Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Практическое значение физико-географического районирова­ния оценивается различными исследователями неодинаково. Мно­гие пишут об очень большой и все возрастающей его роли в ре­шении весьма многочисленных и разнообразных практических задач (Мильков, 1966; Михайлов, 1967; Федина, 1973). В то же время отдельные ученые сильно принижают значение райониро­вания. Так, Д. Л. Арманд (1975) считает, что оно необходимо лишь для преподавания географии и общедоступных страновед­ческих описаний и полезно при составлении экономико-геогра­фических карт. Обосновывая свою точку зрения, он подчеркивает, что внутри каждой единицы районирования обычно имеются уча­стки с природными условиями другого типа, чем тот, который преобладает, и, следовательно, на эти участки не могут быть рас­пространены практические рекомендации, эффективные для ос­новной части ГК. Поэтому гораздо больше практическая значи­мость ландшафтного картирования, единицы которого полностью соответствуют принципу физико-географической однородности.

Следует признать, что последние два положения Д. Л. Ар­манда в значительной мере правильны. Действительно, широкое понимание принципа однородности при районирования (см. раз­дел II, 4) ограничивает его практическое значение. Однако роль районирования не так мала, как это представляется Д. Л. Ар­манду. Дело в том, что при решении ряда практических задач известной внутренней разнородностью единиц районирования можно пренебречь или учесть существенные различия через еди­ницы более низкого ранга. Кстати, ограничения при использо­вании принципа однородности, соответствующие его второй и четвертой составляющим, имеют место и при ландшафтном кар­тировании. Действительно, при среднем, не говоря уже о мелком масштабе картирования, неизбежно объединение в один тип уча­стков, характеризующихся сложной однородностью, например че­редованием некрупных речных долин и разделяющих их между­речий. Существенно и то, что ландшафтным картированием, по крайней мере достаточно точным и детальным, охвачена далеко не вся территория СССР, причем картирование проводилось не в столь разнообразных масштабах, как районирование. Следова­тельно, преимуществами ландшафтных карт нередко нельзя вос­пользоваться из-за их отсутствия на данную территорию или от­сутствия карт нужного масштаба.

Изложенное объясняет, почему районирование и при упомя­нутом его минусе имеет существенное практическое значение. В разделе II, 3 были указаны два приема использования мате­риалов общенаучного районирования для решения практических задач: 1) составление на основании этих материалов карт спе­циализированного районирования (см. рис. 3), 2) анализ мате­риалов под углом зрения данной практической задачи без состав­ления таких карт. Здесь, поскольку теперь мы уже знакомы с типологическим изучением ГК, можно дать представление о третьем приеме использования материалов районирования. Это оценка его единиц определенного ранга или нескольких рангов с точки зрения данной практической задачи и объединение сход­ных единиц, хотя бы и территориально разобщенных, в группы, оформленные на карте штриховкой или раскраской, а также тек­стовая характеристика этих групп.

Ниже рассматриваются некоторые основные практические за­дачи, при решении которых использовались или могут быть ис­пользованы карты и характеристики общенаучного физико-гео­графического районирования. Материал излагается сокращенно по возможности с упором на конкретные примеры (подробнее см.: Мильков, 1966; Гвоздецкий, 1979; Исаченко, 1979).

К одной из основных отраслей народного хозяйства, наибо­лее тесно связанных с природными условиями территорий, от­носится сельское хозяйство. Материалы районирования представ­ляют интерес для комплексной оценки земель, планирования рационального размещения сельского хозяйства, его правильной специализации, обоснования дифференцированных агротехниче­ских и мелиоративных мероприятий, борьбы с эрозией почв, оценки эффективности сельскохозяйственного производства и пр. В на­стоящее время значение всех этих мероприятий сильно возрас­тает в связи с претворением в жизнь директив XXVI съезда КПСС по сельскому хозяйству и Продовольственной программы, приня­той Майским (1982 г.) пленумом ЦК КПСС,

С 1956 г. начались межвузовские исследования по физико-географическому районированию СССР для сельского хозяйства. В результате их первого этапа было опубликовано 18 моногра­фий по крупным частям страны. Для этих монографий харак­терны значительная детальность районирования и упор в харак­теристиках ГК на те их особенности, которые имеют важное зна­чение для сельского хозяйства. При целенаправленном анализе материалов районирования это обеспечивает возможность реше­ния, хотя бы в первом приближении, некоторых из перечислен­ных выше задач. В этот же этап межвузовских исследований по­явились работы, где содержится опыт использования материалов общенаучного районирования для составления прикладных сель­скохозяйственных схем. Интересным примером такой работы яв­ляется статья В. Г. Крючкова и Т. А. Соловцовой (1961).

Работа по физико-географическому районированию для сель­ского хозяйства продолжалась в ряде университетов и пединсти­тутов и в последние годы. Уточняются и детализируются карты районирования, чаще всего на основе ландшафтного картирова­ния; ведутся работы по составлению прикладных агроэкологических, природно-мелиоративных и ландшафтно-мелиоративных схем. Правда, эти схемы, нередко носящие типологический ха­рактер, базируются не столько на картах физико-географическо го районирования, сколько на ландшафтных картах (например, Любушкина и др., 1978). Но проводилась работа по сельскохо­зяйственной оценке и единиц районирования, объединяемых в группы по комплексу мероприятий, необходимых для рациональ­ного использования природного потенциала этих единиц (напри­мер, Чигаркин, 1974). Иногда такой оценке предшествует нане­сение на карту районирования специальных агроклиматических данных: изолиний сумм положительных температур за вегетаци­онный период и коэффициента увлажнения. Имеются примеры применения схем общенаучного районирования для целей сель­ского хозяйства и в трудах учреждений АН СССР. Так, в томе «Юго-Восток европейской части СССР» (1971) серии «Природ­ные-условия и естественные ресурсы СССР» карта районирова­ния использована при составлении схемы специализации сель­ского хозяйства. На ней сельскохозяйственные районы сгруппи­рованы по зональным ГК территории, которые, следовательно, являются высшими единицами данной прикладной схемы.

Не в меньшей зависимости от комплекса природных особен­ностей территорий находится лесное хозяйство. Физико-географи­ческое районирование составляет научную основу для лесорастительного районирования, являющегося одним из видов  комплексного специализированного районирования растительного по­крова. Лесорастительное районирование дает представление о природных возможностях для развития лесного хозяйства и ра­циональной эксплуатации лесных ресурсов. Оно необходимо для их учета, составления планов развития лесного хозяйства, в том числе генеральных планов, и в лесном опытном деле. Лесорасти­тельное районирование, в свою очередь, служит одной из пред­посылок для лесохозяйственного районирования, где ведущую роль играют уже не природные, а экономические и производст­венно-технические факторы.

Опубликована работа, освещающая опыт перехода от физико-географического к лесорастительному районированию конкрет­ной территории — Свердловской области (Прокаев, Колесников, 196?). Б. П. Колесниковым была принята следующая система еди­ниц лесорастительного районирования: область — зона — провин­ция — подзона (районирование доведено до подзон). Лесорастительная область примерно соответствует тектогенной стране, ле-сорастительная зона, провинция и подзона — ландшафтной обла­сти, провинции и подпровинции.

Оказалось, что границы ландшафтных и лесорастительных единиц сопоставимого ранга большей частью не совпадают, но наблюдается совпадение границ разного ранга. Так, в состав Уральской горной лесорастительной области вошла лишь горная полоса одноименной тектогенной страны. Предгорья же Урала отнесены к соседним равнинным лесорастительным областям, ибо в предгорьях уже неприменимы нормы горного лесоводства. Ста­ло быть, в данном случае границы лесорастительной области сов­пали с границами горных ландшафтных провинций.

Только на основе физико-географического районирования и ландшафтного картирования может быть правильно решена весь­ма сложная и многообразная проблема охраны природы, пони­маемая в настоящее время широко как проблема рационального природопользования. Причем, если наибольшее значение для та­ких его разделов, как рациональное освоение природных ресур­сов и преобразование природы, имеет ландшафтное картирование, то для охраны природы в узком смысле, т. е. сохранения эта­лонных ГК и уникальных памятников природы, особенный инте­рес представляет физико-географическое районирование. Имеют­ся опыты использования схем общенаучного районирования Ура­ла и его отдельных частей для перспективного планирования се­ти резерватов — территорий с охраняемой природой (Прокаев, 1960, 1963).

При планировании сети заповедников на Урале в качестве основной единицы планирования в его северной половине, где природа изменена человеком еще сравнительно слабо и естест­венные ресурсы используются ограниченно, была принята ланд­шафтная область, а южнее — ландшафтная провинция. В про­винциях  со  значительно измененной  природой,  где  к тому же очень актуальна проблема отдыха трудящихся, или рекреации, и имеются благоприятные условия для нее, рекомендована орга­низация природных парков. В ландшафтных ГК более низкого ранга, прежде всего в районах, намечена сеть заповедных участ­ков и охраняемых памятников природы.

Одной из популярных сфер приложения ландшафтоведения является рекреация, которая в значительной мере определяется природными условиями территорий. При оценке рекреационных особенностей территорий, наряду с ландшафтными картами, ис­пользуются и материалы физико-географического районирования. Так, схема оценки территории Центрального экономического рай­она Нечерноземной зоны РСФСР для рекреационных целей была составлена на основе карты его физико-географического райони­рования (Региональный географический прогноз, 1977). На схеме выявлено шесть групп ландшафтных районов, различающихся по степени пригодности их природных условий для организации мас­сового отдыха. В каждой из этих групп должен быть свой набор видов отдыха и их сочетаний; группы районов отличаются по капиталовложениям и очередности рекреационного освоения.

Примером использования материалов районирования для рек­реационной оценки горных территорий может служить работа по изучению межгорной котловины Тянь-Шаня с оз. Иссык-Куль (Не­федова и др., 1973). В этой работе выделено три группы ланд­шафтных районов: центральная, объединяющая районы, наибо-. лее благоприятные для всех видов отдыха; восточная, где рек­реационная деятельность затрудняется ветреным и дождливым летом, что не компенсируется хорошими условиями для органи­зации зимнего отдыха; западная, наименее благоприятная для рекреации (жаркое и сухое лето, заболоченность побережья озера).

Отметим еще курортологическое районирование СССР для обоснования размещения курортных районов на его террито­рии, строительства в них санаториев и домов отдыха. Это райо­нирование основывалось на карте общенаучного районирования страны  (Физико-географическое районирование СССР, 1968).

Существенный интерес представляет физико-географическое районирование для борьбы с болезнями человека и животных, свя­занными с природными условиями их обитания и изучаемыми медицинской географией. К таким болезням относятся, во-пер­вых, природно-очаговые, которые связаны с определенными жи­вотными — переносчиками инфекций (клещевой энцефалит, ту­ляремия, чума и др.); во-вторых, болезни, обусловленные недо­статком или избытком некоторых химических элементов (так, не­достаток йода ведет к распространению зоба), и, в-третьих, бо­лезни, связанные с особенностями климата, вод и почв, благо­приятными для распространения простудных, сердечно-сосуди­стых, желудочно-кишечных заболеваний. Поскольку природные условия для возникновения упомянутых болезней дифференцированы по ГК, большое значение имеет их медико-географическая оценка. Она, как и прикладное медико-географическое райониро­вание, базируется на физико-географическом районировании. По И. А. Хлебовичу (1972), границы физико- и медико-географиче­ских округов часто совпадают. Больше всего несоответствий на­блюдается в пограничных округах физико-географических стран. О составлении прикладных схем на основании медико-географи­ческой оценки материалов физико-географического районирования пишет и Б. Л. Райх (1979). С такой оценкой связана возмож­ность медико-географического прогноза, который имеет особен­но важное значение при освоении новых территорий. Он состав­лен, например, для зоны БАМ.

Г. Исаченко и Б. А. Попов (1979) подчеркивают важную роль материалов общенаучного районирования и для других ви­дов физико-географического прогнозирования. Материалы райо­нирования помогают определить инвариантное, неизмененное со­стояние ГК, облегчают предсказание их «поведения» в будущем, увязку регионального и местного прогнозов и в конечном счете составление прогнозной карты территории.

Все большее распространение приобретает использование ма­териалов физико-географического районирования для разных ви­дов строительства. И. В. Канцебовской и Л. И. Мухиной (1972) составлена мелкомасштабная карта-схема оценки территории СССР по степени пригодности ее отдельных частей для строи­тельства населенных пунктов и дорог. В качестве единиц оценки приняты ландшафтные провинции, выделенные в томах акаде­мической серии «Природные условия и естественные ресурсы СССР». Поскольку эти ГК обычно занимают большие площади и с точки зрения условий строительства внутренне неоднородны, оценка каждой провинции была проведена по отношению к пре­обладающему в ней типу территории. Оценка производилась в баллах, показывающих степень благоприятности провинций для строительства по совокупности девяти Специально отобранных природных показателей. Например, низшим баллом (1) оценены провинции с крайне неблагоприятными условиями для строи­тельства, баллом 2 — провинции с неблагоприятными условиями, требующими проведения сложных инженерных мероприятий, бал­лом 5 (высшим) — провинции с особо благоприятными условия­ми, не требующими специальных инженерных мероприятий. Про­винции, оцененные одним и тем же баллом, покрыты на карте-схеме одинаковой штриховкой.

Недавно опубликованы две работы, посвященные оценке для строительства природных условий отдельных регионов СССР (Ко­жухов, 1979; Нефедова, 1979). В статье Ю. С. Кожухова прове­дена оценка ландшафтных провинций Срединного региона СССР по относительному удорожанию в них капитального городского строительства (Срединный регион охватывает Западную Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию). Удорожание определялось в процентах от стоимости строительства в природных условиях, ха­рактерных для средней полосы Восточно-Европейской равнины и принятых за оптимальные («комфортные»). Вначале подсчитывалось относительное удорожание по отдельным природным факторам, например уклонам поверхности провинций, их грун­там, наличию и проявлениям карста, сейсмичности, лавин и се­лей, заболоченности, по условиям для озеленения городов. Затем вычислялось общее удорожание по сумме факторов. По этому по­казателю и проведена типологическая группировка провинций на карте-схеме Срединного региона.

В работе В. Б. Нефедовой оценены в баллах ландшафтные районы севера Западной Сибири по их устойчивости к таким ант­ропогенным воздействиям, как строительство и функционирова­ние нефте- и газодобывающих сооружений в летнее и зимнее время. В результате оценки выделены и показаны на карте-схеме три группы районов, характеризующиеся разными суммами бал­лов. Карта-схема представляет интерес для планирования и эко­номических расчетов при освоении этой весьма перспективной территории.

Знание природного потенциала ГК необходимо для решения не одной, а многих практических задач, в том числе, естествен­но, и таких важных, которые были рассмотрены выше. Отдель­ные направления изучения ГК должны рассматриваться как взаи­мосвязанные части единого целого — комплексного учета и оцен­ки природных условий и ресурсов региона для разработки плана размещения и развития его народного хозяйства, т. е. для его районной планировки, которая еще в большей мере, чем отдель­ные направления практического использования природных ресур­сов, требует комплексного, физико-географического районирова­ния.

Из более частных сфер использования материалов райониро­вания отметим лишь картографо-геодезическое производство и геологические исследования, в том числе геологоразведочные. Районирование необходимо здесь для планирования полевых съе­мочных работ с учетом их оптимальной сезонности и нормати­вов, для топографического и геологического дешифрирования аэро- и космических снимков, а также генерализации составляе­мых карт. Успех всех этих работ в значительной мере определя­ется тем, понимает ли картограф специфику ГК территории, что невозможно без материалов ее районирования.

В связи со специализацией данной книги выше подробно и в различных аспектах рассматривался вопрос о значении райони­рования для учебных целей — преподавания курсов физической географии СССР и материков в высшей и средней школе. Очень существенно, что для этих целей физико-географическое райони­рование не может быть заменено ландшафтным картированием. Ведь крупные ГК, изучаемые в названных курсах, внутренне еще настолько разнородны, что их типология имеет смысл для решения лишь частных, иногда очень узких задач. Так, объеди­нение стран по характеру рельефа в равнинные, горные, горно-равнинные и равнинно-горные (см. раздел III, 6) представляет интерес главным образом для наименования этих ГК. Действи­тельно, страны, объединенные в указанные типы (например, За­падно-Сибирская и Индо-Гангскйя равнинные), имеют очень ма­ло общего и их типологическая характеристика почти ничего не дает. Отметим еще, что физико-географическое районирование имеет большое познавательное значение при самообразова­нии, в связи с чем карты районирования обязательно включа­ются в региональные атласы. Впрочем, эти карты, как и другие карты региональных атласов, широко используются так­же для решения разнообразных практических задач.