2 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Клетки-путешественники, о которых мы уже расска­зывали, как и прохожие в андерсеновском городке, ориентируются по каким-то одним им попятным вывес­кам, написанным на клеточном языке. Например, па во­ротах, ведущих в Тимус, написано: «Приглашаются стволовые клетки и костномозговые лимфоциты, желаю­щие получить высшее образование и диплом Т-лимфо­цитов. Вход лимфоцитам из лимфатических узлов и се­лезенки строго воспрещается», а у входа во владение Костного Мозга надпись гласит: «Приглашаются на ва­кантные должности стволовые кроветворные клетки, имеющие подходящее происхождение». Или: «Сегодня вакантных мест нет — обращайтесь через неделю», и, разумеется, существует приписка: «Вход зрелым эрит­роцитам и лейкоцитам крови запрещен. Клетки лимфо­узлов и тимуса обратно не принимаются».

Страшно подумать, что произошло бы, если бы ка­кой-нибудь клеточный тролль взял бы да перевесил вы­вески. Началась бы жуткая толкотня и сумятица, не было бы никакого порядка. А в результате организм остался бы и без клеток крови, и без защитников-лим­фоцитов. Окажись вывеска «Фабрика, изготовляющая клетки крови. Приглашаются стволовые клетки», напри­мер, у входа в Почку или в Легкие, легковерные путе­шественники — стволовые клетки поверили бы… И что бы они нашли? Никаких условий для жизни и размно­жения. Куда уж там вырабатывать клетки крови, надо уходить, а куда? В Костный Мозг не войти, потому что там надпись «Здесь вырабатывается желчь». Не лучшая участь ждала бы и тех, кто хотел обучиться на Т-лимфоцитов. В Тимус им не войти: грозная вывеска не пус­кает: «Производится очистка крови от мочевины. Выра­батывается моча. Посторонним не обращаться». Мало того, в такой неразберихе клетки с «дурными наклон­ностями» (а среди клеток есть и такие) могут получить высшее специальное образование и занять важные посты в организме, а там и натворить всяких дел…

Думать об этом можно без конца, да в результате только одно расстройство! Ясно одно, клеткам для их размножения и созревания нужно побывать не в каком-нибудь месте, а в строго определенном органе. Этот орган создает условия для клеток-путешественников и решает их дальнейшую судьбу. В этом смысле Тимус неповторим и незаменим, Костный Мозг и Лимфоузел тоже. И микроокружение — микроклимат, действующий на территории тимуса,— сильно отличается от микро­климата всех других органов.

Вот об этом-то, пока буря не перевесила вывески, мы и поговорим. Но сначала немножко географии.

Географическая карта с синими реками и морями, с коричневыми рельефами гор и зелеными лесами и с изрезанными очертаниями материков, зовущая нас пу­тешествовать, испещрена звучными и часто непонятны­ми названиями. Условная карта организма, где красны­ми нитями нанесены пути клеточных миграцией, просле­женные учеными, так же богата названиями тех «про­ливов и материков», мимо которых пролегает путь клетки. Почему же клетка-путешественница не прель­стится пышным названием и мягким климатом живописных мест, мимо которых она проходит? Почему указа­тель, стоящий на ее пути, не может заманить ее посе­литься в неподходящем краю? Клетка, привлеченная вывеской может, правда, ненадолго сойти с маршрута и осмотреть незнакомый край, но лишь как турист: по­бродить и снова отправиться в путь на розыски «горо­дов», которые и представляют собой цель путешествия. Малый лимфоцит, покинувший Костный Мозг в поисках Тимуса, может побродить по лабиринтам печени, легко­го, но не поселится в них, а будет путешествовать по организму до тех пор, пока не достигнет Тимуса. В чем тут секрет? Как читает лимфоцит дорожные знаки и вы­вески, как понимает значение прочитанного и как при­нимает решение о своем дальнейшем пути?

На эти вопросы ответы еще не получены. И может быть, кто-нибудь из читающих эти строки сумеет рас­крыть некоторые тайны путешествующего лимфоцита…

Для того чтобы принять участие в разгадке этой увлекательной истории, нужно вооружиться сложными приборами и, разумеется, знаниями. Но знания и при­боры — только помощники исследователя. Поэтому очень важно сначала создать гипотезу, т. е. представить себе, как может обстоять дело, и это, в свою очередь, оп­ределит направление научных поисков. Попробуем нена­долго поставить себя на место лимфоцита (или другого путешественника), разыскивающего какой-то пункт по вывеске, и разберем варианты возможного поведения,

Разберем первую возможность. Каждый путешест­вующий лимфоцит может читать и понимать все вывес­ки и выбирает только нужную. Для простоты предста­вим себе московского мальчика, который впервые при­ехал в Ленинград. Мальчик хочет попасть в кино. Он идет по городу, смотрит по сторонам и читает вывески. «Продовольственный магазин» — нет, не то. «Книги» — интересно! Загляну па обратном пути. «Зубоврачебная поликлиника» — э, нет!» и т. д. И наконец: «Кино» — начало сеанса в десять тридцать, «Три мушкетера. Се­рия первая». И мальчик бежит к кассам.

Другая воображаемая ситуация: лимфоциты негра­мотны и не могут читать все вывески подряд (или мо­гут читать, но не понимают их значения); они в силах прочесть и понять только одну вывеску, например, одни лимфоциты — «Тимус», другие — «Селезенка», а на остальные вывески они просто не реагируют. И снова представим себе двух московских мальчиков, которые приехали на каникулы в Таллин. Один мальчик разыс­кивает аптеку, другой — булочную. У каждого в руке записки, на которой по-эстонски написано: «Аптека» и «Хлеб». Мальчики будут бегать по улицам до тех пор, пока не встретят по пути знакомую вывеску и не оты­щут нужное учреждение. Впрочем, по дороге они могут развлекать себя чтением непонятных вывесок.

Читают ли лимфоциты вывески первым или вторым способом, пока неизвестно. Но уже достоверно показано, что они отличают «ворота», ведущие в лимфоидные ор­ганы, от других ворот. Так лимфоциты прикрепляются к выстилке мелких сосудов, проходящих через лимфа­тический узел. Вероятно, здесь и осуществляется рас­познавание органа и решается вопрос: «входить или не входить».

Теперь, покончив с вывесками, перейдем к главно­му — к неповторимому, уникальному микроокружению или микроклимату, который встречается только на тер­ритории специализированных кроветворных и лимфоид­ных органов и определяет судьбу кроветворных клеток и лимфоцитов.

Чтобы лучше представить себе смысл понятия «ми­кроокружение», которое было введено несколько лет назад в науку о кроветворении, обратимся к примерам из жизни леса, так как именно в распространении ра­стений и животных огромную роль играют местные ус­ловия, микроклимат, созданные растениями и животны­ми-соседями, иначе говоря, живое микроокружение. После лесных пожаров черно и пусто в лесу: ни деревь­ев, ни кустов, ни травы. И не слышно птиц… Пройдет время, и зарастет обожженная земля травой и подни­мутся на ней деревца-самосевки. Подрастут деревья, и в молодой роще совьют гнезда птицы, а под ветвями спрячутся от лучей солнца те цветы и травы, которые любят тень… И снова потечет лесная жизнь… И если слу­чится нам вернуться в веселую рощу через много лет, то мы не узнаем знакомых мест. Разрослись темные ели, и зачахли белые березы, и не видно больше их нарядных стволов. А на земле скучно: пропали высокие цветы и травы, не растет больше ягода земляника и смолкли птицы. Лес стал молчаливым и темным. Еловые ветки закрыли небо, а земля покрылась желтыми иголками. И звери здесь другие живут… Так меняется лес и сме­няют друг друга его обитатели. Одни из них любят солнце, другие тень, и каждому нужно что-то свое. Пер­вые растения, поселившиеся на старом лесном пожари­ще, создают микроклимат для следующих поселенцев: деревьев, трав и зверей. И все идет своим чередом. И этот черед хорошо знают люди, которые любят лес. Лесник может вам показать такие места в своем лесу, и каждый, кому интересно, найдет записи об этом в про­стых и сложных книгах… Примеры о том, какой зверь предпочитает для поселения какие леса, можно приво­дить без конца. И по сути дела, они тоже будут сво­диться к описанию необходимого микроокружения, пе­речислению тех условий местности, которые необходимы для жизни этого животного.

Но пора вернуться к кроветворным клеткам и лимфо­цитам. Так какие же клетки создают микроклимат — ха­рактерную среду обитания для кроветворных клеток и лимфоцитов?

Начнем с костного мозга. Кроветворение в костном мозге происходит внутри костных пещер. Со стен пещер свешиваются рыбачьи сети, сплетенные ретикулярными клетками-ткачами, которые живут во тьме пещер. Золо­тая рыбка, попавшая в сеть, выводит здесь своих маль­ков. Вот, посмотри! Здесь стайка красных мальков, там — белых, а вон там — голубых. И эти мальки ухо­дят сквозь сети и уплывают в синее море… Чтобы вы­браться из костного мозга и попасть в кровь, клетки-рыбки протискиваются через стенки сосудов, напоминаю­щих по форме виноградную гроздь. Так какие же ланд­шафты — костные ли пещеры, рыбачьи ли сети, клу­бочки ли сосудов — создают неповторимый климат кро­ветворного микроокружения? Все ли они одинаково важны, нет ли среди них исключительных?

Несколько лет назад мы не могли бы четко ответить на этот вопрос. А сейчас можем попытаться. Исследова­тели, работающие над его решением, уже на подходе к манящим неприступным вершинам… Правда, все идут разными непроторенными путями и каждый проклады­вает свою тропу. Мне хочется рассказать об этих пу­тях — кружных, окольных и часто запутанных тропах.