4 months ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Итак, мы познакомились с основными этапами развития научных представлений о происхождении общественных насекомых. Современный подход к этой проблеме разительно отличается от взглядов ученых во времена Дарвина или Уилера: он обогащен достижениями генетики и эволюционной теории, основан на несравненно более детальных представлениях о структурой организации колоний общественных насекомых и их поведении.

Конечно, мы рассмотрели возникновение и эволюцию социального поведения у насекомых несколько упрощенно, оставив в стороне некоторые сложные и еще недостаточно ясные вопросы. Например, мы почти ничего не говорили о значении полигинии. Но ведь на начальных этапах эволюции социальности в сообществе насекомых обязательно было несколько плодовитых самок. Как это можно объяснить с позиций теорий отбора родичей или родительского влияния, пока ясно только в общих чертах. Во многих случаях рабочие у общественных перепончатокрылых откладывают неоплодотворенные яйца, из которых развиваются самцы. Это стремление рабочих к самостоятельному размножению вполне понятно с точки зрения индивидуального естественного отбора, но еще не получило достаточного объяснения в связи с теорией родительского влияния.

Тем не менее совершенно ясно, что мы на правильном пути, и сформулированная нами синтетическая теория работоспособна, неплохо объясняет известные науке факты и является хорошей основой для дальнейшего развития представлений о происхождении социального поведения у насекомых.

Мы далеки от мысли, что проблема происхождения общественных насекомых полностью решена. В ней еще осталось множество волнующих воображение тайн и бросающих вызов нашему разуму загадок. Они ждут новых исследователей, которые смогут не только блестяще разрешить их, но и поставить при этом перед наукой своего поколения немало новых, не менее загадочных вопросов.