Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Основной причиной барьерной дифференциации, или кратко барьерности, является наличие орографических барьеров (горных систем, хребтов, массивов, крупных возвышенностей и др.) на пути воздушных масс, несущих влагу. На наветренных и под­ветренных макросклонах этих барьеров происходит перераспре­деление планетарных секторно-зональных количеств влаги и тепла. На наветренных макросклонах   выше   влажность   воздуха,  благоприятнее динамические условия для конденсации влаги, вслед­ствие чего осадков выпадает больше, чем на подветренных. Пе­рераспределение тепла на макросклонах происходит как под пря­мым влиянием горного барьера, если он препятствует распрост­ранению холодных или теплых воздушных масс, так и под его косвенным воздействием: повышение температуры воздуха на подветренном макросклоне, где проявляется феновый эффект. Влияние барьера зависит от его ориентировки по отношению к влажным ветрам и сторонам горизонта, от высоты и монолит­ности барьера.

Кроме отмеченных, собственно барьерных, гидротермических различий, важное значение в рассматриваемом виде климатогенной дифференциации имеют изменения температуры и осад-ков с высотой. Взаимодействие барьерных и высотнопоясных факторов, обычно при преобладающей роли первых, обусловли­вает гидротермические различия горных макросклонов, которые и служат ведущим фактором обособления барьерных ГК.

Необходимо иметь в виду, что барьерное перераспределение влаги и тепла обычно не ограничивается макросклонами горных хребтов, а проявляется на предгорных и межгорных равнинах. Воздух, несколько задерживаясь барьером, образует перед ним более плотную «подушку». Над ней в притекающей воздушной массе возникают восходящие движения, причем во многих слу­чаях они начинаются еще на значительном расстоянии от гор. Кроме того, горный барьер увеличивает наклон фронтальной по­верхности приближающегося к нему теплого фронта циклона, ибо барьер затрудняет отступание холодного воздуха. При прибли­жении же холодного фронта барьер способствует более быстро­му подъему теплого воздуха (Максютов, 1979). Все эти процес­сы стимулируют выпадение осадков на предгорной равнине (эф­фект барьерного подножия, по А. И. Яунпутниню, 1946). После переваливания воздушных масс через барьер влажность воздуха и суммы осадков, наоборот, уменьшаются (эффект барьерной те­ни), что наблюдается иногда также далеко за горным хребтом. Поэтому барьерные ГК нередко охватывают, кроме гор и пред­горий, еще значительные участки прилегающих к ним равнин. Кстати, это хороший пример несовпадения климатогенных ГК с тектогенными (в данном случае — с горным барьером) даже тогда, когда первые генетически связаны со вторыми.

Система единиц барьерных ГК только намечается, вследствие чего вопрос о методике их выделения рассматривается не по от­дельным таксономическим единицам, как это делалось раньше, а в общем плане. Физиономичными индикаторами ведущего фак­тора барьерной дифференциации территорий являются либо спе­цифические, барьерные варианты зональных типов растительно­сти, либо барьерные аналоги ее зональных типов и подтипов. В качестве примера барьерных вариантов укажем темнохвойный и светлохвойный варианты тайги на Урале. Темнохвойные леса доминируют здесь на западном макросклоне горной системы, а на Приполярном, Северном и Среднем Урале — чаще всего так­же на восточном макросклоне ее собственно горной полосы. По­следний макросклон находится еще под преобладающим воздей­ствием воздушных масс западного происхождения. Они, опуска­ясь по нему, не сразу изменяют свои свойства. Поэтому условия барьерной тени и, следовательно, повышенной континентальности климата достаточно четко выражены только в восточных пред­горьях названных частей Урала. Это проявляется в доминиро­вании здесь светлохвойных сосновых лесов. В восточной части горной полосы такие леса преобладают только на Южном Урале и на крайнем юге Среднего Урала.

Индикатором увеличения увлажнения на предгорных равни­нах и в северных предгорьях Крымских гор служат барьерные аналоги подзон разнотравно-дерновинно-злаковых степей и типич­ной лесостепи. Они сменяют здесь подзону дерновинно-злаковых степей Степного Крыма.

На равнинах барьерные ГК характеризуются преобладанием на плакорах определенных барьерных вариантов зональных типов растительности или барьерных аналогов ее зональных типов и подтипов. В горах этим ГК свойственны барьерные варианты зональных типов структуры высотной поясности. По названным индикаторам могут быть построены и границы барьерных ГК. Как это следует из предыдущего, граница между барьерными ГК наветренного и подветренного макросклонов таежного Урала про­ходит по границе преобладания темнохвойных и светлохвойных лесов.

В систему барьерных единиц предварительно нами включены четыре единицы. Поскольку для них еще не удалось подобрать особых названий, они именуются просто единицами 1, 2, 3 и 4-го рангов.

Барьерные единицы 1-го и 2-го рангов охватывают как мак­росклоны гор и предгорий, проявляясь на них в типах структуры высотной поясности, так и соседние предгорные и межгорные равнины. Названные единицы отличаются друг от друга по раз­мерам и сложности структуры. В частности, ГК 1-го ранга могут быть зонально разнородными — располагаться в пределах двух-трех зон (например, в пределах основной и одной-двух переход­ных). В то же время барьерный ГК 2-го ранга из-за его отно­сительно небольших размеров и нередко слабой выраженности подзональных различий в горах не выходит за границы зоны и подзоны. При определении ранга учитывается и степень ориги­нальности, контрастности природных условий барьерных единиц по сравнению с «нормальными», зональными для данной терри­тории.

Примерами единиц 1-го ранга могут служить рассмотренные барьерные ГК Урала, а также влажные субтропики колхидского типа Западного Закавказья и полувлажные субтропики гирканского типа Восточного Закавказья. Хотя названные барьерные ГК по площади значительно меньше уральских (даже с учетом того, что продолжаются за границами Советского Союза), они могут рассматриваться как единицы 1-го ранга из-за большей оригинальности природы и сложности структуры. Пример едини­цы 2-го ранга — северный макросклон Крымских гор и предгор­ная равнина Степного Крыма.

Равнины и предгорья в пределах единиц 1-го и 2-го рангов выделяются нами в качестве дополнительных единиц — барьер­ных полос и подполос (предгорья — лишь в том случае, если они не заняты барьерными еди­ницами 3-го и 4-го рангов). Поскольку полоса определяется через подполосу, начнем с определения последней. Подполоса — равнинно-предгорная часть единицы 1-го или 2-го ранга, одноррдная по барьерным чертам природы. Полоса — тоже равнин­но-предгорная часть единицы 1-го или 2-го ранга, но обладаю­щая некоторой барьерной разнородностью, что выражается в том, что она состоит из двух или нескольких сходных подполос. При­мер барьерной подполосы — разнотравно-дерновинно-злаковая степь на предгорной равнине Степного Крыма. Полосой же яв­ляется, например, Кунгурско-Месягутовская лесостепь, располо­женная в широколиственно-хвойнотаежной и северолесостепной подзонах предуральской части Восточно-Европейской равнины и низких западных предгорий Урала. Эта лесостепь, сформировав­шаяся в барьерной тени от восточного высокого и крутого края Уфимского плато, Сылвинского кряжа и Тулвинской возвышен­ности, состоит из двух барьерных подполос: северолесостепной и типично лесостепной. Барьерные полосы и подполосы необхо­димо вычленять из единиц 1-го и 2-го рангов, так как без них невозможно учесть при ландшафтном районировании барьерные различия предгорных равнин и предгорий (раздел III, 7).

Барьерные единицы 3-го и 4-го рангов не выходят за пределы гор и предгорий. В обособлении барьерных ГК этих рангов, ко­торые в типичном случае занимают части склонов горных хреб­тов, существенна роль высотнопоясных факторов. Данные ГК по ширине и ряду других особенностей близки соответственно к вы­сотным поясам и подпоясам. Для целей районирования барьер­ные ГК 3-го и 4-го рангов следует рассматривать в рамках вы­сотной поясности (раздел III, 4) и именовать барьерными пояса­ми и подпоясами.

Барьерные ГК имеют некоторые сходства с секторными. В ча­стности, ГК наветренных и подветренных склонов, подобно приокеаническим и континентальным секторам, существенно отлича­ются друг от друга по континентальности климата. Причем, по­скольку барьерные изменения в континентальности климата про­исходят намного быстрее, чем секторные, барьерные границы выражены гораздо четче. К ним в горах и приурочиваются секторные границы, приобретая характер барьерно-секторных. Та­кой характер носит, например, отрезок границы между умерен­но континентальным и континентальным секторами Евразии, про­ходящий по Уралу (см. рис. 2). Секторная граница совмещается здесь с границей его темнохвойного и светлохвойного барьерных ГК.

Барьерные факторы, сложно взаимодействуя с секторными, иг­рают важную роль не только в формировании секторных границ, но и в обособлении секторных зон. Нередко эти факторы пере­плетаются настолько тесно, что диагностика выделенного кли-матогенного ГК как секторной зоны может быть только услов­ной. На картах зонального районирования допустимо условное выделение и собственно барьерных ГК в качестве особых, барь­ерных зон или подзон. Это правомерно в том случае, если барь­ерные полосы сходны с соответствующими зонами или подзо­нами по комплексу компонентов, имеют значительные размеры или отличаются четко выраженной оригинальностью, контраст­ностью своей природы. Примером барьерной зоны могут служить полупустыни Патагонии, сформировавшиеся в барьерной тени от Анд. Примерами барьерных подзон являются упоминавшиеся влажные и полувлажные субтропики Закавказья, а также суб­тропические полупустыни Средней Азии (см. рис. 7).

В средней школе барьерная дифференциация не обозначается особым термином. Но с проявлениями этой закономерности, прав­да применительно только к одному компоненту — климату, уча­щиеся знакомятся уже в V классе. Здесь дается представление о перераспределении осадков на наветренных и подветренных скло­нах Гималаев, а на примере Большого Кавказа — о барьерной роли гор по отношению к холодным северным ветрам. Указанные представления о барьерной дифференциации климата использу­ются при характеристике крупных регионов в курсах физической географии для VI и VII классов.

По-видимому, пришло время и в средней школе говорить о барьерных особенностях распределения природных условий в го­рах и на соседних равнинах, рассматривать барьерную дифферен­циацию не как частную, а как специфическую комплексную фи­зико-географическую закономерность. Пока же в школе она рас­сматривается фактически в рамках высотной поясности.