4 months ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Насекомые

Двухвостки. Япикс гигантский.

Стрекозы. Красотка мингрельская. Когтедедка похожий. Летодедка Кириченко. Стрелки Меркурия и Линдена. Безушник Зибольда. Тонкохвост араль­ский. Перемешка Фатима. Булавобрюх заметный. Коромыслик-мелкоглазка. Стрекоза черноморская.

Поденки. Поденка щитовидная.

ТаракановыеТаракан реликтовый лесной.

БогомоловыеЭмпуза крымская. Боливария ко­роткокрылая. Древесный богомол.

Палочники. Палочники уссурийский и карлико­вый.

ЭмбииЭмбия реликтовая.

Уховертки. Уховертка викарирующая.

Прямокрылые. Копетдагская саксетания. Степной толстун. Дыбки степная и седлоносная. Кузнечики: Куренцова, Уварова, дальневосточный пещерный, темнокрылый.

ТараканосверчкиТараканосверчок Дьяконова. Галлоизиана Куренцова.

Равнокрылые хоботные. Кошенили: араратская и польская. Карминоносные червецы: душистый, палъчатниковый, горчаковый.

Жесткокрылые (жуки). Жужелицы: антиа, Геб­лера, фратеркулус, Авинова, венгерская Янковско­го, узкогрудаяь Шренка, острокрылаяь Лопатина, кaвкaзcкaяi крымская. Красотелы: Максимовича, окаймленный, сетчатый, Семенова. Бомбардиры реб­ристый и яванский. Чекиниоля. Жук-олень. Отшель­ник. Усачи: реликтовый, большой дубовый, альпий­ский, резус. Розалия изумрудная. Моримус темный. Парандра каспийская. Светлячок-пироцелия. Ста­филин пахучий. Златка бухарская.

Насекомые...

Насекомые…

Перепончатокрылые. Сосновый малый рогохвост. Шмели: обыкновенный моховой, Шренка, модес­тус, спорадикус, байкальский, пластинчатозубый, глинистый, армянский, красноватый, степной, не­обыкновенный, лезус, маструкатус. Пчела индий­ская. Мелиттурга булавоусая. Рофитоидес серый. Мегахила округлая. Пчела-плотник. Ксилокопа фио­летовая. Сколии: гигант, степная. Лиометопум.

Двукрылые. Ктырь гигантский.

Сетчатокрылые. Нитекрылка закавказская. Оли­вьерина. Лерта Ледерера. Аскалаф пестрый.

Чешуекрылые. Тонкопряд кавказский. Брамеи: Ледерера, Христофа, дальневосточная. Павлино­глазка Артемида. Павлиний глаз малый ночной. Китайский дубовый шелкопряд. Бражники: «мерт­вая голова», Комарова, олеандровый, туранговый, гиссарский, нетопырь, ясеневый. Хохлатка тугай­ная. Дикий тутовый шелкопряд. Медведицы: Гера, красноточечная, закаспийская мрачная, госпожа. Орденские ленты: малиновая, голубая, туранговая, тимур, лесбия. Совки: шпорниковая, амурская змеи­ная, пухокрылая Юнона. Пяденица великолепная. Хеймоптена оперенная. Уссурийская носса. Ги­гантская листовертка. Алкиной. Хвостоносец Маака. Махаон. Алексанор. Подалирий. Аполлоны: обыкно­венный, черный, Нордмана, тяньшанский, Эверсман­на, восточносибирский, актиус, автократор, дельфиус. Серицин. Зеринтия кавказская. Поликсена. Людор-фия. Желтушки: кавказская, Тизо, Христофа, Марко Поло, Аврорина, зеленоватая. Зорьки: Грюнера, закавказская, китайская, зегрис. Микрозегрис пламен­ный. Мадаис розоватая. Белянки: глауконома, мезен­тина. Данаида сита. Чернушки: Хевитсона, иран­ская, манто, японская. Сенницы: Геро, Саади. Фатуа. Сатир Бишоффа. Краеглазка талышская. Меланар­гии: иранская, закавказская. Бархатницы: Гошкеви­ча, каллиптерис. Гиппархия стено. Диана. Перелив­ницы: Шренка, большая. Перламутровки: Алексан­дра, Пенелопа, корейская, хакутозана. Многоцветни­ца ионийская. Сефиза. Траурница японская. Шашеч­ница пустынная ферганская. Томарэс Романова. Каллимах. Томарэс Южный. Малинница мистаф­ская. Голубянки: угольная степная, Филипьева, ме­леагр, тугайная, кухистанская, марцида. Пестрянки: лета, туркменская. Эпикопея.

Насекомые...

Насекомые…

Ракообразные

Десятиногие. Узкопалый рак Пылъцова. Колхид­ский широкопалый рак.

Моллюски

Двустворчатые. Жемчужницы: европейская, даур­ская, Миддендорфа, приморская, гладкая, или саха линская. Миддендорфовы перловицы: монгольская уссурийская, Арсеньева, раздольненская, артемов екая, Мартенса, Величковского, Жадина, Дулькейт, хасанская.

Брюхоногие. Меланоидесы: карлюкский, шахда­ринский, памирский.

Лимациобразные. Виноградная улитка Буха.

Дождевые черви

Аллолобофорызеленоголовая, тенелюбивая, зме­евидная.

ЭйзенииГордеева, муганская, великолепная, Малевича, салаирская, алтайская, закавказская. Дендробена глоточная.

Некоторые итоги

Подведем теперь некоторые итоги нашего зна­комства с Красной книгой СССР, обратившись для этого к лучше изученным группам позвоночных жи­вотных. Итак, в опасности находится примерно 20% видов наших зверей, 10% — птиц, по 25% — амфи­бий и рептилий. В среднем как будто и не так много. Но если приглядеться повнимательнее, картина полу­чается самая неутешительная.

В Красной книге СССР 2/3 китообразных нашей фауны, в том числе 7 видов усатых китов из 8. Половина видов парнокопытных — олени, газели, козлы, бараны, зубры. Около 50% видов тюленей, и самый крупный из них — морж. Почти половина видов хищных зверей и все без исключения круп­ные кошки — тигр, снежный барс, леопард, гепард. Здесь же крупнейший среди хищников белый мед­ведь, черный медведь и два подвида бурого. В мень­шей опасности находятся грызуны и насекомояд­ные — отряды, к которым принадлежит большое число мелких зверьков.

Что касается птиц, то в Красной книге СССР мы находим все 3 вида наших дроф, 5 видов журавлей, около половины видов гусей и казарок, всех орла­нов, крупных орлов и соколов. И опять же меньше всего исчезающих видов среди мелких воробьиных. Вывод очевиден: первыми под угрозой вымирания оказываются наиболее крупные и заметные, самые великолепные представители животного мира, из­давна преследуемые человеком ради мяса, меха, жира и прочих ценностей.

Но в Красной книге немало и мелких животных, не представляющих для человека непосредственного хозяйственного интереса. Таких, как землеройки, тушканчики, мелкие ящерицы, воробьиные птицы. На них не охотятся. Причина их бедственного по­ложения иная: разрушение и изменение мест обита­ния. Давайте повнимательнее осмотримся вокруг. Вырастают все новые города и заводы. Леса редеют. Уцелевшие клочки целины распахиваются. Одни места затопляются, другие — осушаются. Среда загрязняется пестицидами и другими токсичными соединениями. С каждым годом растет фактор бес­покойства… Тут уж плохо приходится и мелким видам, и крупным, и красивым, и самым невзрач­ным.

Сейчас на Земле практически уже не осталось мест, в той или иной степени не преобразованных человеком. На все эти изменения каждый вид реаги­рует по-своему. Для одних они оказываются непере­носимыми, другие каким-то образом приспосабли­ваются и выживают, а третьи просто процветают. В последнее время появился даже такой научный термин «вид-победитель», и с одним из них — серой вороной — мы встречаемся каждый день. Перво­степенное значение в борьбе за выживание в нашем мире приобретают внутренние особенности отдельных видов. Прежде всего — размеры ареала. Чем он меньше, тем проще уничтожить вид, роковую роль может сыграть любая случайность. Узкореальные виды нередко оказываются к тому же реликтовыми, уцелевшими от давно прошедших времен и потому особенно консервативными и легкоуязвимыми. И та­ких — реликтовых видов — в Красной книге то­же немало. Выхухоль — эндемик Русской равнины является одновременно реликтом третичного перио­да. Есть даже целые реликтовые группы, к примеру все носороги, крокодилы, черепахи.

Большая или меньшая уязвимость вида определя­ется в наше время не только особенностями распро­странения и происхождения, но и наличием в его биологии «узких мест», связанных с особенностями питания, размножения, миграций, зимовки, поведе­ния и т. д. Когда же к ним, что бывает сплошь и рядом, добавляется и промысловый интерес, состав­ляющая получается прямо-таки катастрофической.

Ученые чисто теоретически смоделировали жи­вотное, имеющее в нашем мире минимальные шан­сы на выживание. Это оказался крупный хищник с ценным мясом или шкурой, живущий на неболь­шой территории, медленно размножающийся, забот­ливо ухаживающий за потомством и не мирящийся с соседством человека. Ближе всего к такому гипо­тетическому образу из зверей стоит, пожалуй, бе­лый медведь. Напротив, если построить модель вида, наделенного противоположными свойствами (мелкое, травоядное, широко распространенное, плодовитое, легко уживающееся с человеком), получится ти­пично городское животное нашего столетия вроде крысы-пасюка. Из птиц ближе всего к такому со­бирательному образу ворона или голубь-сизарь, из насекомых — таракан, а из растений — одуван­чик с его неистребимой жизнеспособностью. Вот тот багаж, который человек может не опасаться расте­рять в будущем. Страшно даже подумать, сколь беден, скучен и однообразен будет окружающий человека мир, если выжить в нем смогут лишь звери, подоб­ные крысе, птице, подобные вороне, и растения вроде одуванчика.