Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Одним из необходимых условий для достижения сравнимости результатов физико-географического районирования является еди­ный подход к наименованию выделяемых ГК. Принципы, лежа­щие в его основе, и пути их реализации могут быть кратко сфор­мулированы следующим образом (подробнее см.: Прокаев, 1975).

1. Название должно отражать индивидуальный характер ГК, его территориальную неповторимость и, следовательно, его гео­графическое положение. С этой целью в название вводится имя собственное. Для тектогенного ГК это чаще всего имя соб­ственное орографической единицы, к которой он приурочен: Во­сточно-Европейская равнинная страна. Если орографическая еди­ница нечетко выражена в натуре и не имеет имени собственного, то отмечается положение ГК внутри какого-то региона, имею­щего такое имя, часто внутри тектогенного ГК более высокого ранга, например край восточных предгорий Урала. При орогра­фической сложности тектогенного ГК, связанной, например, с приемом объединения «малых» ГК, в название включается имя собственное водного объекта, находящегося на территории ГК или у его границ. В большинстве случаев приводятся названия двух  рек,   между   которыми  располагается основная часть ГК: Уфимско-Камский край возвышенностей и плато (см. рис. 11). Чтобы отразить территориальную неповторимость климатогенного ГК, в его название вводится указание на принадлеж­ность ГК к определенному региону, имеющему имя собственное: зона тайги Евразии, лесолуговой пояс Южного Урала, сектор зо­ны Сибирская тундра и т. п.

Географическое положение ландшафтного ГК лучше все­го определяется именем собственным того тектогенного ГК, ко­торый используется, для выделения ландшафтного методом наложения, и закономерностями расположения зон и подзон. При­мер: лесостепная область Урала. Существенно, что такое назва­ние дает также четкое представление о генетических и террито­риальных связях ландшафтного ГК с соответствующими одно­сторонними ГК. Но если тектогенный ГК не имеет собственного имени, то имя собственное ландшафтного ГК лучше дать по вод­ным объектам, например Лялинско-Уфалейский южно-таежный макрорайон низких восточных предгорий Урала.

2. Название ГК должно отражать, пусть в самом общем виде, его природную специфику. Это может быть сделано путем вклю­чения в название указания о наиболее важной особенности фи-зиономичного компонента-индикатора ведущего фактора обособ­ления ГК. Как это следует уже из приведенных выше примеров, в названиях тектогенных ГК отражаются морфографиче-ские особенности их рельефа, а в названиях климатогенных ГК— особенности их геоботанических индикаторов. Исключение допускается для секторных ГК, внутри которых — разные зональ­ные типы растительности. В названиях секторов непосредствен­но отражаются особенности ведущего фактора их обособления — степени континентальности климата (примеры см. в разделе III 2).

Если вследствие применения приема присоединения «малого» ГК тектогенный ГК состоит из двух регионов, заметно отличаю­щихся по своей природе, то в название этого ГК вводятся имена собственные и указания на особенности рельефа обоих регионов (Казахско-Туранская мелкосопочно-равнинная страна).

Из уже приведенных примеров ландшафтных ГК ясно, что в их названиях должны содержаться сведения об особенно­стях соответствующих тектогенных и климатогенных, точнее, зо­нальных, ГК (ради некоторого упрощения названий ландшафтных ГК об их секторной принадлежности приходится судить косвен­но—по их географическому положению). Если ландшафтный ГК (обычно район) совпадает с тектогенным, то в названии отра­жаются особенности растительности ГК, обусловленные его гео­лого-геоморфологической основой. В названиях ландшафтных ГК самого низкого ранга, до которого доведено районирование тер­ритории, должны содержаться также данные о степени антропо­генной измененности каждого ГК (Ревдинский низкогорно-кряжевый темнохвойно-сосновый слабо измененный район).

3.  Название ГК должно давать представление о его таксоно­мическом ранге. Это облегчает пользование результатами райони­рования для научных и практических целей. Включение в на­звание ГК названия соответствующей таксономической единицы позволяет также судить о генетическом типе ГК.

4.  Название должно быть одинаковым по структуре для ГК одного типа.  Для тектогенных  ГК желательна следующая структура: имя собственное и указание на особенность компонен­та-индикатора представляют собой прилагательные, причем имя собственное стоит впереди; в конце названия — существительное, которое обозначает соответствующую таксономическую единицу. Пример:   Среднесибирская  равнинно-плоскогорная  страна.  Если при такой структуре получается слишком сложное или неблаго­звучное словосочетание, применяется другая структура. Имя соб­ственное ГК, а иногда и указание на его специфику ставится в виде существительного и прилагательного в родительном падеже после названия таксономической единицы: равнинно-горная стра­на Северо-Восточной Сибири.   Подобная   структура   чаще всего применяется и для названий климатогенных ГК. При на­именовании ландшафтных ГК используются обе структуры, причем при прочих равных условиях та из них, которая обеспе­чивает более четкое представление о связи ландшафтного ГК с определенной орографической единицей и большее единообразие названий ГК в легенде карты, в тексте характеристики и т. д.

5.  Название ГК должно быть по возможности кратким и удоб­ным в употреблении. Однако этот принцип обычно несовместим с предыдущими. Поэтому полные названия, составленные в со­ответствии с первыми четырьмя, принципами, обязательны толь­ко при первом упоминании ГК в тексте. В остальных случаях допустимо употреблять в различной степени сокращенные назва­ния, вплоть до таких, которые состоят лишь из имени собствен­ного.

В легенде карты районирования должны помещаться, вообще говоря, полные названия ГК, ибо эта карта может использовать­ся как самостоятельный источник информации. Сокращаются названия лишь ландшафтных ГК. Они состоят из имени собственно­го (исключение делается для областей и подпровинций), указа­ния на ранг ГК и на его принадлежность к определенной зональ­ной или тектогенной единице в зависимости от ведущего факто­ра обособления ландшафтного ГК внутри высшего. По названию последнего можно судить о второй односторонней единице, ис­пользованной при выделении ГК методом наложения. Так, мак­рорайон Уфимского плато (см. рис. 11) входит в состав широко-лиственно-хвойнотаежной подпровинций (Уфимско-Камской про­винции). Значит, этот макрорайон выделяется при наложении гра­ниц округа Уфимского плато и подзоны пгароколиственно-хвойнотаежных лесов. В общем, во избежание повторений из названий ландшафтных ГК в легенде карты исключается все то, о чем можно судить по названиям ГК   непосредственно   более   высокого ранга.

Перейдем к анализу названий ГК в учебниках для вузов и средней школы. Чаще всего эти названия снабжены именами соб­ственными, т. е. первый принцип наименования ГК выдержива­ется. Но встречаются и названия, не дающие представления о гео­графическом положении ГК. В качестве примера можно указать название провинции Восточно-Европейской равнинной страны: пластовые и пластово-ярусные эрозионные равнины (Тушинский, Давыдова, 1976) —или название области зарубежной Европы: «Область средневысотных гор» (Коринская и др., 1982). Действи­тельно, пластовые равнины располагаются в разных частях на­званной страны (ФГАМ, 1964); то же самое относится и к средневысотным горам зарубежной Европы. Другое дело — внешне сходные с упомянутыми названия климатогенных ГК типа: «Зо­на степей Евразии». Приблизительное, но в общем достаточное представление о географическом положении таких ГК определя­ется закономерностями распределения зон, изучаемыми даже в средней школе.

Значительным распространением в учебниках пользуются соб­ственные названия, которые создают ложное представление о том, что соответствующий ГК не выходит за политическую, админи­стративную или какую-то другую нефизико-географическую гра­ницу, тогда как на самом деле он пересекается ею. Такой харак­тер носят, например, названия физико-географических стран: Дальний Восток (Алпатьев и др., 1973, 1976), Горы Южной Си­бири (Мильков и др., 1976, 1978). Дальний Восток, Сибирь и им подобные территории — это историко-географические регионы. Они ограничены с юга государственной границей СССР, хотя свя­зываемые с ними ГК не совпадают с ней.

Названия единиц районирования в учебниках часто не соот­ветствуют второму и третьему принципам наименования ГК. Од­нако последовательности в этом отношении обычно нет: в назва­ниях одних ГК имеются указания на их специфику и ранг од­новременно, тогда как в названиях других ГК того же типа и ран­га эти указания отсутствуют. Пример такого разного подхода к наименованию ГК ранга стран: Средняя Сибирь, Алтайско-Саянская горная страна (Тушинский, Давыдова, 1976).

Уже из изложенного следует, что названия единиц райониро­вания в учебниках часто не соответствуют также четвертому и пятому принципам наименования ГК. Названия весьма неодина­ковы по структуре. Даже при первом упоминании ГК в тексте и в легендах карт районирования употребляются сокращенные на­звания, дающие представление только о географическом положе­нии ГК.

В общем современное состояние вопроса о наименовании ГК в учебниках, как, впрочем, и в научной литературе, нельзя при­знать удовлетворительным. Это связано не только с дискуссионностью проблемы их выделения, но и со слабой разработанностью методики составления названий ГК. Разработка этого вопроса — актуальная задача.