Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

ИНФОРМАЦИЯ УСТАРЕЛА. ПРИСУТСТВУЮТ ЭЛЕМЕНТЫ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ!

Нерациональная эксплуатация природных ресурсов ведет к труднопоправимым нарушениям природного равновесия. Промышленные корпорации в капиталистических стра­нах, не обеспечивая проведение необходимых водоохран­ных мероприятий, подвергают самой серьезной опасности не только растительный и животный мир, но жизнь и здоровье людей.

О Швейцарии сложилась репутация страны безуп­речно чистой, где сам воздух целителей для легочных больных, занимающих многочисленные, утопающие в зе­лени санатории. Ввиду своего географического положе­ния Швейцария,— как сказал один из видных биологов,— является «водонапорной башней Европы». Однако не все благополучно и в этой аккуратной, ухоженной стране. Сточные воды и промышленные стоки сбрасываются здесь в реки и озера без предварительной очистки, что представляет серьезную опасность для соседних стран.

Рейн, берущий свое начало в Швейцарских Альпах,— это чистая горная речка. Постепенно воды Рейна теря­ют свою чистоту. Швейцарскую границу пересекает уже сильно загрязненная река. Дело в том, что бытовые и промышленные стоки в Бадене сбрасываются в нее не­очищенными. Во многих реках Швейцарии, например вЛиммате и Зиле, купаться запрещено. Женевское озе­ро — крупнейшее в Европе — умирает. Содержание кислорода в его воде ежегодно падает на 30 тыс. т. Когда-то воды его были прозрачны как стекло, теперь они мутны. Местами поверхность воды покрыта сплошным ядови­то-зеленым ковром водорослей. В озере нарушен меха­низм самоочищения из-за поступления огромного коли­чества органических веществ. Одних лишь фекалей озе­ро принимает 245 тыс. т в год.

Вернемся к Рейну. Воспетая поэтами река за послед­ние годы превратилась в самую грязную клоаку в Евро­пе. Таков вывод многочисленных комиссий и экспертов, исследовавших состав воды в Рейне на всем его протя­жении от Баумского озера в предгорьях Альп до впаде­ния в Северное море. Мутные воды Рейна ежегодно не­сут в море 24 млн. т отходов промышленного производ­ства, а ведь для 20 млн. жителей Рейнского бассейна эта река является единственным источником питьевой воды. Международная комиссия по охране вод Рейна, создан­ная более десяти лет назад, несмотря на все усилия, до сих пор не смогла найти эффективных мер по предотвра­щению загрязнения.

Купание в р. Альстер (ФРГ) может стоить человеку жизни. По данным анализов, в ее воде изобилуют воз­будители желтухи, тифа, паратифа и других инфекцион­ных заболеваний. Даже катание на лодке может вызвать сильное отравление организма ядовитыми парами из во­ды. По внешнему виду когда-то прозрачная вода реки стала мутной, извергающей зловоние.

Новой статьей дохода стала для австрийцев обычная питьевая вода. Больше всего ее экспортируется из лед­ников Капруна. В 20-тонных автоцистернах ледниковая вода доставляется в Людвигсхафен (ФРГ), где разли­вается в двухлитровые бумажные пакеты и продается потребителям во многих западногерманских городах. «За­грязнение естественных водоемов в ФРГ промышленны­ми отходами прогрессирует,— заявил один из австрийских дельцов,— так что у нашего начинания хорошие перспек­тивы».

Угрожающее положение с питьевой водой сложилось в Голландии. Дело в том, что нижнее течение крупней­ших рек этого района Европы — Рейна, Маиса, Шель­ды — настолько загрязнено промышленными отходами, что вода этих рек непригодна для употребления даже после очистки.

К границам Голландии Рейн подходит, «нагружен­ный» черными и цветными металлами: он ежегодно пе­реносит до 120 тыс. т железа, 85 т ртути, 1000 т мышьяка, 1500 т свинца. К этому надо прибавить такие «сюрпризы», когда отдельные химические концерны вы­пускают в воды Рейна ядовитые химические препараты.

С промысловой рыбой на Рейне покопчено. Между тем 60 лет назад здесь добывали огромное количество ло­сосей — 150 тыс. в год. Сегодня лосось, попавшийся слу­чайно рыболову, до того пропитан фенолом, что есть его невозможно.

И вот, голландские химики, анализируя воду Рейна в нижнем течении, в частности в районе Роттердама, пришли к выводу, что содержание вредных веществ до­стигло настолько высокой концентрации, что рейнской водой не рекомендуется чистить зубы, не говоря уже о том, чтобы ее пить. Все это привело к тому, что в Роттердаме появились бутылки с обыкновенной речной водой, привезенной из Норвегии. Литр такой воды сто­ит 50 центов. Но вода Рейна таит в себе и другую опасность. Рейнская вода идет в Голландии на ирригацию и опреснение земель, отвоеванных у моря, составляющих основу сельского хозяйства страны. Рейн же приносит ежесуточно 35 тыс. т соли.

Мельбурнский журнал «Острэлейшенпост» в статье, посвященной рассматриваемой проблеме, мрачно шутит, что дни, когда можно было получить стакан свежейво­ды из водопровода, сочтены и что принятие душа или чистка зубов скоро будут рассматриваться как уголовное преступление…

«Деловые» люди Новой Зеландии не питают иллюзий относительно эффективности мер, которые принимаются на Западе для улучшения водного баланса. Они усматри­вают в нехватке воды лишь источник постоянного, имею­щего хорошие перспективы дохода. Они создали компанию «Рисорсиз цивелопмент», которая будет заниматься экспор­том… свежей новозеландской воды. Председатель этой компании Дж. Флетчер заявил: «Изучение рынка пока­зало, что во многих странах Европы, не говоря уже о других районах мира, не хватает хорошей питьевой воды. В то Же время каждый день реки Новой Зеландии уно­сят в океан миллионы галлонов чистой воды, которая может стать ценной статьей экспорта».

Чтобы вода по пути на западноевропейские и другие рынки не теряла свежести, компания намерена оборудо­вать свои баки специальными устройствами.

Такова одна из оборотных сторон технического прогрес­са, приведшая к тому, что ловкие дельцы западного мира стали «делать деньги из воды».

Дунай — не только важная водная магистраль Авст­рии, но и природная кладовая этой страны: многие сотни центнеров ценных сортов рыбы вылавливалось в ней ежегодно. И вот в 1972 г. воды Дуная на протяжении ста с лишним километров — от г. Кремса (Австрия) до границы с Чехословакией — стали безжизненны. Берега и заводи реки были устланы дохлой рыбой. «Никогда в истории Австрии не было такого катастрофического от­равления», «Все живое в Дунае погибло», «Гигантское кладбище рыбы» — под такими заголовками австрийские газеты сообщали о крупнейшем отравлении воды в Дунае.

Постепенно гибнет рыба из-за недостатка кислорода в одном из больших озер Австрии — Целлерзее.

Река Арко, протекающая в Италии, до такой степени загрязнена промышленными отходами, что в ней невоз­можны никакие формы жизни. Эксперт Джосито Ладу, исследовавший по заданию городских властей воду в реке, невесело пошутил: «Вода бактериологически чис­та»,— намекая на то, что в ней не живут даже бактерии.

Историки пишут, что во времена Филиппа Авгус­та (1180—1223) воды Сены у Парижа были настолько прозрачны, что если смотреть на них с моста, можно было видеть плавающих рыб. Парижане до XIX в. вооб­ще пили воду прямо из Сены. Теперь же река несет больше сточных вод, чем чистых, текущих с верховий. Во Франции промышленные предприятия ежегодно вы­брасывают в реки и озера 11 млн. т отходов. Сброс городских сточных вод приближается к этой же цифре. По реке проплывают самые различные предметы: шины, пластиковые бутылки, упаковки из-под яиц, дохлые, кошки и т.д.

Отдыхающие, заполнявшие летом 1975 г. пляжи на южном берегу оз. Эри в Кливленде, говорили, что вода в нем вроде стала чище, чем в прежние годы. Но отчет об исследовании Великих озер, обнародованный недавно Национальной комиссией по качеству воды, рисует более мрачную картину. Как выразился Реймонд Кьюдуикс, член этой комиссии и директор коммунальных сооруже­ний Кливленда, «озеро Эри стало национальным симво­лом деградации окружающей среды».

Фосфаты, попадающие в Эри со сточными водами, стимулируют рост водорослей, которые в конце лета гибнут и разлагаются. При разложении поглощается кис­лород, содержащийся в воде и необходимый для жизне­деятельности организмов. Озеро «задыхается», загрязняя самое себя. Жертвами «кислородного голодания» уже стал ряд ценных пород рыб, которыми славилось озеро в былые времена.

По подсчетам Национальной комиссии по качеству воды, только в Кливленде, Детройте и Толеде компаниям придется затратить на борьбу с загрязнением оз. Эри около 2 млрд. долл. Ежегодные эксплуатационные расхо­ды на содержание очистных сооружений могут достиг­нуть 207 млн. долл.; счета муниципалитетов еще больше: 3,8 млрд. долл. капитальных вложений и 43 млн. долл. эксплуатационных расходов ежегодно.

Но все эти затраты, указывают специалисты, не помо­гут решить все проблемы умирающего озера. В 1974 г. совместная комиссия, созданная для проведения в жизнь американо-канадского соглашения 1972 г. о контроле над качеством воды Великих озер, обнаружила резкое увели­чение смыва в Эри фосфатов, которые используются для удобрения близлежащих полей. В настоящее время этот смыв достигает 25 т в день. Лишь полное прекращение доступа в Эри загрязняющих веществ может его спасти.

Не так давно существовало мнение, что Миссисипи, самой полноводной реке США, пересекающей страну с севера на юг, не грозит загрязнение. Сегодня Миссисипи нередко называют «сточной канавой Америки».

Группа защитников природы решила обследовать реку в районе Сент-Луиса (штат Миссури). К своему ужасу, члены группы насчитали свыше 100 труб, сбрасывающих канализационные и промышленные отходы прямо в Мис­сисипи. В воде, взятой ниже Сент-Луиса и разбавленной чистой водой в 10 раз, рыба погибла менее чем через минуту, а при соотношении загрязненной и чистой воды 1 : 100 — через сутки.

Профессор Браун установил, что в одной из рек близ Чикаго 16% рыб поражено раком, причем у некоторых из них обнаружены опухоли двух-трех типов. При исследо­вании проб воды, взятых в этой реке, было установлено ее повышенное загрязнение — присутствие канцероген­ных веществ.

«Воду из водопроводов мы используем только для мытья и стирки»,— часто заявляют американцы.

Действительно, ухудшение качества питьевой воды внушает серьезное беспокойство в США. За последние 10 лет в США было зарегистрировано много случаев тяжелых отравлений и других серьезных заболеваний, вызванных низким качеством питьевой воды. В воде, которую пьют жители ряда городов США, содержание опасных для здоровья металлов — кадмия и мышьяка — значительно превышает допустимый уровень. Вирусы, вызывающие тяжелые заболевания, были обнаружены в системе водоснабжения некоторых районов штата Масса­чусетс. Почти половина американцев утоляет жажду водой, явно не отвечающей принятым стандартам.

Существующие ныне в США государственные стан­дарты для питьевой воды не учитывают появившиеся в ней в последнее время вредные примеси, например ме­таллы и химикалии. «Сегодня тысячи ядовитых веществ, органических и неорганических, попадают в дом каждого американца через систему водоснабжения»,— резюмирует Филип Харт, сенатор от штата Мичиган.

Вот почему в США бутылки с родниковой водой про­даются в каждом продуктовом магазине, а к автоматам, торгующим ею, все давно привыкли.

Сильное загрязнение водных источников приводит в ряде случаев к трагическим последствиям. Так, в г. Аламогорде и его окрестностях (штат Нью-Мексико) неожи­данно были отмечены случаи странной болезни, которая не щадила ни взрослых, ни детей. Исследования позво­лили сделать вывод: у всех больных оказалось отравление ртутью. Поиски путей, по которым ртуть могла проник­нуть в человеческий организм, привели в мясные и рыбные магазины. Было установлено, что в сельском хозяйстве США ежегодно применяется примерно 400 тыс. кг ртути, в основном как составная часть веществ про­тив вредителей и сорняков. Вдвое больше ртути исполь­зуют для своих нужд промышленные предприятия, от­бросы которых со сточными водами попадают в водоемы.

История с отравлением ртутью заставила американские власти почти в панике заняться исследованием химического состава воды во всех крупных водоемах страны. Результаты ошеломили американцев. «Централь­ные и местные власти бросало в ужас от размеров катастрофы,— пишет газета «Вашингтон пост».— Мил­лионы квадратных миль красивейших американских рек и озер заражены опасным и почти не поддающимся уничтожению элементом — ртутью».

Отравители известны. Но они неподсудны, ибо они, а не миллионы простых американцев являются хозяевами рек и озер, заводов и химических комбинатов. Капитали­стических хищников заботит прежде всего проблема при­были, а не проблема чистоты воды для миллионов.

Подсчитано, что в реки восточных районов США по­ступает в среднем 5 мг пестицидов на 1 м3 воды.

В Калифорнии на берегах одного из озер туристы страдали от мошкары. Это была безобидная мошкара, не являющаяся переносчиком болезней, но было неприят­но, когда случалось проглатывать такую мошку или когда она попадала в глаза. Местные власти, применив технику, опрыскали весь район ядохимикатами. Резуль­таты были очень эффективны — мошкара исчезла, но вместе с ней исчезли рыбы и птицы, которыми славилось озеро.

Печальную известность приобрел город Хоупвелл в штате Вирджиния, где работал снесенный ныне завод, загрязнивший препаратом — кепоне (идет на изготовле­ние пестицидов) — почву, воду и воздух. Закрыта для рыболовства р. Джеймс на всем протяжении от Ричмонда до Чесапикского залива. Никак не могут восстановить очистную станцию — отходы химического завода убили бактерии, перерабатывающие сточные воды. Кепоне обна­ружен в крови жителей.

Журнал «Нэшонал Парке Мэгэзин» пишет, что р. По­томак у Вашингтона сейчас похожа на открытую помой­ную яму. На дне реки слой сложившихся отбросов дос­тигает 3 м.

Река Кайахога в штате Огайо настолько насыщена воспламеняющимися промышленными отходами, что ле­том 1969 г. она вспыхнула, в результате сгорели две железнодорожные эстакады.

Когда-то р. Колорадо давала жизнь долине Мехикали Мексика). Сейчас эта река вместо живительной влаги приносит на территорию Мексики огромное количество солей, убивающих плодородие здешних земель.

Резко сокращаются урожаи хлопка, падает сбор зер­новых культур и фруктов. Тысячи крестьянских семей оказываются в тяжелом положении. Причина резкого по­вышения содержания соли в воде реки заключается в том, что американские фермеры штата Аризона используют воду для промывки засоленных земель и потом сбрасы­вают ее в Колорадо. Засоление американской стороной р. Колорадо вот уже несколько лет вызывает серьезное беспокойство в Мексике.

Японские заводы компании «Мицуи» сбрасывали в р. Лзинцу сточные воды, в которых содержался кадмий. Крестьяне окрестных деревень использовали отравленную воду для орошения своих полей. В результате 119 чело­век умерло. Отравление кадмием было обнаружено на о-ве Цусима, где цинковый завод компании «Токо» также сбрасывал в реку промышленные стоки, содержащие этот элемент.

Все более широкое применение населением и многими отраслями промышленности моющих средств, представля­ющих в своей основе синтетические поверхностно-актив­ные вещества (СПАВ), привело к специфическому загряз­нению рек, вызванному этими веществами. Наличие СПАВ наблюдается практически во всех реках промыш­ленно развитых капиталистических стран. Многие СПАВ не разрушаются на сооружениях биохимической очист­ки, вызывая загрязнение поверхностных и подземных вод.

Наличие СПАВ в воде затрудняет работу сооружений биохимической очистки.

К особому виду загрязнения водотоков, связанного в основном с их зарегулированием, относится зарастание водорослями, гниение которых придает воде неприятный запах и вкус. Более того, особый вид водорослей — так называемые синезеленые водоросли, выделяя биологиче­ски активные вещества, вызывают заболевания у некото­рых пород рыб. В качестве примера можно привести зара­стание крупнейшего водохранилища Карибо на р. Замбези, одна пятая которого заросла водяным папоротником. До настоящего времени меры борьбы с зарастанием водохра­нилища успеха не имели.