4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

Не менее сложную проблему составляет реконструкция идеологических представлений людей праобщины. Большую роль в ее ре­шении могут сыграть так называемые неан­дертальские погребения.

Костные остатки древнейших людей, извест­ные современной науке, были обнаружены в переотложенном состоянии. Это связано с интенсивной тектонической деятельностью на протяжении ранних этапов четвертичного пе­риода, которая приводила к нарушению и из­менению взаиморасположения покровных сло­ев земной коры.

Первые костные остатки, дошедшие до нас в непотревоженном состоянии, датируются ашельским и мустьерским временем и при­надлежат неандертальцам. Сейчас известно уже много таких находок, обстоятельства рас­положения которых, тщательно изученные археологами и антропологами, позволяют с уве­ренностью говорить о том, что это были преднамеренные захоронения. Почти все они обнаружены на периферии пещерных жилищ, в неглубоких ямах, вырытых в культурном слое или выдолбленных в каменном полу пе­щеры и засыпанных землей. Захороненныележат на боку, в положении спящих.

Почему неандертальцы хоронили своих по­койников? Этот вопрос привлек большое вни­мание исследователей и вызвал много споров. Некоторые советские ученые видят в неан­дертальских погребениях заботу об умерших, смерть которых, возможно, еще не осозна­валась полностью и воспринималась как вре­менное явление; косвенно об этом свидетель­ствует поза погребенных. Определенную роль могли играть также санитарные соображения и стремление предотвратить некрофагию (От греч. nekros — мертвый и phagein — есть) — поедание мертвецов. Поэтому в неандерталь­ских погребениях видят одно из доказательств зарождения социальных связей. Другие уче­ные выводят неандертальские захоронения из инстинктивных побуждений, известных уже у некоторых видов животных: с одной стороны, из опрятности и, следовательно, желания из­бавиться от мертвого тела, с другой — из при­вязанности к особям той же группы и, сле­довательно, стремления удержать их тела при себе. Обе эти точки зрения не исключают друг друга: мы уже видели, что с развитием праобщины инстинктивные побуждения все больше уступали место общественно осознан­ным правилам поведения.

Возникновение социальных связей и норм — достаточное, но не единственно воз­можное объяснение мотивов неандертальских погребений. Уже давно обратил на себя вни­мание тот факт, что костяки захороненных, как правило, ориентированы по линии вос­ток — запад, т. е. их положение как-то увяза­но с движением солнца. А. П. Окладников, раскопавший остатки мальчика-неандертальца в пещере Тешик-Таш в Узбекистане, обнару­жил, что вокруг него были уложены в опре­деленном порядке рога горного козла-киика, основного объекта охоты обитателей пещеры. Сопоставив это с солнечной ориентацией кос­тяков, А. П. Окладников выдвинул предполо­жение, что здесь мы уже имеем дело с за­чатками солнечного культа. Многие другие советские ученые также считают возможным, что в поздних неандертальских погребениях отразилось зарождение примитивных религи­озных представлений, в частности погребаль­ного культа.

Погребение юноши-неандертальца в пещере Ле Мустье...

Погребение юноши-неандертальца в пещере Ле Мустье…

Новейшие археологические данные, по-ви­димому, подтверждают гипотезу о зарожде­нии в коллективах неандертальцев зачатков религии. В пещере Базуа на северо-западе Италии найден напоминающий животное ста­лагмит, в который первобытные люди кида­ли комья глины; судя по сохранившимся отпечаткам ног, этими людьми были неандер­тальцы. Еще интереснее находка в пещере Регурду на юго-западе Франции, где в мустьерских слоях обнаружено несколько искусст­венных сооружений из камня, в которых бы­ли погребены кости бурого медведя. Эти от­крытия, дополняя уже отмеченные находки в мустьерских гротах Петерсхеле и Драхенлох, позволяют думать, что неандертальцу были уже не чужды какие-то элементы магии, речь о которой будет идти ниже.

В то же время все наши знания о мозге неандертальца свидетельствуют, что у него еще не могло быть сколько-нибудь оформив­шихся отвлеченных представлений и что, сле­довательно, даже простейшие из этих пред­ставлений могли зародиться в лучшем случае лишь в позднемустьерское время. Поэтому, допуская мысль о появлении у неандерталь­цев каких-то начатков религии, советские ис­следователи решительно отвергают попытки усматривать в мустьерских захоронениях сложный погребальный ритуал, представления о душе, боге и загробной жизни и в конеч­ном итоге доказательство извечности религи­озной идеологии.

Плита с ямками из Ля Ферраси, Франция

Плита с ямками из Ля Ферраси, Франция

В праобщине, по крайней мере в мустьерское время, уже существовали и дру­гие формы общест­венного сознания. Выше говорилось о находке американ­ским археологом Р. Солецки неандер­тальского захороне­ния с обильными остатками пыльцы ле­карственных растений в иракском мустьерском гроте Шанидар. Стало быть, уже заро­дились положительные знания, в данном слу­чае народномедицинские, которые легко мог­ли вырасти из известного даже животным ин­стинктивного знания полезных растений. В другом мустьерском гроте Ля Ферраси во Франции обнаружены плитки с чашевидными углублениями и охряными пятнами и полоса­ми. Есть и другие раннепалеолитические на­ходки, рассматриваемые частью специалистов как начатки искусства: волнистые линии на стенах пещер (так называемые макароны), изображения контура рук. Однако большинст­во ученых считают, что это еще не искус­ство, а только предшествовавшая ему нату­ральная изобразительная деятельность. Ясно, что в любом случае перед нами только пер­вые шаги того духовного творчества, которое расцветает в «готовом», по определению Эн­гельса, человеческом обществе.