5 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Жемчуг, как мы уже знаем, образуется в раковинах пресноводных и морских моллюсков. Теоретически все моллюски, имеющие раковину с перламутровым слоем, могут продуцировать жемчуг, однако для представителей класса лопатоногих, панцирных и моноплакофор это явление не отмечено. У двустворчатого моллюска тридакны, раковины которого лишены перламутрового слоя, об­разуются жемчужины величиной с голову ребенка, но без присущего жемчугу блеска. Такой жемчуг весьма эффектен, но стоимость его невелика.

Пресноводные моллюски. Драгоценный пресноводный жемчуг образуется в раковинах семейства унионид, или перловицеобразных. Из них наибольшее значение имеют моллюски двух родов — маргаританы (Margaritana) и дауринайи (Dahurinaia). Среди маргаритан поставщиком пресноводного жемчуга является пресноводная жемчуж­ница (Margaritana margaritifera). Она обитает в реках Прибалтики, Карелии, Кольского полуострова, Финлян­дии, Швеции, Норвегии, Англии, Ирландии, Северной Америки, водится в устье Дона и в каскадах Пиренеев. Еще недавно моллюск был распространен довольно ши­роко. Быстрое исчезновение его в ряде районов объяс­няется не только хищническим истреблением в погоне за жемчугом, но и сильной заболоченностью берегов рек, поступлением в них болотных вод, развитием лесоспла­ва, наличием в воде взмученных минеральных частиц, засоряющих жабры маргаританы.

Маргаритана обитает в чистых проточных реках и ручьях с медленно текущей холодной водой, содержащей минимальное количество солей кальция и магния. Изве­сти в ней должно быть не более 15 мг/л. Дно сложено мелким песком, гранитами, гнейсами, кристаллическими сланцами, прибрежная растительность дает хорошую тень. Наибольшие скопления раковин наблюдаются в местах поворота направления течения. Глубина мест оби­тания маргаританы колеблется от 0,4—1 м на порогах до 2,4 м на плёсах. Ареал жемчужницы на Северо-Запа­де СССР ограничен реками, лишенными извести, и сов­падает с ареалом форели. Маргаритана, поселившись в реке, во многом способствует тому, что вода становится чистой. Она постоянно перекачивает через себя воду, за­держивая муть и питательные вещества. Так ракушка кормится.

Моллюск имеет прочную толстостенную раковину овальной или почковидной формы, длиной до 12 см, внешне похожую на обычную речную беззубку, только покрупнее и покрытую изнутри красивым перламутром. Перламутр белый с легким синеватым оттенком. Годовой прирост раковины составляет 1,63 мм. Зимой раковина растет в 4 раза медленнее, чем летом. Это обстоятельст­во вызывает образование на раковине особых колец нара­стания, подобных тем, которые образуются на чешуе у рыб. По числу этих колец можно судить о возрасте: мно­гие животные доживают до 80—90 лет.

Маргаритана — малоподвижное колониальное живот­ное. Передвигается с помощью развитой топоровидной ноги: выставит ее между створками, зароется в песок и подтянет весь домик. Так, за сутки она может пройти до полметра.

Каждая самка-жемчужница продуцирует до 3 млн. ик­ринок [Граевский, Баранов, 1949]. Икринки жемчужни­ца держит между створками до тех пор, пока они не превратятся в личинки-глохидии, которые способны само­стоятельно передвигаться. После этого личинки с током воды попадают в жабры лососевых рыб (семги, форели, горбуши), где какое-то время паразитируют. Рыба погло­щает кислород, растворенный в воде; с водой через жаб­ры поступают и мельчайшие питательные частицы. Рыбы разносят личинки на большие расстояния, таким образом осваивая новые участки водоемов. Со временем личинки превращаются в миниатюрные раковины. Они падают на дно и начинают вести новую жизнь.

В колонии на грунте темные раковины маргаританы стоят вертикально, чуть наклонившись по течению. Они расположены так тесно, что напоминают своеобразную мостовую. Биологи Б. Ф. Голубев и А. Б. Есипов [1973] пишут, что в реке Емешь (Кольский полуостров) есть участки с насыщенностью моллюсков до 500 экземп­ляров на 1 м2.

Широко распространена жемчужница в реке Кереть на Северо-Западе СССР. Она течет по скальному грунту и заболоченным землям, в ней много порогов и плёсов. Общие запасы жемчужниц в реке 4,5 млн. экземпляров [Голубев, Есипов, 1973]. Раковины обнаружены на про­тяжении трети реки, начиная с порога Кривого. Они располагаются плотными колониями преимущественно в порожистых местах, где количество раковин достигает 50 экземпляров на 1 м2. На более спокойных участках реки плотность колоний уменьшается до 10 экземпляров на 1 м2. Наиболее богата жемчужницами река Варзу­га — одна из главных водных артерий Кольского полу­острова. Раковины обнаружены на площади около 10 млн. м2. Данные о запасах пресноводной жемчужни­цы в реках Северо-Запада СССР приведены в табл. 5, составленной по материалам Голубева и Есипова [1973].

T_005

Из таблицы видно, что общие и промысловые запасы пресноводной жемчужницы в водоемах Северо-Запада СССР достаточно велики, а почти полвека назад они оце­нивались лишь в 3 млн. особей.

Промысловое значение имеют два вида моллюсков, от­носящиеся к роду дауринайя — даурская жемчужница (Dahurinaia dahurica) и камчатская (Dahurinaia midden­dorfii). Камчатская жемчужница встречается на Охот­ском побережье Камчатки, в горных и полугорных реках с чистой, богатой кислородом водой. Участки, на которых она обитает, защищены от непосредственного удара струи. Овальная раковина этой жемчужницы достигает длины 9 см и более, характеризуется значительной толщиной створок и мощным перламутровым слоем.

Даурская жемчужница широко распространена по всему бассейну Амура (кроме верхнего и среднего тече­ния реки Амгуни). Населяет горные и полугорные реки с песчано-каменистым грунтом и чистой, насыщенной кислородом водой. Длина раковины моллюска 18 см, вес 300 г.

Численность и распространение видов зависят от чи­стоты и температуры воды, содержания в ней кислорода, характера грунта. Загрязнение и изменение режима рек значительно сокращают численность моллюсков, часто приводят к полному их исчезновению. Отрицательно вли­яет на колонии жемчужницы уничтожение лесов, сплав леса, приводящий к накоплению в реках затонувших бре­вен и их последующему разложению.

Пресноводная, даурская и камчатская жемчужницы занесены в Красную книгу РСФСР. Из других унионид качественный жемчуг извлекают из раковин видов Quadrula undulata, Q. plicata, Plagiola securis.

Морские моллюски. Морские моллюски славятся сво­им перламутром и способностью образовывать самый лучший жемчуг. Их называют золотогубыми или сереброгубыми. Самый ценный (восточный) жемчуг дают двустворчатые моллюски рода Pinctada.

Наиболее крупная раковина Pinctada maxima обитает у северных и западных берегов Австралии и у берегов Малаккского полуострова. Раковины этого вида достигают 30 см в диаметре и весят до 10 кг. В них образуются крупные жемчужины, стоимость которых зависит от цвета.) Цейлонская жемчужница (Pinctada vulgaris) на­селяет побережья Красного моря, Персидского залива, Шри-Ланки, Малаккского полуострова и Новой Гвинеи. Раковины моллюска имеют серебристый цвет и правиль­ную форму. Находящиеся в них жемчужины невелики, вес их редко превышает 12 гран, обычно известны под названием «зерновой жемчуг». Моллюсков добывают поч­ти исключительно ради жемчуга, значение самих рако­вин небольшое. В водах Персидского залива много раковин красноватого оттенка.

Pinctada margaritifera, наоборот, больше ценится из-за своей раковины, и лишь иногда в ней попадаются красивые жемчужины. Обитает на мелководьях Индий­ского и Тихого океанов, в частности у берегов Новой Гвинеи, Австралии и Новой Каледонии. Раковины из Австралии с черной окраской краевой части и из Кали­форнии с зеленым краем перламутрового слоя очень ценны тем, что дают черные жемчужины.

Японская жемчужница (Pinctada martensii) обитает у южных берегов Японии на сравнительно небольших глубинах. Диаметр ее раковины никогда не превышает 7—8 см. Радиальная жемчужница (P. radiata) живет у побережья Центральной и Южной Америки.

Пинктады ведут сидячий образ жизни, прикрепляясь к подводным камням густым пучком прочных биссусовых нитей, вырабатываемых специальной железой; обитают среди кораллов, губок, актиний, которые иногда поселя­ются на самих жемчужницах. Это типичные обитатели морских районов. Форма и скульптура раковины весьма изменчивы. Особенности ее строения во многом зависят от условий нахождения моллюска. Поэтому один и тот же вид из разных мест отличается качеством перламутра и жемчуга.

Из двустворчатых моллюсков следует упомянуть ги­гантскую тридакну (Tridacna gigas), в которой находят молочно-белые и розовые жемчужины — клям. Ее створ­ки достигают 1,4 м длины, а вес — 200 кг, причем мяг­кие части тела весят всего около 30 кг. Раковина мол­люска настолько массивна, что, не закрепляясь, лежит прямо на поверхности рифа, наиболее толстой и тяжелой частью вниз, а брюшной и мантией вверх. Створки такой громадины, да еще стягиваемые сильными запирательны­ми мышцами, способны передавить или перерезать (внут­ренняя сторона их внешнего края остра как бритва) якорные канаты из волокна, случайно попавшие в рас­крытую раковину. Раскрыть створки живой тридакны можно лишь при помощи лома.

Тридакна обитает в Индийском и в западной части Тихого океана. Большой Барьерный риф на востоке Авст­ралии — настоящее царство тридакн. Неподвижно лежащие среди скал, обросшие кораллами и водорослями, крупные тридакны почти незаметны в воде. Тридакны могут обитать и в более глубоких местах, в краевых частях рифов, омываемых океанским прибоем. Человек, неосторожно бродящий по рифу, или ныряльщик за жем­чужными раковинами может не только пораниться об острие края раковины, но и попасть в тиски моллюска. Из литературы известно, что не один искатель жемчуга погиб от мертвой хватки тридакны. Однако опытные мор­ские охотники успевают ножом перерезать запиратель­ный мускул, прежде чем тридакна сомкнет створки.

Когда мощные створки раскрыты, хорошо видны вы­сунувшиеся наружу волнистые складки мантии, напоми­нающие гигантские губы, лиловые, желтые, синие, корич­невые или зеленые. Несмотря на свои большие размеры, тридакны питаются мелкими организмами, которых заса­сывают через сифон благодаря действию наружной части мантии и жабр. Еще об одной особенности в питании тридакны пишут биологи В. И. Зацепин и 3. А. Филато­ва: «Интереснейшее явление представляет собой симбиоз с одноклеточной мелкой водорослью зооксантеллой. Ткань наружного края мантии буквально набита этими водорослями, они имеются и в других частях мантии, в тканях, мускулах и даже в крови, но в значительно меньшем количестве. Хотя тридакна и является фильтратором, она, несомненно, питается и своими собствен­ными зооксантеллами, которые сама «разводит» главным образом в хорошо освещенных тканях наружных краев своей мантии». Так обоюдовыгодно сотрудничают мол­люск и водоросли. Живут тридакны до 100 лет и долее. С незапамятных времен створки моллюска используются Для хозяйственных целей. В тридакне находят жемчу­жины до 7 кг. В настоящее время гигантская тридакна стала столь редкой, что занесена в Красную книгу СССР.

Оригинальный красноватый, темно-коричневый и чер­но-фиолетовый жемчуг встречается в раковине благород­ной пинны (Pinna nobilis), обитающей в Средиземном море, Тихом и Атлантическом океанах. Раковина дости­гает 80 см. Характерная особенность пинна-жемчуга со­стоит в том, что он имеет такой же цвет, как и ракови­на, из которой его извлекли. Всемирной известностью пользуются пинны, обитающие в водах Калифорнийского залива и дающие жемчуг черного цвета.

В раковине морского молотка-малеуса, названного так за причудливую форму, жемчуг встречается реже, чем у обычных жемчужниц, к тому же он имеет брон­зовый оттенок.

В ракушках-венусах находят фиолетовый жемчуг, в пектенах — зеленоватый, сиреневатый и других от­тенков, в полупрозрачных плакунах — от свинцово-серого до красновато-черного. Форма жемчужин из этих моллюс­ков неправильная, качество невысокое.

Часто находят жемчуг в мидиях и близких к ним мо­диолах. Они встречаются на шельфе Черного моря почти повсеместно, больше на песчаных грунтах, меньше на илистых осадках. Форма жемчужин неправильная, эл­липсовидная, реже круглая, поверхность чаще неровная, Самые крупные жемчужины добываются из больших мол­люсков. Недавно у берегов Феодосии рабочий М. Кова­ленко выловил мидию, буквально заполненную отливаю­щими перламутром жемчужинами. В ней оказалось 133 жемчужины размером от 3,2 до 5,2 мм и весом от 1,4 до 2,6 грана. Жемчужины были особенно красивы в момент раскрытия раковины, а затем потускнели. В од­ном из экземпляров мидии, добытой у села Оленевка Крымской области, было обнаружено 46 жемчужин, ко­торые, подобно гранатовым зернам, инкрустировали стенки желудка моллюска [Шнюков, Деменко, 1983]. Наполнение мидий тусклым сине-зеленым жемчугом не­однократно отмечали работники морских хозяйств, где ми­дий культивируют ради вкусного мяса. Нередко жемчуг обнаруживают в консервах из мидий.

Сферичность и блеск жемчуга из черноморской мидии, как подчеркивают специалисты, зависят в основном от его величины: с ростом жемчужины форма ее становит­ся менее правильной, а блеск более тусклым. Однако в коллекции автора наилучшим блеском обладает самая крупная жемчужина. На ее слегка волнистой поверхности отчетливо просматриваются радужные (перламутровые) переливы, тогда как жемчужины меньшего размера име­ют очень слабый блеск. Цвет жемчуга из мидий белый, слегка желтоватый, реже темно-коричневый.

Из сказанного ясно, что черноморский жемчуг юве­лирной ценности не имеет. В таком случае что же пред­ставляет собой знаменитый кафимский жемчуг (Кафа — средневековое название Феодосии)? Оказывается, на Русь через Кафу поступал прекрасный жемчуг из Пер­сидского залива, с Цейлона, из Индии, и его извлекали не из раковин мидии, а из других моллюсков. Жемчуг в мидиях служит вредной примесью. Зараженность мол­люсков им порой бывает настолько велика, что требует срочных мер по предотвращению этого бедствия.

Недавно жемчуг найден в раковинах крупной тропи­ческой плакуны (Placuna placenta), имеющей почти плоскую полупрозрачную раковину 13—14 см в попереч­нике. Скопления жемчугоносных плакун обнаружены у берегов Гоа. По приблизительным оценкам, их плотность здесь составляет 350—400 экземпляров на 1 м2. Из 385 обследованных особей длиной от 8,95 до 13,2 см 35% содержали от одной (чаще всего) до восьми жемчу­жин. Диаметр жемчужин пропорционален размерам мол­люска. Минимальный размер жемчужин 0,4 мм, макси­мальный 2 мм, в основном 1,5—2 мм. Жемчуг плакуны отличается ярким блеском, формой, близкой к сфериче­ской, белым цветом.

Из брюхоногих хороший жемчуг дает огромная рако­вина, по форме напоминающая ухо (у входа в раковину), отчего ее латинское название Strombus gigas переводит­ся как «великанье ухо». Она широко распространена от Флориды и Багамских островов до северного побережья Южной Америки, найдена также у берегов Японии. «Великаньи уши» попадаются во время отлива на отмелях среди морской травы и на глубине. Их обычно ищут с рыболовецких судов, просматривая воду через специ­альный бинокль. Огромные раковины хорошо видны на дне среди растительности и песка.

Стромбус весьма подвижен, он быстро передвигается, отбрасывая воду своей мускулистой ногой. Один выпад ноги перемещает «великанье ухо» на несколько сантимет­ров. Конец ноги имеет рогообразный выступ, им моллюск обороняется от своих врагов. Наличие такого выступа и подвижные глаза создают впечатление агрессивности. Од­нако «великанье ухо» — травоядный моллюск, питающий­ся в основном морскими водорослями. В связи с высокой смертностью молодняка стромбус очень плодовит: за один раз самка откладывает на песчаном дне 750 тыс. яиц.

На Багамских островах для сбора раковин «великаньего уха» применяются специальные шесты длиной до 10 м с длинным крюком на конце. Добытчики раковин и жем­чуга на Гренадинах в Атлантическом океане считают, что при подъеме таким способом из «великаньего уха» часто выпадают находящиеся в нем жемчужины. Поэто­му они пользуются шестами длиной не более 6—8 м.

Этот жемчуг ценится довольно высоко. В XIX в. за жемчужину платили несколько сот американских долларов. Однако вскоре выяснилось, что первоначальный блеск жемчуга стромбусов тускнеет, особенно под воз­действием сильного освещения. Сегодня за жемчужину из «великаньего уха» платят до 20 долл.

Стромбусов ловят не только ради жемчуга, моллюск дает хорошее мясо, которое для жителей Багамских островов является почти единственным источником жи­вотного белка. Полагают, что приготовленная из него еда способствует сохранению молодости и бодрости. Из раковины «великаньего уха» делают различные сувениры. Торговля ими в некоторых местах настолько распростра­нена, что служит серьезной угрозой существованию само­го моллюска. Так, у берегов Флориды и Багамских остро­вов моллюск стал уже большой редкостью.

Жемчужины, весьма похожие на только что описан­ные, но имеющие весьма бледную окраску, находят в ра­ковинах другого брюхоногого моллюска — Baccinum un­datum, широко распространенного в арктических и суб­арктических морях. Моллюск встречается на небольших глубинах — около 150 м и меньше, часто обитает на уст­ричных банках.

Не менее ценен жемчуг из раковин еще одного брю­хоногого моллюска — Haliotis, по форме напоминающего ухо человека и поэтому хорошо известного под русским названием «морское ушко». Раковина халиотиса ярко ок­рашена снаружи и обладает толстым очень красивым пер­ламутровым слоем, по качеству превосходящим перла­мутр многих жемчужных устриц. Внутри раковины наблюдаются синие, зеленые и черные разводья, иногда образующие целые картины, фантастические ландшафты и орнаменты. В свое время халиотис и его перламутро­вый слой произвели сильное впечатление на русского ху­дожника М. А. Врубеля. Одна из картин так и называет­ся «Жемчужина». На ней изображена уплощенная рако­вина халиотиса с девушками-жемчужинами.

Находимые в раковинах халиотиса жемчужины неве­лики, но весьма ценны, так как окрашены в зеленовато-синие цвета, реже в желтые и даже голубоватые, очень блестящие. Халиотис распространен в Тихом океане у азиатского, американского и австралийского берегов, в Индийском океане у восточных берегов Африки, в Ат­лантике у берегов Европы, в СССР у берегов Камчатки и Южного Сахалина. Халиотис обитает в сублиторальной зоне на глубине нескольких метров, плотно прикрепляясь к скалам и камням, выдерживает удары сильных волн. Размеры раковины не более 10—12 см. Питается водорос­лями. Медленно ползает, перемещаясь за 5 мин. на не­сколько сантиметров.

Из других брюхоногих, дающих хороший жемчуг, сле­дует упомянуть представителей родов Trochus и Turbo. Первые обитают в Индийском и смежной с ним области Тихого океана, вторые — в Юго-Восточной Азии, у бере­гов Австралии и Новой Гвинеи. Жемчужины, образуемые этими моллюсками, круглые или овальные, розовые с шелковистым блеском. Они ценятся очень высоко, но встречаются довольно редко.

Из головоногих очень красивые и ценные жемчужины изредка попадаются в раковинах жемчужного кораблика (Nautilus pompilius), распространенного в Индийском и Тихом океанах от Никобарских островов через область Больших и Малых Зондских островов до Филиппин на се­вере и до Фиджи и ряда островов на юго-востоке. Его раковина достигает 25 см в диаметре. Снаружи она мо­лочно-белая с коричневато-красными поперечными поло­сами, над устьем окрашена в черный цвет. Внутри рако­вина покрыта тонким слоем перламутра. Кораблик ведет малоподвижный образ жизни, обитает на дне, между кам­нями, где он охотится за ракообразными.

Промысел пресноводного жемчуга. Драгоценный прес­новодный жемчуг промышляли с давних пор в реках Рос­сии, Западной Европы, Северной Америки, Ирландии. В России добыча жемчуга началась очень давно. Самые ранние документальные сведения о добыче жемчуга па Руси относятся к XV в. В 1488 г. великий князь Иван III преподнес в подарок венгерскому королю Матиашу «со­боль черный, ноготочки у него золотом окованы с жем­чюгом. 20 жемчюгов новгородских на всех ногах, а жем­чюг не малый, и хороши и чисты; а то от великого князя Угорскому королю первый поминок». Жемчуг добы­вался в это время в озере Ильмень и в находящихся вблизи него реках. Он был настолько хорош, что хра­нился в царской казне. Концом XVI в. датируются сведе­ния о добыче жемчуга в водах Двины.

В XV—XVI вв. жемчуг добывался в реках Керецкой волости, в районе Кеми. В XVI и XVII вв. большим спро­сом на Руси пользовался жемчуг из реки Варзуги (варзужский). Варзужская волость платила десятинный жем­чужный сбор, который поступал в патриаршую казну. Этот жемчуг шел на украшение церковной утвари, в ос­новном шитой.

Ценный жемчуг встречался в реках и озерах Валдай­ской возвышенности, отдельные жемчужины стоили 100 руб. Немало жемчуга находилось в водоемах Прибал­тики. Около 40 речек и озер изобиловали жемчугоносны­ми раковинами. Особенно много их было в реке Аа с при­токами Перленбах и Шварцбах. Вообще бассейн Мсты и побережья Финского и Рижского заливов издавна слави­лись своим жемчугом. Промысел его велся почти в 80 реках.

Источники того времени бедны описаниями промысла пресноводного жемчуга. Сведения о нем чаще можно по­лучить из работ иностранцев, посещавших Россию. Они рассказывали, что в реках Коле, Варзуге, Ветлуге и Солзе находятся раковины со значительным количеством жемчуга.

Добыча жемчуга со дна реки не требовала особых знаний. Промысел начинался в июле — августе, когда вода была самой теплой, а ее уровень в реках самым низким. В мелких реках ловец жемчужниц медленно бро­дил по грудь в воде, стараясь при этом просмотреть дно и ощупать его ногами. Найдя таким способом моллюска, ловец доставал его руками или пальцами ноги.

В более глубоких и холодных реках лов жемчужниц производился с плотов. Один из таких способов добычи жемчужпиц в реках Олонецкой губернии описан С. Ало­пеусом (цит. по: [Ферсман, 1916]): «В летнее время, ког­да вода в реках бывает низка, делают малый из бревен плот, в середине коего вырубливают небольшую дыру; над оною ложатся, покрывая голову, и, опускаясь вдоль по реке, смотрят в дыру, где дно песчанно или иловато. Увидев па дне песчаную раковину, вытаскивают ее сде­ланными для сего деревянными клещами; Наловив таким образом множество раковин, все без различия раскрыва­ют, не заботясь о том, есть ли там жемчуг или нет, созрел ли он или не созрел, и таким образом умерщвляют жем­чужную матку. Часто находят они между несколькими сотнями раковин едва одну жемчужину настоящей цены; такою вредною ловлей ныне жемчужные раковины если не совсем, то по крайней мере приметным образом ист­реблены. Если бы ловля жемчуга производилась здесь с большой осторожностью, то думаю, что в наших водах и теперь бы находился прекрасный и драгоценный жемчуг в большом количестве».

Алопеус писал, что в водах Карелии «есть такие зер­на жемчуга, кои немногим восточным уступают». В свя­зи с этим он отмечает, что в реке Кадесе в течение не­скольких лет добывался прекрасный жемчуг; некоторые жемчужины были «совершенно светлы, величиною с са­харною горошину».

В первой половине XVIII в. по инициативе Петра I были приняты меры для расширения промысла жемчуга в России. В целях изыскания средств для правильной по­становки «ловли жемчужной» Берг-коллегия (горное ве­домство) учредила над ней надзор и потребовала от вое­вод описания рек, в которых водился жемчуг.

На Руси к жемчугу относились с большим почтением. Ловцы жемчуга перед началом промысла ходили в баню, переодевались во все чистое, брали у священника отпуще­ние грехов; во время лова воздерживались от бранных слов и ссор.

Для поднятия жемчужниц со дна реки пользовались расщепленными на конце шестами, разнообразными же­лезными щипцами, вилкой с тремя или четырьмя зубца­ми и сачками, веревочкой с грузиком, которым старались попасть в раскрытые створки раковины, и, когда послед­ние захлопывались, раковина извлекалась на поверх­ность. Добыча жемчуга велась частным порядком и ни­кем не контролировалась. Поэтому неудивительно, что со временем произошло истощение промыслов жемчуга.

Первый указ Берг-коллегии о жемчуге вышел 8 июня 1721 г. В нем отмечалось, что промыслу жемчуга вредит незнание людьми, есть ли жемчуг в выловленных рако­винах и достаточно ли он созрел для того, чтобы быть из них вынутым. Указ содержал ряд мер, направленных на увеличение добычи жемчуга. Ловля жемчуга без раз­решения властей категорически запрещалась. Непосред­ственный контроль за ведением промысла возлагался на доверенных лиц. Учитывая важность данного мероприя­тия, они принимали даже специальную клятву, в которой особо подчеркивалось, что доверенное лицо должно быть верным (в «жемчужной ловле поверено») и справедливым. Доверенные люди оценивали добываемый жемчуг и от­числяли четверть его стоимости в казну. Ловлю жемчуга рекомендовалось вести в июле—сентябре, в другое время она каралась штрафом в 100 руб. Указом определялись реки, где запрещался лов жемчужниц. В силу того что сведения о природе жемчуга в то время были очень скуд­ны, многие рекомендации носили крайне примитивный характер.

Указом Берг-коллегии от 24 июля 1722 г. наблюдение за ловлей жемчуга, которое до того вели местные выбор­ные, теперь поручалось смотрителям жемчужной лов­ли — чиновникам, снабженным специальными инструк­циями.

Однако предпринятые меры не дали желаемого ре­зультата: добыча жемчуга продолжала сокращаться. В связи с этим в 1731 г., в царствование Анны Иванов­ны, Сенат разрешил ловить жемчуг всем без исключения, но лишь с одним условием: чистый и крупный жемчуг необходимо было сдавать в Коммерц-коллегию за соот­ветствующее вознаграждение, а мелкий дозволялось ос­тавлять для собственных нужд. Однако и эти меры не способствовали поднятию добычи жемчуга. Поэтому госу­дарство рядом постановлений (1736, 1766 гг.) предоста­вило новые льготы добытчикам жемчуга.

Во второй половине XVIII в. промысел жемчуга про­должал сокращаться. В 1860 г. добыча и вывоз жемчуга за пределы России оценивались в 181520 руб., а в 1870 г.— всего в 1505 рублей. Это вынудило правитель­ство вернуться к разработке мер по упорядочению про­мысла жемчуга в стране. В «Уставе сельского хозяйства» этому вопросу было посвящено восемь статей. В частно­сти, в статье 1059 рекомендовалось «оставлять в реках некоторые места, не вынимая из оных раковин, дабы сии последние вовсе не переводились», а в статье 1060 — «из раковин вынимать должно один только спелый жемчуг». Статья 1062 разрешала «жемчуг ловцам беспрепятствен­но употреблять в продажу, кроме того случая, если кому удается сыскать жемчуг самый чистый и крупный, вели­чиною не меньше воробьиного яйца, то тот объявить оный местному начальству и ожидать дальнейшего разре­шения». Однако вряд ли эти документы были известны ловцам жемчуга.

В прошлом веке из северных рек поступал скатный жемчуг. Он ценился достаточно высоко: самая крупная жемчужина «каргополочка» стоила 7—10 руб., маленькие розовые и черные жемчужины оценивались в 3 руб. В реке Кереть за лето можно было выловить жемчуга на 200-300 руб.

Делались попытки добывать жемчуг и на Дону. В га­зете «Московские ведомости» за 1837 г. сообщалось о находке жемчужных раковин в одной из рек Усть-Медве­дицкого округа. В 1834 г. в реке Грязной казак Забазнов добыл 1534 грана жемчуга, а в 1835 г.— 1644 грана. В 1963 г. у станицы Кременской была найдена раковина с жемчужинами чуть меньше горошины.

На Дальнем Востоке жемчуг находили в горных реках с песчано-каменистым грунтом, сравнительно быстрым течением и высоким содержанием растворенного в воде кислорода. Крупные жемчужины в реках Камчатки были обнаружены членами экспедиции Беринга и известным исследователем этого края С. П. Крашенинниковым. О промысле жемчуга в дальневосточных реках рассказы­вает В. К. Арсеньев в книге «По Уссурийскому краю». До сих пор по реке Тунгуске, впадающей в Амур у Ха­баровска, добывают жемчуг женщины. Отличные голубо­ватые и дымчатые жемчужины находят в водах реки Уссури.

С конца XIX в. промысел жемчуга в северо-западной части России постепенно приходит в упадок. В неболь­ших количествах его добывают старательские артели и отдельные жители («наудачу»). Занимались ловом даже подростки, настолько просты были его приемы. Впервые самое сложное орудие жемчужного лова применил карел Н. Келеваев, оно получило название «келеваевский сак». Им управляли три человека: один шел по берегу и тянул сак за веревку, другой брел по воде, прижимая его ше­стом ко дну, третий ехал в лодке, удерживая сак за шест в равновесии [Хребтов, 1897].

В начале XX в. промысел жемчуга вновь испытывает подъем. Именно в это время, как сообщали «Олонецкие губернские ведомости», за границу было вывезено изде­лий из жемчуга на 300 тыс. руб.

После Великой Октябрьской социалистической рево­люции под руководством В. И. Жадина, Б. М. Житкова и Б. В. Властова были проведены биологические экспеди­ции в северном крае. Они показали, что восстановлению численности жемчужницы в северных реках препятствует ухудшение гидрологического и гидрохимического режима рек, засорение их отходами лесосплава, вырубка вдоль рек лесозащитных полос. Организация промысла жемчуга в них была признана нерентабельной.

Продолжительное время на реках Кереть, Немина, Суна и других сплав леса не производится.

Сейчас созданы все условия для возобновления про­мысла жемчуга в водоемах Карелии, Кольского полуострова и Архангельской области. Большие скопления ра­ковин отлавливают драгами и металлическими ковшами, снимающими с речного дна слой песка (до 100 раковин на 1 м2). При меньших скоплениях раковин пользуются сачком. На порогах и перекатах крупных рек лов жемчу­га производят с плотов. Через узкое отверстие, прорезан­ное в плоту, специальным черпаком поднимают со дна жемчужницы. Ежегодно в Карелии добывается несколько сот ювелирных жемчужин, качество которых оценивается достаточно высоко. На реке Кереть недавно было добыто 6800 жемчужин.

Ловцы утверждают, что гладкие раковины никогда не содержат хорошего жемчуга, скорее его можно найти в моллюсках с неправильной формы раковиной, особенно из самых глубоких мест. Раковины с крупным жемчугом обычно искривляются, створки их не совсем плотно за­крываются. В результате они делаются приметными для опытного искателя жемчуга. Такие изменения называют­ся признаками жемчугоносности. Среди них биолог Б. Ф. Голубев и др. [1974] выделяют следующие:

веревкообразное возвышение на раковине или след, идущий поперек колец роста. След тянется в спинно-брюшном направлении. Жемчужина находится на брюш­ном краю раковины;

след вытянут вдоль спинного края параллельно ему, идет от вершины к заднему краю раковины. Жемчужина лежит в районе сифонов;

искривление створок раковины. Жемчужина чаще все­го встречается в более выпуклой стороне раковины;

различные незакономерные изменения створок рако­вины. Жемчужина находится в створке со следами травмы.

Эти же авторы отмечают, что одна ювелирная жем­чужина приходится на шесть раковин с признаками жем­чугоносности или на 600 обычных раковин.

В Западной Европе пресноводный жемчуг издавна до­бывался в реках Швеции, Шотландии и других стран. И по сей день битые раковины устилают берега рек. Особенно много жемчуга было добыто в 1947 г., чему в немалой степени способствовал низкий уровень воды в реках и озерах. Цены на жемчуг моментально упали, но через год снова поднялись. Серьезным препятствием для восстановления промысла жемчуга в шведских реках яв­ляется засорение их отходами производства.

В Чехословакии жемчуг издавна промышляли в реке Влтаве, ее притоке Отаве и в других реках. Строитель­ство в верховьях реки Влтавы целлюлозных предприятий привело к сокращению количества жемчужниц. В реке Отаве жемчужницы находились в лучших условиях и поэтому сохранились до наших дней.

Совсем недавно стало известно о дунайском жемчуге. Жемчужницы, найденные в водоемах Румынии, у села Мэчешудежос, достигают в диаметре б мм. Они круглые, светлые, слегка желтоватые.

Многовековую историю имеет промысел речного жем­чуга в Шотландии. В настоящее время он сосредоточен в городе Перт на реке Тей. По преданию, платье, расши­тое шотландским жемчугом, носила Мария Стюарт.

Промысел морского жемчуга. Важнейшими поставщи­ками морского жемчуга являются Индийский, Тихий и Атлантический океаны. В Индийском океане известны три района добычи жемчуга. Первый, самый древний район — Манарский залив, воды которого омывают самую южную оконечность Индии. Вторым, не менее знамени­тым районом добычи жемчуга считается Персидский за­лив, в древности называвшийся жемчужным. Еще в ан­тичные времена он был главным поставщиком жемчуга в Европу. Центры добычи жемчуга — острова Бахрейн, по­луостров Катар, город Эль-Кувейт. Третий район — ост­ров Сокотра и залив Кач — размещается в Аравийском море.

В Манарском заливе банки с жемчужницами распола­гаются на песчаных отмелях, протягивающихся на мно­гие километры вдоль берега. Жемчуг добывают в марте, когда воды бывают самыми спокойными. Бухта разделена на семь равных участков. Во избежание истощения за­пасов жемчужниц каждый участок облавливается раз в шесть-семь лет. Лов начинается, лишь когда количество жемчужниц достигнет определенного максимума. Промыс­ловый сезон находится под неослабным правительствен­ным надзором и длится около трех месяцев. Ремеслом ны­ряльщика здесь овладевают с детских лет. Случалось, что судно с двумя ныряльщиками привозило 36 тыс. раковин (средний улов на судно 6—7 тыс.). Из добытых раковин две трети поступает государству, оставшиеся разделяются между ловцами, их помощниками и владельцем лодки, с которой ведется промысел. Распродажа раковин проис­ходит по мере поступления их с моря. Купивший рако­вины складывает их в мешки или специальные чаны и оставляет на солнце в течение нескольких дней. После того как мягкие части моллюсков сгниют, крупные жем­чужины выбирают руками, остальное промывают, высу­шивают, просевают, собирая весь жемчуг.

Острова Бахрейн издавна считались благодатным для добычи жемчуга районом. На островах достаточное коли­чество источников пресной воды, хорошие бухты для за­хода судов. Об удивительных жемчужинах Бахрейна пи­сали древние ученые, купцы и путешественники. В шумерских записях 4000-летней давности упоминается о «рыбьих глазах» (так называли жемчуг). Плиний Стар­ший описывал находящиеся здесь «жемчужные россы­пи». В течение ряда столетий из Бахрейна выходили сот­ни судов за раковинами-жемчужницами. В 1863 г. здесь промышляло 150 лодок и было выловлено жемчуга на 400 тыс. ф. ст. В начале XX в. в водах Бахрейна еже­дневно добывали жемчуг 500 судов, в отдельные годы до 30 тыс. человек работало на местах лова. Однако, не­смотря на то что в настоящее время добыча жемчуга значительно сократилась, изделия из жемчуга остаются основной статьей экспорта Бахрейна.

Много столетий ведется промысел жемчуга у полуост­рова Катар. Отмели Ормузского рога и сейчас служат местом добычи редчайших жемчужин нежно-розового оттенка, называемых «Золотая роза». Опытный ныряль­щик достигает глубины 15 м и остается под водой более минуты. Одежда и снаряжение ловца включают набедрен­ную повязку и проволочную корзину. Зажав нос бамбу­ковой защепкой, ныряльщик бросается в воду. В лодке остается помощник, который внимательно следит за ра­ботой ловца и по его сигналу поднимает наполненную раковинами корзину. Постоянным членом экипажа, ухо­дящего на несколько месяцев на промысел жемчуга, яв­ляется певец. В его обязанности входит развлекать ус­тавших за день ловцов пением старинных песен.

Издавна труд ныряльщика считался необычайно тя­желым и опасным. Многовековые традиции не позволяют ему пользоваться приспособлениями для подводного пла­вания. Тело от долгого пребывания в соленой воде и в ус­ловиях постоянной нехватки пресной покрывается рана­ми. Для того чтобы дольше пробыть под водой, ныряль­щики очень мало едят, а это неминуемо ведет к истощению организма. К 25—27 годам искатели морских кладовых превращаются в глубоких стариков. Не случай­но люди, занимающиеся этим промыслом, прозвали жем­чуг «слезами Персидского залива».

В раннем средневековье первоклассную гавань для морских судов представлял Сираф, расположенный на берегу Персидского залива. В 977 г. в результате земле­трясения он был разрушен. Торговлю жемчугом стал ве­сти город Хормоз, на месте которого со временем был по­строен иранский порт Бендер-Аббас. Добывают жемчуг и у побережья небольшого острова Фейлаки, расположен­ного в 30 км от города Эль-Кувейта.

В конце XIX — начале XX в. добыча жемчуга в Пер­сидском заливе занимала ведущее место среди других промыслов. Денежные поступления от налогов на него и различного рода отчисления составляли главную статью доходов княжеств. Открытие в странах этого региона бо­гатых нефтяных месторождений и начало их эксплуата­ции повлекли за собой резкое сокращение добычи жем­чуга. Большой удар промыслу жемчуга нанесло искусст­венное выращивание жемчуга. Естественному жемчугу стало трудно конкурировать с дешевым культивирован­ным, и добыча его резко сократилась.

У острова Сокотры и на побережье Аденского залива добывают редкий черный жемчуг со свинцовым оттенком. Ловцы выходят на промысел летом, когда уменьшается опасность встречи с акулами. Снаряжение их состоит из груза для ныряния, кошелки для сбора раковин и зерка­ла. Последнее представляет собой ящик со стеклянным дном или большую банку, с помощью которой рассматри­вают с лодки дно моря. Ловец закрывает нос защепкой из коровьего рога (фаттам). Неправильно было бы гово­рить, что ныряльщики не знают о существовании специ­альных масок, используемых при погружении в воду. Од­нако из боязни, что такие маски повредят здоровью, они никогда ими не пользуются. По существующим на Сокот­ре нормам хороший ныряльщик может нырнуть на 12— 15 ба (ба — местная мера длины «раскрытые руки»). Обыкновенная жемчужница носит местное название «муслик», а вынутая из нее жемчужина — «лулу». Этот жемчуг ценится наиболее высоко. В сравнительно мел­ких жемчужницах округлой формы обнаруживаются жем­чужные зерна небольшого размера и низкого качества.

Весь жемчуг из Персидского залива и Аравийского моря поступает на рынки Индии.

В водах Австралии добыча жемчуга и жемчужницы ведется с 1868 г. С 1878 г. промысловым становится по­бережье острова Терсди в Торресовом проливе. Центром добычи жемчуга и перламутра издавна считается город Брум на северо-западе Австралии. В настоящее время до­быча жемчуга и жемчугоносных раковин значительна в Квинсленде, Западной и Северной Австралии; общая стоимость их в 1976 г. достигала 7 млн. долл. Стоимость экспорта жемчуга из Австралии в 1978—1979 гг. соста­вила 49 млн. долл.

Добыча жемчуга и сбор перламутровых раковин — главное занятие жителей ряда островов Полинезии. Ба­зой промысла жемчуга и перламутра являются острова Туамоту. Перед погружением в воду ловцы в полный го­лос поют, чтобы очистить легкие и как можно больше вдохнуть свежего воздуха. С помощью длинной веревки с грузом они опускаются на глубину около 50 м. Несколь­ко раз поднимается ныряльщик на поверхность воды, пока не наполнит корзину жемчужницами. Ловцы поль­зуются только защитными очками. Водолазные костюмы или другие приспособления для подводного плавания за­прещены, чтобы не допустить массового расхищения под­водных богатств.

На Филиппинских островах добычей жемчуга зани­маются не только мужчины, но и женщины. Они ныря­ют на дно в специальных капюшонах, без кислородных аппаратов. В море Сулу (между Филиппинами и остро­вом Калимантан) добычу жемчуга ведут морские цыгане (бадьяу). Их назвали так потому, что в поисках жемчуга они кочуют с места на место, с одной отмели на другую. Хищнический вылов жемчужницы в районе Филиппин­ских островов резко сократил добычу жемчуга. Прави­тельство было вынуждено принять ряд охранных мер, что положительно сказалось на запасах жемчужниц.

Во Вьетнаме промысел жемчуга ведется у острова Катба, одного из островов архипелага Кото. Раковины, содержащие зерна драгоценного жемчуга, таятся в мор­ской пучине у острова Фукум (в 80 км от города Фантхьет).

Как уже говорилось, исстари славится жемчугом рай­он Байя в Калифорнийском заливе. По-видимому, из вод этого залива коренное население древней Мексики добывало жемчуг, огромные количества которо­го обнаружили испанские завоеватели — конкистадоры в XVI в. Первым достиг Калифорнийского залива в декаб­ре 1533 г. испанец Ортуньо Хименес. Полагают, что он и дал открытой земле имя Калифорния. Хименес высадил­ся в заливе Ла-Пас на юго-восточном побережье полуост­рова Калифорния, где вскоре был убит туземцами. Оставшиеся в живых добрались до материка, захватив с собой найденный в заливе жемчуг. В 1535 г. Кортес снарядил в этот район новую экспедицию на трех кораблях. Основ­ная цель ее состояла в поисках мест, богатых жемчугом. В 1908 г. промысел жемчуга начался на острове Эспири­ту-Санту вблизи города Ла-Пас. Благодаря встречающе­муся здесь черному жемчугу этот район приобрел миро­вую известность.

В Атлантическом океане добыча жемчуга издавна ве­лась на Багамских островах и в Карибском море, у бере­гов острова Маргарита. Этот остров был открыт в 1499 г. испанцем Педро Алонсо (Пералонсо) Ниньо, участником трех экспедиций Колумба. На острове Маргарита Ниньо закупил очень много жемчуга. Далее участники экспеди­ции проследовали на запад вдоль берега, получившего из-за обилия на нем жемчуга название Жемчужного. И здесь удалось приобрести 38 кг этого удивительного дара моря. В феврале 1500 г. экспедиция Ниньо отпра­вилась домой и в апреле достигла родных берегов. С тех пор остров Маргарита стал широко известен как источ­ник ювелирного жемчуга.

В настоящее время многие «жемчужные» поля сильно истощены. Запасы морских жемчужниц заметно умень­шились в результате неумеренной их добычи и массового нападения хищников (осьминогов и морских звезд), рыб. Банки жемчужниц гибнут и от заноса их песком.

В последние десятилетия резко сократилось количест­во жемчужниц в лагунах островов Океании. Особенно не­значительные шансы на воспроизводство имеет жемчуж­ница рода Pinctada. Из огромной массы отложенных яиц (крупная самка откладывает несколько миллионов) толь­ко до десятка особей достигают половой зрелости.

Французский зоолог Ж. Дорст рекомендует ряд мер, которые могли бы способствовать восстановлению числен­ности жемчужниц. Главное внимание должно быть обра­щено на создание в каждой лагуне неприкосновенных заповедников, где взрослые особи будут находиться под охраной и смогут дать большое количество жизнеспособ­ных производителей.