудов и лишений люди болели и падали духом. Все больше голосов требовало возвращения в Ниангве. Но Стэнли оставался непреклонным и упорно шел вперед.
Когда стало ясно, что арабы дальше не пойдут, Стэнли отпустил их, а сам с оставшимися спутниками продолжал двигаться дальше уже на лодках. Однако скоро путь преградили пороги. Пришлось снова высаживаться на берег и прорубать себе дорогу топорами.
Вооруженные воинственные племена не раз забрасывали экспедицию отравленными стрелами. Люди гибли. Их оставалось все меньше.

Воинственные племена не раз забрасывали экспедицию отравленными стрелами

Воинственные племена не раз забрасывали экспедицию отравленными стрелами

Наконец пороги кончились. Путешественники проплыли мимо широкого плеса. За ним справа в Луалабу вливался какой-то многоводный поток. Стэнли стал допытываться у местных жителей, что это за река. Они произносили слово «Арувими» и добавляли «Конго». Это было неожиданной радостью. Значит, Луалаба и Конго — одно и то же! Значит, путешественники выйдут к Атлантическому океану!
Стэнли с удвоенным упорством продолжал путь. Вот уже позади остался второй крупный приток Конго — Убанги, и река разбилась на множество рукавов. Потом эти рукава снова собрались воедино, чтобы разлиться в озеро. Его назвали Стэнли-Пул. А затем начался чуть ли не самый трудный участок пути. Река прорывалась через горы и двести с лишним километров стремительно неслась в нешироком скалистом ущелье, где путь преграждали пороги. Опять пришлось оставить лодки и двигаться по гористому, поросшему густым тропическим лесом берегу.
А сил оставалось совсем немного. Продовольствие кончалось, и люди начали голодать. Происходили постоянные стычки с местным населением.
Чтобы не потерять оставшихся в живых людей, Стэнли решил остановиться и разбить лагерь. По его расчетам, до Атлантического океана оставалось совсем недалеко. Там, в устье Конго, в селении Бома, жили европейцы. Они могли оказать помощь. На них была вся надежда.
Стэнли послал туда письмо с надежными людьми. В нем говорилось: «Кому-нибудь в Бома, кто знает по-английски. Я прибыл из Занзибара с 115 людьми. Мы умираем от голода. Туземцы отказываются продавать съестные припасы. Это заставляет меня обратиться к вам, хотя я вас не знаю. Не откажите в моей просьбе: пришлите мне 1000 метров бумажной материи и 20–25 мер зерна. За все издержки будет заплачено. Нужно только, чтобы все пришло в течение двух суток, иначе у меня перемрет много людей».
Помощь Стэнли и его спутники получили очень скоро. Письмо попало в руки англичан. И на 999-й день после выхода экспедиции из Богамойо оставшиеся в живых сто девять человек вышли к устью Конго.
Так завершилось путешествие Стэнли, раскрывшее еще одну тайну Африки. Истоки реки Конго наконец удалось проследить.

Истоки Нила и Конго

Истоки Нила и Конго

Теперь, сопоставив данные Ливингстона и Стэнли, можно нарисовать картину течения второй знаменитой реки Африки. К югу от озера Танганьика лежат озера Бангвеоло и Мверу, открытые Ливингстоном. Их соединяет река Луапула. Вытекая из озера Мверу, Луапула вскоре сливается с другой рекой — Луалабой, истоки которой лежат недалеко от истоков реки Замбези. От слияния Луапулы и Луалабы и образуется Конго. Сначала Конго течет на север, а затем, незадолго до впадения в нее реки Арувими, постепенно поворачивает на запад. Дальше, все более закругляясь, Конго принимает юго-западное направление. Здесь в нее вливается справа и слева множество притоков. От Стэнли-Пула начинаются знаменитые водопады, от которых уже совсем недалеко до устья.
Так объединенными усилиями Бертона, Спика, Гранта, Бэкера, Ливингстона и Стэнли была раскрыта загадка истоков двух великих рек Африки — Нила и Конго.