Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Специфика природных ландшафтов края, главные чер­ты их сходства и различий чаще обусловлены своеобразием климатической обстановки.
Ведение систематических метеорологических и клима­тологических работ в крае в советский период, прежде все­го, заслуга гидрометеорологических учреждений края, глав­ным образом Средазмета (Туркмета). Но, вместе с тем, ряд ведущих научных сотрудников последнего (Л. А. Мол­чанов, А. А. Скворцов, В. А. Джорджио, В. А. Бугаев и др.) одновременно совмещали работу в университете. По­этому вполне очевидно, что их исследования в определен­ной степени могут быть отнесены и к заслугам универси­тета.
Известно, что первые обобщающие материалы о климатической обстановке Средней Азии приводятся Б работах
A. И. Воейкова (1884), С. Тиханова (1895), Д. Д. Гедео­нова (1898) и др. В работе А. И. Воейкова дается общее описание климата и раскрываются особенности климатообразующих факторов; делается попытка установить взаи­мосвязь последних. В труде Д. Д. Гедеонова выявляется климатическая обстановка между Ферганской долиной и Самаркандской котловиной; впервые делается намек на субтропический характер климата района, расположенного к югу от Гиссарского хребта. Кроме того, анализируя режим осадков, автор обнаруживает одну из самых су­щественных черт в климате южной половины Средней Азии — неравномерное распределение их в течение года.
Однако до революции были определены лишь общие черты климата края, из-за отсутствия достаточных факти­ческих данных не был вскрыт генезис климата и регио­нальные его особенности. Имевшиеся сведения по климату, за исключением единичных случаев (Р. Р. Шредер, 1909), не были связаны с хозяйственными запросами.
Общая характеристика климата Средней Азии. Осо­бенности его зонально-поясной и региональной дифферен­циации. В изучении климата Средней Азии большие за­слуги принадлежат Р. Р. Циммерману и Л. А. Молчанову. Они первыми обобщили материалы по климату края в советский период и создали ранние климатические очерки крупных районов.
Р. Р. Циммерман и И. Байдиков еще в 1922—24 гг. при участии Л. А. Молчанова предприняли попытку климати­ческого районирования Средней Азии (Статистический ежегодник ЦСУ за 1917—1923 гг. Ташкент, 1924). Спустя два года в несколько дополненном виде этот опыт районирования был опубликован Р. Р. Циммерманом и Л. А. Молчановым, что стало крупным научным событием, так как, распола­гая скудными метеорологическими данными, они рельефно показали главнейшие особенности территориальной диф­ференциации климата как в широтном, так и в высотном направлениях.
Климатическое районирование проводилось по методу B. Кёппена (1918 г.), представляющему развитие предло­женной им в 1901 г. классификации климатов. На карте, приложенной к работе, были выделены «районы»: климата пустынь, степей и предгорий, гор, высокогорной пустыни. По существу это были не «районы», а высотные климати­ческие пояса, что, собственно, отразилось и на принятых авторами названиях и интерпретации выделенных полос: говоря о «районе» пустыни, авторы отмечают, что он зани­мает «всю среднюю и западную равнинную часть» (под­черкнуто нами); «климат степей и предгорий охватывает… склоны горных систем». Далее идут «климат гор» и «кли­мат высокогорной пустыни».
Но наряду с этим авторы считали необходимым вы­делить в особый «подрайон» северную часть территории на том основании, что здесь «осадки выпадают равномер­нее в течение года, лето не так резко выделяется в этом отношении от других времен года».
Несколько лет спустя эта мысль была подтверждена и получила широкое экологическое развитие Д. Н. Кашкаровым, Е. П. Коровиным, А. Н. Розановым при анали­зе ими материалов своих исследований в Каракумах и Бетпак-Дале.
Еще во второй половине XIX в. Н. А. Северцов (1873) намечал некоторые различия в экологической обстановке территорий, располо­женных к северу и югу от хр. Каратау. Однако это нисколько не умаляет заслуг авторов климатического районирования.
Р. Р. Циммерман и Л. А. Молчанов показали различия в гидро­термическом режиме северных и южных пустынь, но они не обратили внимания на то, что в Средней Азии сталкивается влияние двух кли­матических поясов: умеренного и субтропического. Этот факт был позже замечен биогеографами.
Биогеографы университета — Р. И. Аболин, Д. Н. Кашкаров и Е. П. Коровин — подтвердили вывод Р. Р. Циммермана и Л. А. Мол­чанова о двух типах умеренного и субтропического гидротермического режима Средней Азии, а также развивали мнение о том, что указан­ные климатические различия дают одновременно и основу важнейше­го физико-географического рубежа. Ибо различия в гидротермическом режиме северных и южных территорий Средней Азии отражаются на характере всех компонентов природной среды и, следовательно, приво­дят к качественной неоднородности всего комплекса физико-географи­ческих условий. В утверждении этой важной идеи также большое зна­чение имели работы крупных советских географов И. П. Герасимова (1933), А. А. Григорьева (1944), В. М. Четыркина (1960) и др. Но, пожалуй, наиболее удачно и всесторонне развивается эта идея в исследовании Е. П. Коровина и А. Н. Розанова (1938). Эти авторы достаточно обоснованно мотивировали мнение о том, что указанная климатическая граница не замыкается только в равнинных и предгор­ных частях Средней Азии, а имеет продолжение и в горной области. По их утверждению, в горных частях края граница проходит по хр. Каратау, Таласский Алатау, Узун-Ахмат и Ферганскому; далее поворачивая на юг, идет по границе Памира и Бадахшана. Часть Средней Азии, расположенная к югу от этой границы, в работе Е. П. Коровина и А. Н. Розанова получила название Среднеазиатской климатической провинции (а северная — Казахстанской). Исследова­тели отмечают, что вследствие резкой контрастности в увлажнении провинции в ее пределах формируются две «гидротермически и биоло­гически различные фазы» вегетационного периода: мезотермическая (влажная и довольно теплая весна) и ксеротермическая (жаркое, за­сушливое лето). Эти биоклиматические идеи сотрудников универси­тета в физико-географическом и агроклиматическом аспектах получи­ли дальнейшее творческое развитие в трудах географов В. М. Че­тыркина и Л. Н. Бабушкина.
Как видно, схема климатического районирования Р. Р. Циммермана и Л. А. Молчанова в дальнейшем поло­жительно воспринималась большинством исследователей и играла важную роль в развитии представлений о климати­ческой обстановке края. В оформлении современных пред­ставлений об общей и региональной климатологии Средней Азии определенное значение имели также и другие публи­каций этих ученых.
Из обобщающих работ Р. Р. Циммермана можно ука­зать на его статьи «Климатология» в книге Б. X. Шлегеля «Водное хозяйство Средней Азии» (1926), «Климат Бухары» и «Климат Хорезма» (1926) и т. д. Перу А. А. Молчанова принадлежат работы «К вопросу о кли­матическом районировании хлопкового района» (1925), «Климат Таджикистана» (1925), «Климат Туркмении» (1929), «Климат Узбекистана» (1934), «Климатические условия наиболее теплых районов Средней Азии» (1935) и др. В научно-теоретическом и методическом отношениях весьма важную роль сыграли опубликованные в 20-х го­дах работы Л. А. Молчанова «Общие задачи климатоло­гии в Средней Азии» (1927) и «Программа маршрутных метеорологических наблюдений Средней Азии» (1926). Развитие научных представлений о климатической обста­новке края и их современное состояние тесно связаны с именами этих двух представителей университета.
Самостоятельный научный интерес представляют взгля­ды Р. И. Аболина (1929, 1930) об общих чертах и регио­нальных особенностях климатических условий Средней Азии. В его трудах климатические показатели выступают в качестве наиболее важного критерия при естественно-историческом районировании. В связи с этим им большое внимание уделяется изменению климата, в особенности его двух основных составляющих: температуры и количества осадков в зависимости от широты и высоты местности. Раз­бор и оценка взглядов Р. И. Аболина даются нами в раз­деле «Природное районирование».
Развернутое описание климатических условий всей Средней Азии или крупных ее частей приводится также в ряде сводных работ Н. Л. Корженевского (1925, 1941), Н. Г. Маллицкого (1929), Е. П. Коровина (1934, 1934а), Е. П. Коровина и Д. Н. Кашкарова (1934), Д. Н. Кашкарова и Е. П. Коровина (1936) и т. д.
Условия формирования климата Средней Азии. В пере­численных работах главное внимание уделено статистиче­скому анализу метеорологических данных. Изучению же отдельных факторов формирования климата Средней Азии уделялось мало внимания. Это особенно касается такого важного динамического фактора, как циркуляция атмосферы.
Синоптические исследования в отличие от климатологи­ческих начали развиваться значительно позднее, с 1920— 21 гг. Огромную роль в организации этих исследований играл И. И. Крамалей, первый директор Туркмета и пер­вый заведующий синоптическим отделом. Бурное развитие синоптической метеорологии в первые годы после револю­ции связано с потребностью народного хозяйства в прогно­зах погоды (водное хозяйство, сельское хозяйство и, осо­бенно, развивающийся воздушный транспорт). Но и И. И. Крамалей работал до 1927—28 гг. (до перевода в Москву). Его сменил В. А. Джорджио. В университете си­ноптические исследования начали развиваться с 1936— 38 гг., когда в САГУ на постоянную работу перешел В. А. Джорджио, а несколько позже и В. А. Бугаев.
Развитие динамической климатологии в Средней Азии связано с деятельностью Ташкентской синоптической шко­лы во главе с В. А. Джорджио и В. А. Бугаевым. Работы последних достаточно убедительно мотивируют генетиче­ские аспекты формирования климата края в связи со слож­ными процессами атмосферной циркуляции. При активном их участии и по существу по их инициативе была получена оригинальная схема классификации типов погод Средней Азии. Ими устанавливается своеобразная динамика разви­тия типов циркуляции края как в пространстве, так и во времени. Показывается своеобразное проявление главных составляющих атмосферной циркуляции — процессов адвекции, трансформаций и фронтогенеза в формированию климата Средней Азии (гл. I).
В успешной разработке авторами некоторых узловых проблем синоптической метеорологии (в частности, в прило­жении метода математической статистики к анализу синоп­тических процессов) плодотворное влияние оказало их тесное научное содружество с математиком Т. А. Сарымсаковым.
Вопросы микроклимата. Еще с начала 20-х годов А. А. и Ю. А. Скворцовы поставили оригинальные микро­климатические исследования. Стремясь разобраться в про­цессах засоления в Голодной степи в связи с искусствен­ным орошением, А. А. и Ю. А. Скворцовы вели эпизоди­ческие наблюдения за температурой и влажностью воздуха на различных высотах над поверхностью почвы на полив­ных, занятых культурной растительностью полях и на смеж­ных с ними неполивных участках. Эти наблюдения позво­лили Скворцовым выяснить изменения, которые происхо­дят в приземном слое атмосферы под влиянием орошения. По своему воздействию на сельскохозяйственную культуру этот режим приобретает самостоятельное значение, что дало основание Скворцовым предложить особый термин «агроклимат». Результаты этих первых исследований Скворцовы опубликовали в ряде статей 1925—27 гг.
Цель микроклиматических исследований Скворцовых заключалась во вскрытии физической сущности микрокли­матических явлений. А. А. Скворцов, выясняя причины микроклиматических особенностей, возникающих под воз­действием искусственного орошения, был вынужден обра­титься к изучению первоосновы формирования микрокли­мата — теплового баланса подстилающей поверхности, связав его изучение с изучением микроклимата. Он опре­делил составляющие баланса и вскрыл значение отдель­ных компонентов его в формировании микроклимата. Этими вопросами А. А. Скворцов занимался еще будучи сотруд­ником Средазмета. Позже, уже в университете и в основном после Отечественной войны, результаты наблю­дений и экспериментальных исследований в приземном слое атмосферы привели его к своеобразной трактовке сложнейших вопросов, связанных с конвективными процес­сами в атмосфере. Они позволили ему построить ориги­нальную теорию развития и протекания процессов конвек­тивного обмена тепла и влаги — теорию, которую он на­звал «законом ярусности конвективного обмена».
Крупным практическим результатом всех этих иссле­дований явилась разработка метода расчета испарения с естественных поверхностей.