5 months ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Ещё более суровую борьбу ведут люди с морскими льдами.

Воды Арктики издавна привлекали к себе внимание рус­ских путешественников. Смелые исследователи искали в Арктике новые земли и новые, более короткие морские пути сообщения между странами. Однако Арктика не отли­чалась большой гостеприимностью.

В 1912 году отважный русский моряк Г. Я. Седов отпра­вился на судне «Фока» в район земли Франца-Иосифа, желая использовать этот остров, как базу для достижения Северно­го полюса. Встретив непроходимые льды, «Фока» стал на зимовку, а Седов пошел по льдам к Северному полюсу и погиб в дороге.

Не менее трагичной была участь экспедиции Г. Л. Бру­силова, отплывшего из Петербурга в 1912 году на судне «Свя­тая Анна» с целью пройти Северным Ледовитым океаном в Тихий океан. В начале октября 1912 года «Святую Анну» затёрло во льдах, и с этого момента начался её дрейф (Дрейфом называется снос корабля с курса под действием Еетра или течения.). Он продолжался около 2 лет. На корабле кончились запасы продовольствия, среди экипажа начались болезни. В апреле 1914 года 14 человек из числа команды, во главе со штурма­ном В. И. Альбановым, покинули судно и на санях отпра­вились к Большой земле. Достигнуть материка и спастись удалось только двоим. Судьба «Святой Анны» и оставшейся на ней части команды (13 человек) неизвестна; вероятно ко­рабль был раздавлен льдами.

Большое число русских и иностранных исследователей заплатило жизнью за попытку исследовать Арктику.

Новая эпоха в изучении и освоении Арктики началась после Великой Октябрьской социалистической революции. Впервые полярные исследования стали не личным делом одиночек-исследователей, действующих на свой страх и риск, а государственным делом. Экспедиции, отправляющиеся в Арктику, оснащаются в нашей стране самой совершен­ной техникой и организуются самым тщательным образом. Благодаря этому советские исследователи добились исклю­чительных результатов. Всем нам памятен дрейф на льдине знаменитой научной станции «Северный полюс». 21 мая 1937 года самолёты доставили экспедицию на Северный полюс и высадили её на лед. В течение 274 суток экспедиция вела наблюдения, находясь на дрейфующей льдине, прошед­шей за это время путь в 2100 километров. Экспедицией были собраны чрезвычайно ценные научные материалы. Было до­казано, что в районе Северного полюса нет островов. Участ­ники экспедиции изучили рельеф морского дна по пути дрейфа, движение льдов и верхних слоев морской воды, провели ценные метеорологические наблюдения в аркти­ческих широтах.

Другой крупной победой советских исследователей Арк­тики является дрейф ледокольного парохода «Георгий Се­дев». В сентябре 1937 года советские пароходы «Георгии Седов», «Садко» и «Малыгин» были затёрты льдами в море Лаптевых. Все три корабля дрейфовали вместе до лета 1938 года. Затем «Садко» и «Малыгин» были выведены ледо­колом «Ермак» из льдов. «Седова» вывести не удалось, так как рулевое устройство парохода было неисправным. «Се­дов» дрейфовал полтора года. В январе 1940 года он был выведен из льдов мощным ледоколом «Иосиф Сталин» (рис. 30). За время дрейфа «Седов» прошёл 6100 кмСедовцы сделали ряд ценнейших научных наблюдений и кроме того спасли свой корабль от губительных сжатий льдов. Вот что пишет по этому поводу исследователь морских льдов про­фессор Н. Н. Зубов:

«Учтя опыт первой зимовки, столь сильно повредившей рулевое устройство судна, седовцы обратили особое внима­ние на сохранение корабля. Во-первых, поскольку это было в их силах, они укрепили корпус судна и, во-вторых, что ещё важнее, выработали особую тактику для борьбы с на­пором льдов при помощи взрывчатых веществ. Зимой, ког­да сжатия льдов представляли наибольшую опасность, на борту всегда имелись наготове заряды аммонала, а во­круг корабля заранее приготовленные лунки. Заряды предназначались для разрушения острых углов ледяных полей, давящих на борт судна, и для образования вокруг судна своеобразной подушки из обломков льда, более рав­номерно распределяющей давление наступающих ледя­ных валов».

Ледокольный пароход "Седов"...

Ледокольный пароход “Седов”…

Настойчивое, планомерное и всестороннее изучение Арк­тики дало возможность освоить и использовать для плава­ния судов Великий Северный морской путь. Этот путь значительно короче любого другого морского пути ме­жду крайней западной и восточной оконечностями Европейско-Азиатского материка. В 1932 году ледокольный пароход «Александр Сибиряков» прошёл Северный морской путь в одну навигацию, а в 1936 году этот путь прошли сквоз­ным рейсом уже 14 судов.

Освоение Арктики было бы невозможным без мощного ледокольного флота. Советский ледокольный флот является лучшим в мире.

Первый в мире ледокол был построен в России в 1864 го­ду. Ледокол назывался «Пилот» и представлял собой неболь­шое судно, длиной около 20 метров и мощностью всего лишь 85 лошадиных сил. Ледокол имел подрезанную носо­вую часть, позволявшую судну всползать на лёд и про­ламывать его действием своего веса.

В 1899 году по чертежам адмирала С. О. Макарова был построен ледокол «Ермак» водоизмещением 8000 тонн и мощностью 10 000 лошадиных сил. Длина «Ермака» 93 метра, а ширина 22 метра.

«Ермак» долго был самым мощным в мире ледоко­лом. В настоящее время имеются ещё более мощные ледоколы «Иосиф Сталин», оборудованные всем необходи­мым для плавания в Арктике, включая катапульты для самолётов (Катапульты представляют собой машины, выбрасывающие са­молёт с корабля прямо в воздух, что позволяет обходиться без взлёт­ной площадки).

Ледоколы разрушают ледяное поле, оказывая на него, давление сверху, при всползании носа судна на лёд. Чтобы ледокол мог всползти на лёд, подводную носовую часть судна делают наклонной (рис. 31). Ледокол работает сле­дующим образом: нос судна ударяет о ледяное поле, ле­докол всползает на лёд, разламывает его, затем опускается в воду, снова ускоряет ход, встречается со льдом, всползает на него и т. д.

Работа ледокола

Работа ледокола

Некоторые ледоколы в носовой части имеют гребной винт. Винт направляет на льдины сильную струю воды, раз­мывающую и разламывающую лёд. Однако опыт работы ледокола «Ермак» показал, что в условиях Арктики, где льды имеют большую толщину, передний гребной винт часто ломается. Иногда повреждается и нос ледокола в том месте, где винт выходит из корпуса судна наружу. Поэтому советские ледоколы не имеют переднего гребного винта.

Специальными приспособлениями ледокола являются цистерны, размещаемые в носовой части, на корме и по бор­там. Наполняя и опоражнивая те или другие цистерны, можно быстро перемещать центр тяжести судна, изменять его наклон и даже раскачивать ледокол для нанесения более сильных ударов по льду. Перед всползанием корабля налёд носовые цистерны опорожняют; благодаря этому передняя часть судна легче приподнимается вверх. После всползания на лёд воду из кормовых цистерн быстро перекачивают в носовую часть, и раздавливание льда происходит с ещё большей силой. Для быстрого опоро­жнения и наполнения цистерн ледокол снабжается мощ­ными насосами.

Корпус ледокола должен иметь повышенную прочность, чтобы противостоять сдавливающему действию льдов. Борта ледокола обычно делают наклонными, благодаря чему льдины при сжатии не могут раздавить ледокол, а лишь выталкивают его вверх (рис. 32).

Действие льдов на ледокол с наклонными бортами

Действие льдов на ледокол с наклонными бортами

Ледоколу приходится разбивать плотные толстые льды. Поэтому скорость его движения очень мала, всего от 2 до 6 километров в час; если льды имеют очень большую толщину, то скорость ледокола может быть ещё меньше.

Помимо ледоколов, применяются также ледорезы, разбивающие лёд прямым таранящим ударом носо­вой части. Носовая часть ледорезов делается особен­но прочной, а иногда снабжается специальным приспо­соблением для разбивки льда — ледяным плугом или тараном.

Ледорезы не могут работать в таком тяжёлом льде, какой преодолевают ледоколы. Ледорезы работают глав­ным образом в битом льде, даже если он очень густой, но не смёрзшийся.