Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Научная работа, выполненная советскими учеными по изучению природных условий, выявлению и оценке естест­венных ресурсов Средней Азии, чрезвычайно велика по объему и многогранна по содержанию. В связи с этим с течением времени она становится все более трудно обозри­мой. Между тем, не проникнув в особенности научного про­цесса прошлых лет, невозможно судить о тенденциях даль­нейшего развития географической мысли, трудно установить очередность дальнейших исследований.
Всякие исследования прежде всего должны служить задачам современности — требование, в полной мере относя­щееся и к историко-географическим работам. В этом свете работы, относящиеся к советскому периоду познания приро­ды, обладают особыми преимуществами, так как он наиболее насыщен материалами важного теоретического и практического значения. До сих пор, например, нет спе­циальных исследований сводного характера, освещающих Историю советского периода изучения даже таких крупных регионов, как Русская равнина, Урал, Кавказ, Восточная Сибирь, Западная Сибирь и т. д. Много предстоит в этом отношении сделать и по Средней Азии, о которой немало опубликовано материала по географическим исследова­ниям в дореволюционное время, но скупо освещается со­ветский период. Слабо представлена деятельность даже Ведущих научных организаций, в том числе и САГУ. О роли последнего, пожалуй, кроме юбилейных изданий, мало где можно почерпнуть сведения. Поэтому вряд ли можно утверждать, что даже среднеазиатские ученые до­статочно полно представляют картину научно-исследова­тельской деятельности университета как в целом, так и по ведущим отраслям науки.
Эти соображения побудили автора заняться осмыслени­ем и оценкой научно-исследовательской деятельности пер­вого крупнейшего научно-учебного центра и очага культу­ры — Среднеазиатского (ныне Ташкентского) государст­венного университета им. В. И. Ленина, выявлением его роли в познании природы Средней Азии.
В стенах САГУ в рассматриваемые годы сосредоточи­вается плеяда выдающихся советских исследователей, тру­ды которых положили начало новой эпохе в изучении природы края. В этот период здесь работали известные знатоки природы: географы — Л. Н. Корженевский, Ю. А. Скворцов, В. М. Четыркин, Н. Г. Маллицкий и С. Д. Муравейский, геологи — А. С. Уклонений, В. Г. Му­хин, О. К. Ланге, В. И. Попов, почвоведы — Н. А. Димо, A. Н. Розанов, М. А. Орлов, М. А. Панков, ботаники — Р. И. Аболин, П. А. Баранов, Е. П. Коровин, М. Г. По­пов, В. П. Дробов, И. А. Райкова, М. М. Советкина, М. В. Культиасов, И. И. Гранитов, К. 3. Закиров, зооло­ги — Д. Н. Кашкаров, Н. А. Бобринский, А. Л. Бродский, Т. 3. Зохидов, климатологи—Л. А. Молчанов и Р. Р. Цим­мерман, метеорологи — А. А. Скворцов, В. А. Джорджио, B. А. Бугаев и др.
В результате полувековой деятельности университета накоплен обширный географический материал, появилось много оригинальных идей и концепций. Но мы поставили перед собой цель — дать анализ и оценку научных матери­алов, собранных в первое двадцатипятилетие истории уни­верситета (1920—1945 гг.), сосредоточив внимание на следующих задачах: а) коротко описать историю возникно­вения и развития университета как учебного и научного учреждения; б) шире осветить экспедиционную его деятельность; в) выявить основные достижения в изучении приро­ды края и проследить их дальнейшее развитие и преемст­венные связи; г) определить основные научные направления, сформировавшиеся в его стенах; д) показать роль универ­ситета в географическом изучении природы Средней Азии и в формировании современных географических представлении.
Конечно, исходя из логики, можно было бы посвятить главу предшествующему, досоветскому, периоду познания природы края с тем, чтобы установить преемственные свя­зи взглядов ученых университета с географическим насле­дием. Но, учитывая, что предшествующему периоду посвя­щено довольно много исследований, мы отказались от написания этой главы, а необходимый для нас исторический материал приводится непосредственно при характеристике научных результатов деятельности университета. Возник­новение и развитие в стенах САГУ основных географиче­ских идей и концепций рассматривается как закономерное продолжение общего непрерывного процесса познания при­роды территории Средней Азии.
В работе самое большое место отводится почвенно-биогеографическим исследованиям, так как за указанный пери­од именно они отличались большим удельным весом. Это не случайно. Институт почвоведения и геоботаники (1920— 1931 гг.) и Биологический научно-исследовательский ин­ститут (1932—1945 гг.), входившие в состав университета, сосредоточили в себе целую плеяду крупных среднеазиат­ских биогеографов и почвоведов.
В первое десятилетие свыше половины научных работ, помещенных в изданиях университета, принадлежало биоло­гам и почвоведам. Но и в последующие годы их исследова­ния сохраняли одно из первых мест. Физико-географические же и специальные геолого-геоморфологические иссле­дования университета развивались неравномерно — отдель­ные периоды их широкого развертывания сочетались с пе­риодами спада вплоть до прекращения. Несмотря на это, был собран значительный материал по геологии, геоморфо­логии, а также климату, гидрологии и гляциологии Средней Азии, что нашло надлежащую оценку в работе.
Бегло освещаются исследования геофизиков универси­тета, касающиеся природы края. Здесь мы имеем в виду ин­тересные исследования по синоптической метеорологии и аэрологии (В. А. Джорджио, Р. Р. Циммерман, В. А. Буга­ев, И. И. Крамалей), по климатологии, микроклимату и физике приземного слоя воздуха (А. А. Скворцов, А. Г. Лютерштейн, Л. Н. Бабушкин), по актинометрии (Н. Н. Златовратский, Е. А. Чернявский), по изучению магнитного поля и местных магнитных аномалий (В. Н. Михалков), применению методов математической статистики к изучению режима среднеазиатских рек (Л. К. Коревицкий), изучению географических аспектов гидрологии Средней Азии (В. Л. Шульц), по обследованию движения ледников (Н. Н. Златовратский) и т. д. Большая часть этих исследований носит специальный характер.
Основными источниками для написания работы явились архивные материалы Центрального государственного архи­ва Октябрьской революции (ЦГАОР) УзССР, Централь­ной научной сельскохозяйственной библиотеки (ЦНСХБ) УзССР и фонд Ташкентского университета. Особенно обильный материал обнаружен нами в архиве ЦНСХБ УзССР, где хранится весь рукописный и картографический фонд Института почвоведения и геоботаники САГУ.
Автор выражает глубокую признательность 3. Н. Дон­цовой и Л. Н. Бабушкину за их кропотливый труд по пол­ному просмотру рукописи. При подготовке к печати настоя­щей работы были учтены ценные советы и замечания И. И. Гранитова, И. А. Райковой, А. А. Азатьяна, В. Ф. Гурвича, М. А. Орлова, О. Ю. Пославской, Н. А. Когая и др.