11 months ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

ПРЕОБРАЖЕННАЯ РЕКА

От бурных вод Тихого океана до просторов холодного Северного моря, от ледяной Арктики до знойных субтропи­ков раскинулась наша великая Родина, и нет в мире другой такой обширной страны, с такой прекрасной и богатой при­родой.

«О светло светлая и украсно украшенная земля русская и многими красотами удивлена еси: озерами многими удив­лена еси, реками и источниками, горами крутыми и высо­кими, дубравами частыми, полями дивными, зверьми раз­личными, птицами бесчисленными, городами великими, се­лами дивными,.. всего еси исполнена русская земля …» — так писал один из ученых книжников на рубеже XII — XIII веков.

Богата наша страна реками: двести тысяч насчитывается их без малого. А если вытянуть их друг за другом, полу­чится лента длиной около трех миллионов километров, мно­го десятков раз ею можно было бы обвить земной шар по экватору. Как тут не вспомнить слова замечательного совет­ского поэта Владимира Маяковского:

Сверху взгляд на Россию брось — рассинелась речками …

В самом сердце Русской земли зарождаются великие ее реки-дочери — Волга, Днепр и Западная Двина. Прямо из колыбели расходятся они в разные стороны. У каждой из них — свой путь, своя судьба.

Западная Двина, избрав более короткую дорогу, направ­ляется на северо-запад, к Балтийскому морю.

Воспетый народами Украины, овеянный романтикой древних преданий, течет на юг, к Черному морю, Днепр.

А Волга устремляется в ту сторону, откуда над нашей Родиной восходит солнце. Долго течет она в этом направ­лении, но, наткнувшись на первые покатости Уральских гор, резко поворачивает и избирает дальний путь на юг, к самому большому озеру в мире — Каспийскому морю.

Великая русская река Волга с давних пор была известна древним грекам под коротким названием Ра, что означало «Щедрая». Жившие на ее берегах финские племена назы­вали реку «Волга» — «Светлая», «Блистающая», а арабы в эпоху средневековья величали ее «Итиль» — «Река рек». Некоторые географы считают, что название «Волга» про­изошло от русских слов «влага», «вода».

Волга!

Это имя дорого всем нам. На протяжении веков оно стало символом величия и красоты, стойкости и непобеди­мости русского народа. С большой любовью издавна назы­вали Волгу народной красавицей, матушкой-кормилицей.

Каждая пядь земли, по которой течет Волга, связана с историческими событиями, начиная от древнейших вре­мен и кончая современной эпохой.

Сказочные богатства Волжского бассейна — леса, оби­лие рыбы, диких зверей и птиц, тучные черноземы, полез­ные ископаемые и живописные места — с незапамятных времен привлекали многие народы. Недаром начало освое­ния этого района Земли уходит корнями в эпоху каменного века.

На протяжении веков на берегах Волги и ее притоков один за другим поднимались города и села, а в центре воз­никла Москва — столица Русского государства.

Словно гигантское дерево, раскинула Волга по великой Русской равнине свои ветви-притоки. Почти полтора милли­она квадратных километров захватила она в черту своего бассейна. На этой обширной площади проживает около четвертой части населения СССР и располагаются наиболее обжитые и развитые в промышленном отношении районы.

Зародившись небольшим ручьем в центре Валдайской возвышенности, Волга на пути к морю принимает дань от многочисленных притоков и превращается в могучую реку, самую большую во всей Европе.

Семь тысяч рек, ни в чем не равных:

И с гор стремящих бурный бег,

И меж полей в изгибах плавных

Текущих вдаль, — семь тысяч рек

Она со всех концов собрала —

Больших и малых — до одной,

Что от Валдая до Урала

Избороздили шар земной, —

пишет о Волге А. Твардовский в своей поэме «За далью — даль».

Красавица река проходит мимо больших и малых горо­дов щедро наполняет водой каналы, поит бесчисленные фабрики и заводы, раскинувшись морями, накапливает си­лищу и легко вращает лопасти турбин мощных гидроэлек­тростанций.

Днем и ночью плывут по реке пароходы, катера, баржи, плоты, и нет им конца и края.

Словно прочными поясами, стянуты берега реки ажур­ными мостами. Высоко над речными струями текут людские потоки, мчатся автомобили, уносятся вдаль поезда.

Преображенная гением советского человека, новая Вол­га совсем не похожа на ту старую Волгу, которая сущест­вовала еще несколько десятилетий тому назад.

Знаете ли вы, читатель, что-либо о той, старой Волге?

Волга — типичная равнинная река. На протяжении 3700 километров своего течения она спускается всего на 256 метров. По сравнению с другими величайшими реками мира это очень мало. Нужно еще сказать, что Волга — са­мая большая из рек земного шара, впадающих во внутрен­ние озера, не связанные с морями и океанами (такие реч­ные бассейны называются бессточными).

В зимы, когда в Волжском бассейне выпадало много снега, а весна была теплой и дружной, в русло Волги ска­тывалось огромное количество воды. Подъемы уровня в некоторые многоводные годы достигали 14—17 метров. Значит, над низким горизонтом вода в реке поднималась на высоту четырехэтажного дома! Тогда река выходила из берегов, и на десятки километров разливались ее полые воды, затопляя прибрежные города, села, луга, пашни.

«Волга и Самара, разлившиеся на необозримое про­странство, взволновались: огромные бурые валы поднима­лись на поверхности воды и подбрасывали суда, как щепки… Дома, крыши, заборы, разная домашняя утварь массами носились по воде…» — так описывалось одно из наводнений на Волге.

Волжские старожилы еще хорошо помнят эти разливы. Недаром в одной и старинных песен Поволжья говорится:

Не оттого ли Волга взволновалася,

И в крутые бережки не вбиралася,

И со тонким ледком расставалася,

И потопляла Волга-матушка все горы, долы,

Все горы, долы, все луга зеленые …

Но так было лишь в отдельные годы. Чаще же наблюда­лись периоды, когда воды было мало, и тогда Волга сильно мелела летом. Ее обмеление во второй половине прошлого века приняло катастрофический характер.

В известном в то время путеводителе С. Монастырского говорилось: «Затруднения и печали судоходства… дово­дили до отчаяния. .. От Рыбинска до Твери пароходство совершенно прекратилось… в некоторых местах, даже у Ярославля и Костромы, нашу матушку Волгу переходили вброд… Обмеление Волги хроническое, вряд ли поправи­мое зло…».

Это зло дошло до того, что Волгу стали считать умираю­щей рекой. Посмотрите на обложку журнала «Будильник» за 1885 год. На смертном одре лежит прекрасная женщина; это — Волга. Рядом в коленопреклоненной позе рыдают ее дочери — Ока и Кама. Опечаленные стоят у ложа умирающей История, Торговля, Поэзия. Доктор разводит руками — ничем-де не могу помочь …

Журнал комментирует: «Люди, стоящие близко к посте­ли умирающей пренеприятно покачивают головами: да, де­скать, скоро река-кормилица прикажет долго жить… Уми­рает могучий богатырь, подаривший сотни красивейших страниц нашей истории…»

Это не было ни злой шуткой, ни острой сатирой. Жур­нал не преувеличивал. Горькой правдой веяло от слов, от рисунка. Обмеление Волги дошло до того, что выше Ниж­него Новгорода большие суда уже не ходили. Мели появ­лялись в самых неожиданных местах, затрудняя судоход­ство или делая его совершенно невозможным. Землечерпа­ние, которое могло помочь бороться с обмелением, приме­нялось в небольшом объеме и нерегулярно.

Для предотвращения катастрофических последствий тре­бовалось преобразовать волжскую систему, но сделать это в тех условиях было невозможно.

Гражданская война и интервенция иностранных госу­дарств нанесли волжскому водному хозяйству большой урон. Молодому Советскому государству достались: мелею­щая река, жалкие остатки флота, разрушенное портовое хозяйство.

Но уже с тех самых дней на Волге началась новая эра-эра обновления, созидания, реконструкции. Сбылись про­роческие слова поэта Н. А. Некрасова:

Иных времен, иных картин

Провижу я начало…

Освобожденный от оков

Народ неутомимый

Созреет, густо заселит

Прибрежные пустыни;

Наука воды углубит,

По гладкой их равнине

Суда-гиганты побегут

Несчетною толпою,

И будет вечен бодрый труд

Над вечною рекою.

По глубоководной Волге ныне плавают суда-гиганты. Речные порты переоборудованы, переброска грузов во многих местах полностью механизирована. Еще совсем не­давно, задавленные поборами, согнанные с земли, голодные и обнищавшие, шли приволжские крестьяне к великой реке. Здесь сбивались они в артели и день-деньской тянули баржи по Волге и в дождь и в снег, при зное и холоде. Вспомните замечательную картину И. Е. Репина «Бурлаки на Волге». Такую каторжную работу не выдерживали даже самые сильные: чахотка, грыжа, простудные заболевания сводили многих преждевременно в могилу. Зато предпри­ниматели и купцы наживали миллионы на их рабском труде. Недаром Некрасов называл Волгу «рекою рабства и тоски».

Выдь на Волгу, чей стон раздается Над великою русской рекой? Этот стон у нас песней зовется, То бурлаки идут бечевой…

А ныне вместо бурлаков, крючников, грузчиков на при­чалах портов работают краны, грейферы, автопогрузчики. По рекам Волжского бассейна идут огромные потоки гру­зов: на Волгу падает две трети всех перевозок, совершае­мых по внутренним водным путям Советского Союза.

Поэту и во сне никогда не приснились бы новые уди­вительные суда-водосамолеты, которые появились в по­следние годы на Волге: «Ракета», «Метеор», «Чайка» — быстроходные» на подводных крыльях корабли. Они сошли на воду словно из сказки, словно из царства мечты. И как они украсили и без того чудесную нашу реку!

Крылатые суда развивают на воде скорость, подобную быстроте курьерского поезда — 80—100 километров в час. Ни в одной из стран мира, ни на одной из величайших рек на свете нет кораблей, способных так быстро летать по воде. Неудивительно, что новые суда стали энергично вы­теснять старые, тихоходные.

Не прошло и нескольких лет — и снова новость: на Волге появились еще более совершенные суда — теплоходы на воздушных подушках, передвигающиеся со скоростью более ста километров в час.

Таким судам-самолетам есть где разгуляться на Волге: три с половиной тысячи километров — по самой реке, два­дцать тысяч километров — по всем рекам бассейна, доступ­ным для плавания судов.

Много труда пришлось затратить, чтобы Волга стала та­кой, как сейчас.

Грандиозный план преобразования Волги был задуман при Советской власти. Над созданием его трудилась боль­шая группа ученых и инженеров. План этот получил страте­гическое название «Большая Волга». Он носил комплекс­ный характер. Это означает, что при его разработке были учтены и предусмотрены нужды судоходства, орошения, энергетики, водоснабжения и многое другое.

По проекту Волга должна была превратиться в широкую водную магистраль, соединиться с северными и южными морями, стать мощной фабрикой электрической энергии и часть своих вод направить для орошения в засушливые районы.

Такой грандиозный план преобразования Волжского бассейна невозможно было осуществить в короткий срок, поэтому он был разбит на отдельные этапы, которые и пре­творялись в жизнь.

В далекие геологические эпохи случилось так, что при­рода «обидела» Волгу, лишив ее выхода в океан, и заста­вила впадать во внутреннее море.

Это обстоятельство издавна доставляло большие не­удобства русским людям, общавшимся с другими, сосед­ними, народами. Особенно недовольны были купцы, кото­рых всегда привлекал оживленный причерноморский ры­нок, где можно было выгодно продавать свои товары и по­купать зарубежные. Часть пути товары приходилось пере­правлять по суше, от одной судоходной реки к другой. Ма­шин тогда, естественно, не было, и все перевозили на ло­шадях и быках.

Таким образом, давно назрела необходимость соединить Волгу с Доном. Эта проблема занимала умы инженеров и политиков в течение нескольких столетий.

Любопытно, что первую попытку осуществить соедине­ние великих рек предприняли… турки. Это звучит как исторический парадокс, но так оно и было в действитель­ности.

Турецкий султан Селим II решил отобрать у нас Астра­хань, присоединенную к Руси в 1556 году. Для этого он за­думал перебросить боевые корабли, тяжелые пушки и вой­ска водным путем — по Дону и Волге. В месте волока между реками он приказал сделать прокоп.

В 1568 году многочисленное войско султана прибыло в район междуречья. Турки прямо с ходу начали копать ка­нал. Однако вскоре выяснилось, что задача оказалась не­посильной. От изнурительного труда (работы производи­лись вручную) и голода множество людей гибло.

Узнав, что непрошеные гости хозяйничают на Русской земле, Иван Грозный послал к месту работы большое вой­ско. Но турки еще ранее бежали с негостеприимной Рус­ской земли. Бесполезно вырытый ими ров сохранился до нашего времени и известен как «Турецкая канава».

Проблемой соединения Волги и Дона занимался и Петр I. «Удумали мы главнейшие реки империи нашей в одно во­дяное тело сплотить», — писал он в 1709 году. «Спло­тить» — значит соединить, связать так, чтобы суда могли беспрепятственно проходить из моря в реку, из одной реки в другую.

Петр I был дальновидным государственным деятелем. Он хорошо понимал, насколько отстала в то время Россия с ее издавна заведенными порядками, с ее темнотой и кос­ностью. Петр улучшал существовавшие и строил новые су­хопутные дороги и водные пути. Это позволяло расширить связи и торговлю с соседними государствами. Но ему пло­хо помогали, а некоторые влиятельные лица даже всячески противодействовали.

Все же Волга была соединена с Доном через Иваньков­ское озеро и реку Упу. Но в связи с политическими собы­тиями того времени канал не использовался, а потому при­шел в запустение.

Более полутора столетия тому назад, в 1810 году, было закончено строительство Мариинской системы — водного пути, соединившего бассейны рек Волги и Невы. На нем было 39 деревянных шлюзов небольших размеров. Постро­енная при помощи топора и лопаты «Мариинка», как назы­вали эту систему, верно служила нашему народу, но давно уже перестала удовлетворять требованиям современного судоходства. Все это старое обветшалое хозяйство нужно было заменить новым.

Проект «Большая Волга» стал претворяться в жизнь с того момента, когда приступили к строительству канала имени Москвы. Нужно было сразу решить две важные про­блемы: сделать столицу большим речным портом и дать ей вдосталь свежей питьевой воды. Строили канал в 1932— 1937 годах. Длина его 128 километров. На этой «рукотвор­ной реке» возведено около 200 сооружений—11 плотин, 8 гидроэлектростанций, 5 насосных установок. Многие из них украшены барельефами, статуями, фресками. Когда плывешь по каналу, иной раз кажется, будто попал в музей монументальной скульптуры. Движение по каналу никогда не замирает. В обе стороны проходят по нему грузовые и пассажирские суда, баржи, буксиры, снует множество ка­теров, яхт, лодок.

Затем, в 1948—1952 годах, Волгу соединили с Доном. Здесь возник канал Волго-Дон — подлинное чудо инженер­ной мысли. Он начинается от Волги близ Волгограда и, пе­ресекая Ергенинские возвышенности, подходит к Дону у Калача. Длина трассы — 101 километр. На волжском склоне устроено 9 шлюзов, на донском — 4.

Что же дал нам Волго-Дон?

Он соединил 30 тысяч километров судоходных рек Волжского и Северо-Западного бассейнов с 13 тысячами километров донских и днепровских водных путей. По нему уже переброшены десятки миллионов тонн всевозможных грузов. Так Волга получила выход к южным морям.

Но для нее этого было уже далеко не достаточно. Ей были крайне нужны выходы к северным морям — удобные и доступные для больших современных судов.

Поэтому в последнее десятилетие велось крупное гидро­техническое строительство по соединению Волги с Балтий­ским морем. На месте устаревшей «Мариинки» была соз­дана новая большая голубая дорога Волго-Балт—Волго-Балтийский водный путь длиной в 360 километров. Вместо обветшалых малых шлюзов здесь было устроено 7 новых с несколькими гидростанциями. В 1964 году из Волги в Балтику по нему впервые прошли большие суда и тепло­ходы.

Как над Волгою Москва

Наклонилась и любуется собой,

Белокаменной своею красотой.

Этим песням да вовек не умирать,

Век столице да над Волгою стоять,

Да ходить всем белокрылым кораблям

По пяти открытым заново морям, —

поется в новой песне. Так наш народ превратил древнюю, умиравшую недавно Волгу в гигантскую водную магистраль и соединил в единое целое пять морей нашей Родины, од­новременно исправив «ошибку» природы, лишившей Волгу выхода к морям и океанам.

То, о чем мы рассказали, было лишь частью великого плана преобразования Волги.

Веками бесполезно растрачивала могучая река свою бо­гатырскую силу, попусту сбрасывая в море огромную массу вод, собранных ею на бескрайних просторах нашей страны. А между тем она давно бы могла приносить пользу людям.

В прошлом немало предлагалось проектов по созданию на реке больших гидроэлектростанций, но ни один из них не нашел реального воплощения.

Считалось, что Волгу покорить невозможно. Особенно возражали против этого церковники. Вмешательство в есте­ственную жизнь реки они считали кощунством.

В песне времен наших дедов говорилось:

Не заставить солнце красное,

Не заставить месяц на небе,

Не заставить Волгу-матушку

Изменить свое течение,

Что всевышним предуказано…

Так продолжалось много лет, пока советские люди не заставили реку подчиниться.

Но покорить Волгу было не так-то легко. Поэтому эпо­пее покорения ее предшествовали события большой исто­рической важности.

…Шли первые годы Советской власти. Мировая война сменилась гражданской. Озлобленные первыми успехами революции в России, белые генералы рвались к Москве, Петрограду, чтобы задушить молодую республику. Капита­листические страны организовывали одну интервенцию за другой.

Тяжелое время переживала тогда наша Отчизна. Всюду была разруха. Не хватало самого необходимого: хлеба, топ­лива, обуви, одежды. Стояли фабрики, замирал транспорт.

Обдумывая, каким образом вывести страну из тяжелого положения, В. И. Ленин принял решение о создании мощ­ной энергетической базы.

В декабре 1920 года делегаты VIII Всероссийского съез­да Советов слушали доклад о грандиозном плане развития народного хозяйства на основе электрификации страны, составленном Государственной комиссией по электрифика­ции России (ГОЭЛРО).

Перед делегатами развертывались удивительные кар­тины будущего. Не сказочного, а реального, не далекого, а завтрашнего. «Там, где в вековой тишине России таятся миллиарды пудов торфа, там, где низвергается водопад или несет свои воды могучая река, — мы соорудим электростан­ции — подлинные маяки общественного труда. Россия навсегда избавилась от ига эксплуататоров, наша задача — озарить ее немеркнувшим заревом электрического ко­стра»,— говорил слушателям старый большевик инженер Г. М. Кржижановский. Он показал делегатам картину этого будущего: на огромной карте вспыхнули десятки огней — электростанций завтрашнего дня.

По плану ГОЭЛРО намечалось построить 30 электростан­ций (полтора миллиона киловатт), 10 из них — на Волхове, Свири, Днестре и других реках. Волга в плане не фигури­ровала.

И лишь спустя много лет, когда план ГОЭЛРО был пере­выполнен и в деле электрификации страны были достиг­нуты значительные успехи, наш народ приступил к преобра­зованию рек Волжского бассейна.

Весной 1937 года у селения Иваньково Волгу перекрыли плотиной и заставили разлиться по пойме. Здесь возникло Московское «море», а река стала вращать турбины Ивань­ковской ГЭС. Весть о том, что русские впервые в истории остановили и заставили работать на себя величайшую реку Европы, облетела весь мир.

Но это было лишь скромным началом: ведь мощность гидростанции невелика — всего лишь 30 тысяч киловатт. После ее пуска стали строить Угличскую и Рыбинскую ГЭС. Первая из них стала работать перед началом Великой Оте­чественной войны, а в дни, когда гитлеровские орды без­успешно пытались прорваться к Москве, в ноябре 1941 года, дала ток Рыбинская ГЭС (330 тысяч киловатт).

Когда в мае 1945 года страна праздновала победу над черными силами фашизма, уровень воды в водохранилище поднялся до намеченной по проекту высоты. И тогда на месте обширной низины раскинулось Рыбинское «море». В то время это был самый большой в мире искусственный водоем. Вся Верхняя Волга на протяжении 1300 километров стала подвластной человеку.

Ниже по Волге плотины должны были быть больше и выше, а гидростанции — мощнее; значит, при строитель­стве нужно было затратить больше труда, времени и средств. Однако это уже не смущало гидростроителей. По­лучив большой опыт, они возводили один энергогигант за другим.

В 1950 году начался штурм Волги у Жигулей. Ожили ти­хие места, овеянные романтикой древних легенд и прослав­ленные в песнях русского народа.

Через восемь лет здесь возникла Волжская ГЭС мощностью в 2,3 миллиона киловатт, ей присвоили имя В. И. Ле­нина. Чтобы читатель получил о ней представление, приве­дем некоторые данные.

Самым длинным зданием в СССР считается Адмиралтей­ство в Ленинграде, но помещение «Дворца электриче­ства» — здание Волжской ГЭС — еще длиннее. Через каж­дую турбину течет река, примерно равная Оке. Сама же турбина — чудо отечественной техники.

Чтобы получить такое количество энергии, сколько дает в год Волжская ГЭС, нужно подвезти и сжечь в котлах де­сять тысяч эшелонов каменного угля. Проделать такую ра­боту в состоянии 40 тысяч человек.

Водохранилище у Волжской ГЭС огромно — около б ты­сяч квадратных километров. Это пока крупнейший искус­ственный водоем в мире, собирающий воду с территории, на которой вполне смогли бы разместиться несколько евро­пейских стран.

Вот что такое Волжская ГЭС!

Наши гидростроители так хорошо научились строить гидроузлы, что уже в 1961 году пустили в действие другую Волжскую ГЭС, названную именем XXII съезда КПСС, мощ­ностью несколько больше, чем ее сестра.

Строится Саратовская ГЭС, намечено создать Нижне-Волжскую гидростанцию. Ведутся работы по обузданию Камы и других рек бассейна.

Весь комплекс сооружений на Волге получил назва­ние Волжско-Камского каскада. Ничего подобного по мас­штабам нет нигде в мире. Каскад на реке Теннесси в бас­сейне реки Миссисипи, по поводу создания которого в свое время американцы подняли невероятную шумиху, не идет ни в какое сравнение с волжско-камскими энерго­гигантами.

Наша эпоха замечательна тем, что идеи, проекты, пла­ны, казавшиеся ранее несбыточными, сегодня становятся реальностью. Так получилось и с Волгой.

До завершения Волжско-Камского каскада осталось со­всем немного. Но инженерная мысль никогда не останав­ливается на достигнутом. Самой жизнью выдвинута новая грандиозная проблема усиления Волги водами северных рек — Печоры и Вычегды.

Уже разработан проект поворота этих рек на юг и пере­броски части их стока в бассейн Волги.

Польза от этого будет огромна:

— образуется глубоководный путь, связывающий Волгу с бассейнами северных рек Европейской части СССР. К Волге пойдет пермский уголь, лес, а она в свою очередь станет оделять северные районы продуктами юга;

— быстрыми темпами станет развиваться экономика в слабо освоенных северных районах Европейской части нашей страны;

— на базе новых больших водоемов успешно будет раз­виваться рыбное хозяйство;

— мелеющий Каспий получит приток свежих сил;

— новые гидроэлектростанции станут давать более мил­лиарда киловатт-часов электроэнергии в год.

Словом, преобразится весь Волжский бассейн и особен­но его южная часть. Здесь возникнут индустриальные цен­тры, города, селения; их свяжут благоустроенные пути сообщения.

Воды обновленной Волги пойдут в степи Поволжья и Прикаспийской низменности, чтобы дать жизнь этим иссох­шим землям.

Оглянемся на минуту назад.

Агроном Маликов, совершивший в начале текущего сто­летия поездку по волжским степям и удрученный безра­достностью увиденного, писал:

«Тяжелая и неразрешимая при настоящих условиях за­дача предстоит этому краю … Безводность, частые засухи, открытая для наступающих ветров степь ставят здешнее хо­зяйство в чрезвычайно рискованное положение … Нет бу­дущности у этого громадного степного края и нет при на­стоящих социальных условиях средств оживить это бу­дущее…»

И вот теперь мы видим, что будущность у этого края есть. Здесь много тепла, а почвы весьма плодородны. Дай им воды — и они станут одаривать человека богатыми уро­жаями. Засушливые, полупустынные и неосвоенные районы со временем покроются цветущими садами.

Взять хотя бы в пример Волго-Ахтубинскую пойму — равнину, протянувшуюся на 600 километров между руслами Волги и ее рукава — Ахтубы. Она известна как «Жемчу­жина Поволжья», или как «Золотая долина», благодаря ис­ключительному плодородию своих почв. С нею в этом от­ношении не могут сравниться даже почвы долины Нила в Египте.

В ближайшие годы пойму начнут осваивать, и она вскоре превратится во всесоюзный сад-огород и крупную животноводческую базу.

Ошибался не только агроном Маликов. Много можно было бы привести подобных примеров, но мы остановимся лишь на одном из них.

Английский писатель Герберт Уэллс, посетивший нашу страну в 1920 году, в трудный период становления Совет­ского государства и именно в то время, когда встал вопрос об электрификации и уже велось обсуждение плана ГОЭЛРО, называл Ленина утопистом и кремлевским мечта­телем.

В своей книге «Россия во мгле» Уэллс писал, что Ленин «делает все, что от него зависит, чтобы создать в России крупные электростанции, которые будут давать целым гу­берниям энергию для освещения, транспорта, промышлен­ности… Можно ли представить себе более дерзновенный проект в этой огромной, равнинной, покрытой лесами стра­не, населенной неграмотными крестьянами, лишенной ис­точников водной энергии… Осуществление таких проектов в России можно представить себе только с помощью сверх­фантазии. В какое бы волшебное зеркало я ни глядел, я не могу увидеть эту Россию будущего».

Писатель-фантаст видел в своем волшебном зеркале космические миры, но оказался слепцом в оценке совет­ской действительности.

Это было несколько десятилетий назад. В схватке вели­ких умов человечества победил ленинский гений.

И вот практический результат: Волга, великая русская река, за короткий срок так преобразилась, что ее уже не узнать.

Новые «моря» превратили Волгу в широкую водную до­рогу. Большие теплоходы идут по ней из северных морей в южные. Благодаря волжским водохранилищам навсегда покончено с разливами и наводнениями. «Моря» вбирают в себя огромные массы полых вод, «срезая» пики высоких подъемов при бурном таянии снегов, поэтому Волга утихо­мирилась, перестала буйствовать.

Волга — первая из величайших рек Земли, которая так полно и всесторонне поставлена на службу человеку.

Ее называют Солнцем России. И нет в этом никако­го преувеличения, ибо именно на ней впервые поднялись электрические солнца. Теперь они восходят над Обью, Иртышом, Енисеем, Ангарой, над всей нашей Отчизной. Они залили ярким светом Русскую равнину, осветили не­объятные просторы Азии, развеяли вековой мрак над Сибирью.

С каждым годом все ближе мы подходим к заветной цели, начертанной Владимиром Ильичом Лениным: «Ком­мунизм — это есть Советская власть плюс электрификация всей страны».

БИТВА ЗА ВОЛГУ

Рассказывая о Волге, нельзя забыть о тех страшных и тяжких месяцах, когда во время Великой Отечественной войны на ее берегах решалась судьба нашего государст­ва. Этот период вошел в историю под названием Сталин­градской битвы, знаменовавшей собой перелом в ходе войны.

Опьяненные легкими победами над некоторыми стра­нами Европы, правители которых капитулировали перед гитлеровской кликой, немецкие фашисты напали на Совет­ский Союз, полагая, что и в этом случае их ждет удача. Пу­тем «блиц-крига» — молниеносной войны — они намерева­лись подавить сопротивление нашей армии, быстро захва­тить жизненно важные центры, в первую очередь Москву, а затем поработить и остальную часть нашей страны. Сосредо­точив на границе огромные боевые силы, они вероломно, без объявления войны, 22 июня 1941 года начали наступле­ние на СССР.

Ценой огромных потерь в людях и технике гитлеровские войска приблизились к Москве, но были здесь жестоко биты.

Пресловутый «блиц-криг» не удался. План «Барбарос­са»— стратегический план разгрома Советского Союза — провалился. Война явно приняла затяжной характер.

Тогда, видя, что все попытки взять Москву приступом в лоб не приносят успеха, гитлеровское командование из­менило свои первоначальные планы. Оно решило направить главный удар южнее столицы, захватить Украину и По­волжье с их несметными продовольственными и матери­альными ресурсами, с их запасами угля, железа, нефти. Выйдя к Волге, гитлеровцы хотели перерезать эту важ­нейшую водную магистраль, а затем захватить ее в свои руки.

Об этом было прямо сказано в совершенно секретном приказе Гитлера «О продолжении операции «Брауншвейг», который он издал летом 1942 года:

«II. 4…Группа армий «Б» имеет своей задачей наряду с созданием линии обороны по реке Дон ударом на Сталин­град разгромить формируемую там группировку, захватить сам город и блокировать сухопутный перешеек между До­ном и Волгой.

Вслед за тем направить моторизованные соединения вдоль реки Волги с задачей продвинуться до Астрахани и также перерезать там главное русло Волги. Эти операции получают наименование «Серая цапля»… Задачи авиа­ции … уничтожение группы армий Тимошенко… поддер­живать операции группы армий «Б» против Сталинграда… Особое значение имеет при этом заблаговременное разру­шение города Сталинграда».

Захватив нашу житницу и богатейшую кладовую полез­ных ископаемых, гитлеровцы усилили бы свою экономику, а нас поставили бы в трудное положение. Перерезав Волгу и обосновавшись на ее берегах, они значительно подорвали бы снабжение фронтов всем необходимым, ибо по великой реке во время войны шла усиленная переброска военных грузов и людских резервов.

Приказ Гитлера предусматривал физическое уничто­жение Сталинграда, так как этот крупнейший промыш­ленный центр на Волге снабжал фронты Отечественной войны танками, бронетранспортерами, орудиями, боепри­пасами.

Советское командование разгадало замыслы врага и еще до удара, нацеленного на Сталинград и на Волгу, при­няло необходимые меры защиты.

На ближних и дальних подступах к городу сто тысяч че­ловек за короткий срок возвели четыре оборонительных рубежа. Покидая укрепления, строители писали на стенах: «Боец, будь стоек! Ни шагу назад, помни, за твоей спи­ной — Волга, наша Родина. Не отдавай ее на поругание не­навистному врагу!».

Фашисты рвались к Волге. Устилая подступы к оборонительным рубежам горами трупов и разбитой техники, ценой больших потерь враг добрался летом 1942 года до окраин Сталинграда.

С этих дней началась героическая эпопея битвы за этот город и за Волгу.

Несмотря на то, что враг был рядом, несмотря на его бешеные атаки, ожесточенный обстрел и бомбежку, город на Волге жил суровой размеренной жизнью. Работали за­воды, изготовляя и ремонтируя танки. Фабрики вырабаты­вали военное снаряжение, боеприпасы и многое другое, не­обходимое для фронта. И часто случалось так, что рабочие, едва окончив смену, отправлялись на передовую, чтобы от­ражать яростные атаки гитлеровцев.

К осажденному городу нескончаемыми потоками шли по Волге караваны судов. Невзирая на обстрел и бомбы, реч­ники доставляли в Сталинград грузы, боевую технику, под­крепления. Сотни судов служили живым мостом через Волгу.

В те незабываемые дни на Волге возникла боевая Волж­ская флотилия, сыгравшая большую роль в Сталинградской битве. Речники совершили немало героических подвигов, громя врага на подступах к Волге, высаживая десанты, пе­ревозя в трудных условиях грузы и войска.

Тщетно пытались гитлеровцы сломить сопротивление защитников Сталинграда, посеять в городе страх и па­нику, прервать сообщение по Волге. В тяжелых кровопро­литных боях шли дни. Гитлер назначал один за другим сроки взятия города, но каждый из них неизменно прова­ливался.

В конце августа фашисты, стянув к городу авиасоедине­ния, обрушили на Сталинград бомбовой удар невероятной силы.

23 августа началось чудесным солнечным утром. И вдруг в ясном небе появилась армада из бесчисленных само­летов. Они накатывались бесконечными волнами, пики­ровали и кружились в воздухе, обрушивая на город смер­тоносный груз. Они методически разрушали район за районом. Несколько дней длилась варварская бомбарди­ровка. Огромный приволжский город был превращен в руины.

Страшное это было время. Сотни пылающих очагов об­разовали единое зарево над городом. Оно было видно за десятки километров. Клубы черного дыма, тучи поднятого пепла и пыли заволокли небо над городом, превратили солнечный день в ночные сумерки, а ночью было светло от пожарищ.

Сталинград горел…

Потоки нефти из разрушенных нефтехранилищ устреми­лись к Волге. Распространяясь по ее поверхности, они про­должали гореть. Волга была объята пламенем и дымом.

Под непрекращающейся бомбежкой и ураганным огнем представители партийного актива города спасали постра­давших и раненых, собирали уцелевших и всех переправ­ляли на левый берег Волги. В те дни на реке действовало 28 переправ. Самоотверженные речники перевезли тогда через пылающую и задымленную Волгу 300 тысяч раненых бойцов и жителей города.

Искалеченный бомбардировкой и пожарами, полузаду­шенный дымом, город продолжал сражаться.

Каждый час, каждая минута рождала героев. Вот не­сколько примеров беззаветного героизма советских людей.

Во время боя из состава одной батареи 620-го артилле­рийского полка в живых остался только один заряжающий орудие Суханенко. Действуя за весь расчет, он стрелял даже тогда, когда осколком разорвавшегося снаряда ему ото­рвало правую руку.

…Однажды отряд наших бойцов преследовал против­ника. И вдруг атака захлебнулась. Сильный пулеметный огонь из дзота мешал продвижению. Бойцы залегли. Не­возможно было поднять голову: кругом все прострелива­лось. Тогда автоматчик Алексей Ващенко под шквальным огнем подполз к дзоту и с криком: «За Родину!» закрыл амбразуру своим телом.

…Батальон морской пехоты оборонял один из участ­ков, куда стремилась прорваться колонна немецких танков. Метким огнем из противотанковых ружей и бутылками с горючей смесью моряки отбивали атаки бронированных чудовищ. Уже не один танк пылал и дымился, не дойдя до обороняемого рубежа. Но танки по-прежнему шли напро­лом. Бой был неравным. Один за другим выходили из строя матросы. Наконец в живых остался только один комсомо­лец Михаил Паникако.

Зажав в руках бутылки, он поджидал приближавшийся головной танк. Вот уже пора бросать «гостинец». Михаил занес над головой бутылку, но в этот момент шальная пуля разбила ее. Тотчас же пламя с ног до головы охватило матроса.

Человек-факел ринулся навстречу танку со второй бутылкой в руке. И тут случилось невероятное. Танк остано­вился, а затем поспешно стал отползать назад. Испытывая невероятную боль, почти ничего не видя, Михаил догнал танк и метнул бутылку в решетку моторного люка.

Даже фашисты были поражены беспримерным мужест­вом русского матроса. Остолбенело смотрели они на горя­щего человека, замолкли пулеметы …

 … Каждая улица, квартал, дом стали действительно не­приступными крепостями, о которые разбивались враже­ские атаки.

Сержант Яков Павлов с горсткой бойцов оборонял один из домов города. Этот дом уже обошли немцы, но он мешал им продвигаться дальше. На подступах к зданию валялись сотни убитых гитлеровцев.

Чего только не предпринимали фашисты, чтобы выбить храбрецов из дома! Они обрушивали на него бомбы с са­молетов, били из орудий, засыпали минами. Но каждый раз, когда фашисты бросались в атаку, думая, что сопро­тивление защитников сломлено, дом оживал: из развалин наступающих встречали огневые шквалы.

Беспримерная оборона дома длилась в течение пятиде­сяти дней. Так и не уступили его немцам героические за­щитники.

…Капитан парохода «Надежный» Александр Яковле­вич Шварев в течение всех месяцев битвы водил свое суд­но в опасные рейсы. Пароход получал повреждения, даже тонул, но, приведенный в порядок героическим экипажем, продолжал перевозить войска и боеприпасы, а из города увозил раненых и эвакуирующихся жителей. Только за одну ночь в начале октября 1942 года «Надежный» перебросил в город целую дивизию.

…Замечательное мужество проявил и экипаж баркаса «Абхазец». Его водил капитан А. Н. Хлынин. За 700 бое­вых рейсов судно перевезло огромное количество грузов и пассажиров.

…Капитан И. С. Рачков переправлял на пароходе че­рез Волгу женщин и детей. Однажды фашисты разбили и подожгли судно. Они безжалостно расстреливали людей, оказавшихся в воде, и всех, кто их спасал. «Стон стоял на реке, покрывшейся кровью», — рассказывал бакенщик С. М. Пряхин, принимавший участие в спасании утопаю­щих. Пароход затонул. Вместе с капитаном погибло много людей; светлой памяти его водники-волжане посвятили стихи:

Бесстрашно погиб капитан под огнем,

Но в сердце он нашем надолго.

И будет торжественно помнить о нем

И город, и люди, и Волга!

Пытаясь вывести из строя большую волжскую дорогу, питавшую фронт всем необходимым, фашисты не только бомбили и обстреливали суда, но и минировали реку с воз­духа. Однако едва бомбардировщики улетали, к опасным местам подходили лодки бакенщиков. Неустанно наблюдая за действиями гитлеровцев, эти мужественные люди немед­ленно расставляли в реке знаки, предупреждавшие капита­нов об опасности. Благодаря их бдительности и самоотвер­женной работе были спасены от гибели сотни судов и мно­гие тысячи человеческих жизней

Так враг и не одолел Волгу.

А тем временем наше командование разработало гран­диозный план подавления и уничтожения группировки вра­жеских сил.

19 ноября 1942 года наши войска перешли в наступление. Фашисты были зажаты в «клещи», а затем полностью окру­жены. Командующий окруженной немецкой группировкой генерал-фельдмаршал Паулюс послал последнюю телеграм­му своему фюреру: « … Русские танки перед входом … Это — конец б армии». 2 февраля 1943 года немцы капитули­ровали, а 4 февраля на площади Павших борцов победители собрались на митинг.

Поражение фашистских войск под Сталинградом вско­лыхнуло весь мир. Огромное значение этой победы были вынуждены признать даже буржуазные военные историки. Видный военный специалист Дёрр, например, писал: «В 1942 году Сталинград стал поворотным пунктом всей мировой войны. Для Германии битва на Волге за Сталин­град была тягчайшим поражением в ее истории, а для Рос­сии — величайшей победой».

Шесть с половиной месяцев длилась эта битва. Полтора миллиона гитлеровцев сложили свои головы за это время. Наши войска разгромили пять вражеских армий, захватили несколько тысяч танков, более 10 тысяч орудий и миноме­тов, около 2 тысяч боевых и транспортных самолетов, 70 тысяч автомашин.

После поражения на Волге гитлеровцы уже не смогли оправиться. Победоносное наступление наших войск на всех фронтах привело их на территорию Германии.

Прошли годы. На месте руин и пепелищ Сталинграда со­ветские люди создали новый, еще более прекрасный город и дали ему имя великой русской реки Волги.

Историю двух великих подвигов, свершенных на Волге, люди будут помнить века.

Одним из этих подвигов была победа в грандиозной битве на Волге, когда в смертельной схватке столкнулись два мира, две системы.

Другим, мирным подвигом была победа в борьбе за по­корение Волги, за «Большую Волгу», длившейся многие годы.

Эти бессмертные деяния советских людей возвеличили Волгу над всеми другими реками мира.