Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

ИНФОРМАЦИЯ УСТАРЕЛА. ПРИСУТСТВУЮТ ЭЛЕМЕНТЫ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ!

В результате бурно развивающейся промышленности и транспорта загрязнение воздуха в крупнейших городах мира превратилось в острейшую проблему современности.

Сравнительно недавно основным загрязнителем возду­ха в городах являлись промышленные выбросы, в насто­ящее время во многих городах таким загрязнителем стал автомобильный транспорт.

Если за 100% принять все загрязнения, поступающие в атмосферу США, то загрязнения от автотранспорта сос­тавят 60,6%, промышленности —16,2, электростанций — 14,1, отопления — 5,0 и удаления отходов —3,5%. Один легковой автомобиль в течение суток может выбрасывать до 1 кг выхлопных газов, в составе которых содержится около 3% угарного газа, 0,6% окиси азота, 0,5% углеводо­родов, 0,006% окиси серы, 0,004% альдегидов. Среди уг­леводородов находят вещества, которые обладают канце­рогенным действием.

В автомобильном топливе содержатся соединения свинца (детонатор), которые также попадают в воздух. Подсчитано, что в Цюрихе автомобили выделяют ежегод­но в атмосферу 20 т свинца в сутки, а в Париже — вдвое больше. Во Франкфурте-на-Майне (ФРГ) были выбо­рочно обследованы 158 человек и у всех в организме обнаружен свинец. Особенно высокий процент свинца у людей, работающих на улице.

Свинец может вызывать отравление с тяжелыми пос­ледствиями. Вот почему в крупнейших городах СССР применять бензин, активированный тетраэтилсвинцом, запрещено.

Воздух во Франкфурте-на-Майне загрязняется на­столько сильно, что если в один прекрасный день уста­новится идеально безветренная погода, при которой пло­хо рассеиваются вредные газы, сажа и пыль, то лишь полная остановка производства и прекращение движения всех видов транспорта спасет людей от удушья.

В 1952 г. Лондон в течение четырех дней был оку­тан пеленой густого тумана (смога). Главным действую­щим компонентом лондонского смога2 является сернис­тый газ в количествах 5—10 мг/м3 и выше. Токсичность лондонского смога определяется качеством сжигаемого топлива и возникает он во время инверсии. Лондонский смог наблюдался в осенне-зимнее время. Он унес много человеческих жизней.

Если в продолжение десятилетий считалось, что для лондонского смога характерным действующим началом являлся сернистый газ, то теперь существуют убеди­тельные данные об озоновом загрязнении воздуха. В на­чале мая 1976 г. контрольная станция Большого лондонского совета регистрировала содержание этого газа, рав­ное 18 частям на миллион частей воздуха.

Подобные уровни содержания озона значительно пре­вышают естественный (2—4 части озона на миллион частей воздуха в Южной Англии)3, а также предел, установленный Всемирной организацией здравоохранения (6 частей) и Большим лондонским советом (8 частей).

До 1971 г. считалось, что только в теплом, солнечном климате может развиваться смог лос-анджелесского ти­па. Однако проведенные тогда измерения содержания озона зафиксировали уровень в 10 частей озона на миллион частей воздуха, что подорвало теорию о том, что климат Англии не обеспечивает условий, необходимых для образо­вания фотохимического смога.

Города Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Чикаго, Детройт, То­кио, Милан и многие другие также подвержены смогу.

Главным действующим фактором этого смога, называ­емого лос-анджелесским, является озон. Смог лос-андже­лесского типа образуется в результате фотохимических реакций, непосредственное участие в которых принадле­жит окислам азота и углеводородам, содержащимся в выхлопных газах автомобилей.

В незначительных концентрациях озон оказывает стимулирующее действие. Однако с увеличением его ко­личества в воздухе этот газ уже оказывает на человека токсическое действие. В количествах 0,2 мг/м3 озон вре­ден. В американских городах отмечаются случаи, когда количество озона превышает его содержание (0,06 мг/м3) в 200 раз.

Воздух Нью-Йорка насыщен ядовитыми выхлопными тазами, частицами пыли и грязи. Городские власти са­ми нарушают правила охраны чистоты воздуха, сжигал мусор на предприятиях без соблюдения ими же установ­ленных норм.

Смог Нью-Йорка грозит никогда не рассеяться. Свое­го рода «дымно-туманные кризисы» в 1953, 1963 и 1965 гг. преждевременно отняли жизнь у сотен ньюйоркцев, прежде всего у стариков, детей и больных.

Хотя власти Калифорнии обладают полномочиями установить контроль за выбросами находящихся в экс­плуатации автомобилей, этот самый задымленный штат не может решить эту задачу из-за препятствий полити­ческого и технического характера. Главным виновникам загрязнения воздуха — автомобильным компаниям — уда­ется избежать ответственности. Почти отсутствует конт­роль за загрязнением воздуха и в Западной Виргинии.

Но в США действию смога подвергаются не только большие города. В конце 1975 г. большой район штата Пенсильвания в течение нескольких дней был покрыт огромным облаком ядовитого смога, образовавшегося в результате выброса в атмосферу дыма из расположенных в окрестностях коксовых батарей. Массы дыма, смешав­шегося с туманом, образовали смог такой плотности, ко­торого, по свидетельству полиции, здесь не наблюдалось свыше 20 лет. Приостановилось автобусное и автомобиль­ное движение. Местное управление по охране окружаю­щей среды обратилось к населению, особенно к тяжело­больным и страдающим легочными заболеваниями людям, с призывом не покидать домов. Как установлено, столь необычайное отравление атмосферы вызвано нежеланием владельцев предприятий произвести чистку коксовых ба­тарей, чего давно добиваются рабочие, прежде всего страдающие от вредного воздействия ядовитых выбросов.

Специальная группа по расследованию проблемы за­грязнения воздуха, созданная мэром Нью-Йорка в 1967 г., охарактеризовала компанию «Кон—Эдисон» — гигант­скую монополию, продающую газ и электроэнергию нью­йоркцам по цене, на доллар превышающей цену в среднем по стране,— «как крупнейшего отдельного производителя грязного воздуха в городе Нью-Йорке». Гигантская мо­нополия «вдыхает» прибыли и выдыхает загрязненный воздух. Она выплевывает ежегодно 287 тыс. т вредной двуокиси серы, т. е. примерно 48% общего количества это­го газа, выпускаемого в воздух ежегодно. И все же, несмотря на протесты и шум по поводу угрозы загряз­нения воздуха, предприятия монополий, вроде «Кон—Эди­сон», продолжают отравлять атмосферу, которой дышат почти 8 млн. жителей Нью-Йорка. Врачи считают, что избыток углерода особенно опасен для здоровья старых людей, детей и тех, кто страдает заболеваниями сердеч­но-сосудистой системы.

Проведенные исследования (Пенсильванский универ­ситет, США) выяснили, что современный американец поглощает в 100 раз больше свинца, чем древние егип­тяне, и в 25 раз больше кадмия. Интересны выводы аме­риканских ученых о влиянии загрязненного воздуха на смертность людей. Было обнаружено, что сокращение среди населения числа смертельных случаев, вызванных болезнями сердца и легких, в районе Сан-Франциско сов­пало по времени с острой нехваткой бензина и как след­ствие этого — сокращением интенсивности автомобильно­го движения. В течение первых трех месяцев 1974 г., когда продажа горючего в Сан-Франциско сократилась на 10%, смертность сократилась по сравнению с таким же периодом предшествующих четырех лет на 13,4%.

Стефан Браун, доктор Калифорнийского университе­та в Беркли, занимающийся вопросами здравоохранения, связывает это явление непосредственно с уровнем загряз­нения воздуха выхлопными газами. Чем чище воздух, тем ниже смертность, считает он. С этим хорошо согла­суется утверждение директора Национального онкологи­ческого института США Фрэнку Рошеру, что «Элемен­тарные канцерогены — вещества, вызывающие заболевание раком, нужно искать в окружающей нас среде и сделать все, чтобы их уничтожить».

Известно, что деревья — лучшие союзники человека в борьбе за чистый воздух (и красоту) — также стано­вятся жертвой алчности большого бизнеса, в данном слу­чае могущественных владельцев недвижимости. Город Нью-Йорк — классический пример того, что Маркс назы­вал паразитизмом земельной ренты. Цена за небольшой клочок земли столь велика, что он нередко оказывается дороже, чем построенное на нем многоэтажное здание. В результате 30-этажные строения сносятся для того, чтобы уступить место 50-этажным. Какой же шанс оста­ется у дерева на то, чтобы выжить, например, в «ас­фальтовых джунглях» Манхэттена? Ньюйоркцев просто поражает обилие зелени в Москве и в других советских городах.

Часто, говоря о вредных промышленных выбросах, за­бываем, что за «вежливой» научной терминологией порою тонет страшный смысл этого явления. Выбросы душат все живое, травят растительность, вызывают заболевания людей. Одни только США дают половину всех мировых промышленных выбросов, загрязняющих среду. В связи с этим нужно отметить, что за последние 20 лет кис­лотность воды, выпадающей дождем на востоке США (то же относится и к Западной Европе), увеличилась в 100—1000 раз.

Токио недаром называют задыхающимся городом. Токио — столица второй промышленной державы капи­талистического мира — мучительно пытается решить про­блемы, созданные загрязнением воздушной среды. Токио не знает себе равных по уровню загрязненности атмосфе­ры. Японцы подсчитали, что их столица ответственна за 15% общего объема промышленных отходов, которыми загрязняют воздух японские города. Ежегодно токийские заводы выбрасывают в атмосферу 1,7 млн. т газообраз­ных отходов, а 2 млн. столичных автомобилей добавля­ют к ним 700 тыс. т двуокиси углерода. В июле 1970 г. смог уложил в больницы более 8 тыс.токийцев. Всего в 1970 г. от смога пострадало в японской столице 10 тыс. человек, а в 1971 г.— 28 тыс. человек. В Токио на улицах имеются автоматы для продажи кислорода, которыми поль­зуются пешеходы.

Губернатор Токио, один из видных деятелей социа­листической партии, Минобэ утверждает: «Положение безнадежно». Свою предвыборную кампанию Минобэпро­водил под лозунгом «Голубое небо над Токио». Но ни он сам, ни миллионы жителей гигантского города не верят в то, что небо над Токио когда-нибудь станет голубым.

«Смог»— зловеще звучит для жителей Мехико. Си­зая пелена смога в течение дня повисает над многими районами столицы, чье население (с пригородами) состав­ляет около 8 млн. человек.

Подсчитано, что на 60% воздух здесь загрязняет авто­транспорт (более 80 тыс. автомашин ежедневно выбрасы­вают в воздух 4 тыс. т окиси углерода). Эту мрачную статистику начинает ощущать всякий, кто в часы «пик» оказывается в центре города в густом потоке машин. Они медленно ползут сплошной лавиной так близко друг к другу, что даже мальчуганы, бойко торгующие газета­ми, не могут протиснуться между ними.

Достаточно побыть 10—20 мин. в этом едком бензи­новом угаре, как начинают слезиться глаза. На некоторых улицах люди вообще никогда не открывают окон, спасаясь за стеклами от удушливого смога столицы.

Другое бедствие — пыль. Малейший порыв ветра — и за клубами пыли ничего не видно. Людям нечем дышать.

Борьба за чистоту воздуха стала актуальной задачей и для жителей Мюнхена. Они часто говорят, что, даже когда во всей Баварии стоит солнечная погода, в их го­роде пасмурно. В этих словах есть немалая доля правды. Действительно, над Мюнхеном постоянно висит облако из отработанных газов промышленных предприятий и машин. От них невозможно спастись даже в наглухо закрытом помещении, и газеты не без основания утверж­дают, что воздух в Мюнхене губительнее для человека, чем в Токио или в Лондоне. В центре круглые сутки дымят две теплоэлектростанции. На северной окраине 68 раз в год поднимается 35-метровое черное грибовид­ное облако: на городской свалке жгут мусор. Десятки тысяч труб ежедневно выбрасывают в воздух бесчислен­ные кубические метры ядовитых паров, угарного газа, сажи, угольной пыли, окислов серы и окиси железа, шла­ка. Эти ядовитые отходы губительно влияют не только на организм человека. Против них не могут устоять да­же камень и металл.

Ядовитые газы не единственный бич Мюнхена. Еже­годно на каждый квадратный километр территории города в среднем выпадает 8,7 т пыли.

Городские власти по мере сил пытаются бороться с загрязнением окружающей среды. В свое время предпри­нимались попытки призвать на помощь закон. Согласно одной из статей уголовного кодекса к ответственности может быть привлечен тот, кто «умышленно отравляет предметы, которые могут быть использованы обществом». На основании этого положения общественные организа­ции Мюнхена предъявили некоторым промышленным предприятиям иск. Однако он был отклонен на том ос­новании, что «атмосфера Мюнхена не является тем предметом, о котором говорится в данной статье закона».

Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро — самые грязные города Бразилии. Загрязненность воздуха в них в два раза пре­вышает нормы, установленные Всемирной организацией здравоохранения. Атмосфера загрязняется на 45% выбро­сами автомобилей и на 50 — промышленностью.

Дымка над городом Сан-Паулу придает красоту и даже великолепие закату солнца, но 8 млн. его жителей расплачиваются за это хроническими заболеваниями горла и легких. Если загрязненность воздуха в Сан-Пау­лу будет и впредь расти существующими темпами, то он из-за большой концентрации твердых частиц станет смертельным для легочных больных.

Совсем недавно появились данные о загрязнении воз­духа в Анкаре. Оказывается, что насыщенность воздуха сернистыми газами в Анкаре давно превысила допусти­мые нормы и стала опасной для жизни. Прогрессивная печать, и в частности газета «Миллиет», подчеркивает, что загрязнение атмосферы вызвано тем, что домовла­дельцы предпочитают «экономить» на строительстве ус­тановок по улавливанию вредных газов. Причина загряз­нения воздуха, отмечает печать, носит социальную окрас­ку.

Что же касается правительства, то в условиях рас­тущей инфляции оно не в состоянии выделить городу необходимые средства на строительство централизованных отопительных систем.

С приходом весны многие парижане каждую субботу устремляются за городскую черту на лоно природы. Это не роскошь, а насущная потребность: горожанам необ­ходимо глотнуть свежего воздуха, прийти в себя от не­прерывного, оглушающего шума. «Париж постепенно теряет свое очарование, он становится трудным для жиз­ни»,— таково мнение одной французской газеты.

«Возможно, Париж и является сердцем Франции, но отнюдь не ее легкими»,— иронизировала другая фран­цузская газета, описывая повседневную жизнь в огром­ном городе. По данным газеты «Насьон», например, 96% опрошенных французов считают, что их здоровью угро­жает загрязнение атмосферы, в частности выхлопными газами от автомашин.

Последние годы здесь начинают все больше задумы­ваться над сложными проблемами борьбы с загрязнени­ем природной среды. Разумеется, подчеркивают францу­зы, для успешного решения такой сложной проблемы необходимы значительные средства, нужно заставить монополии раскошелиться.

В разработанной Французской компартией Программе демократического правительства народного единства во­просам защиты окружающей среды посвящен специальный раздел. В этом документе перечисляется целая серия мероприятий, направленных на защиту окружающей среды.

Норвежцы привыкли считать, что их страна с ее снеж­ными вершинами, прозрачными реками и обширными лесными массивами находится достаточно далеко от ин­дустриальных районов Европы. Однако в последнее вре­мя выяснилось, что у норвежцев не так уж много осно­ваний быть спокойными. Предприятия Западной Европы ежегодно выбрасывают в атмосферу около 4,5 млн. т дву­окиси серы. Перенесенная в Скандинавию ветрами, она соединяется с водяными парами, образуя серную кислоту, которая выпадает ежегодно в среднем на каждый метр в количестве 0,8—1,2 г.

Над Кельнским собором, считающимся шедевром средневековой архитектуры, нависла угроза полного раз­рушения. Опасность возникла в результате значительного загрязнения воздуха отходами производства.

Хорошо известна широко распространенная версия, что Венеция медленно умирает, погружаясь в воды ла­гуны. На самом деле угроза «опускания» Венеции ча­стично устранена. Куда страшнее для города загрязне­ние водоемов и воздуха. В воздух города ежедневно вы­брасывается 325 кг сернистого ангидрида.

Состояние скульптурной группы — квадриги знамени­тых венецианских коней на фасаде собора св. Марка (квадрига была создана в IV в. до н. э.) — внушает опасение: загрязнение атмосферы особенно сильно сказы­вается на материале, из которого сделана группа.

Исследования, проведенные обществом по охране окружающей среды, показали, что загрязненность возду­ха в Афинах давно превысила допустимый предел. Это губительно сказывается на здоровье горожан. Средняя продолжительность жизни в столице на семь лет мень­ше, чем в других районах столицы. Общество по сохра­нению окружающей среды Греции также сообщило, что за последние 25 лет мрамор Парфенона от атмосферного загрязнения пострадал больше, чем за все 2500 лет свое­го существования.

«Каменный рак» разъедает каменную мадонну, высе­ченную более 300 лет назад на стене Миланского собо­ра. В результате сгорания высокосернистого угля и неф­ти появляются серные окислы, которые, соединяясь с дождевой водой, образуют серную кислоту, разъедающую мрамор.

Можно привести и такой курьезный пример, связанный с проблемой загрязнения воздуха. В 1974 г. одним из эк­спонатов зоопарка в Дюссельдорфе неожиданно стал… обыкновенный майский жук. На клетке, в которой живет майский жук, установлена табличка: «В Рурской области встречается исключительно редко, ибо оченьчувствителен к загрязнению окружающей среды».

Такова неприглядная картина загрязнения воздуха в крупнейших городах мира. Нельзя не отметить, что для снижения этого загрязнения правительства капиталисти­ческих стран принимают ряд мер. Однако в условиях господства крупнейших промышленных монополий эти меры не дают необходимого эффекта.