Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

В Белоруссии принято решение создать двенадцать государственных за­казников дикорастущих лекарственных растений, которые занимают пло­щадь свыше 140 тыс. га.

Богата и красива природа Белоруссии. На ее территории течет 20 780 рек, сверкают зеркальной голубизной более 10 тыс. озер. Венчают белорус­скую землю вечнозеленые леса, дубравы, поля и цветущие луга.

Чтобы рационально использовать дары природы, не дать ей оскудеть, а, напротив, приумножить естественные богатства республики, здесь раз­работана четкая система мероприятий по охране окружающей среды. Боль­шая роль при этом отводится заповедникам и заказникам. Сейчас в Бело­руссии насчитывается три заповедника — Березинский, Припятский и вели­чавая Беловежская пуща, пять охотничьих, четыре гидрогеологических и два ландшафтных заказника. Все они являются своеобразными эталонами приро­ды края. Теперь к ним прибавляются ботанические заказники. В Брестской области созданы, например, три таких заказника, в Гродненской — четыре, в Гомельской—пять. На территории заказников запрещено проведение осу­шительных работ, добыча торфа, сенокошение в ранние сроки, чтобы обеспе­чить семенное возобновление растений. Не будет вестись здесь сбор ягод с помощью механических приспособлений, которые наносят ущерб будуще­му урожаю.

В Академии наук БССР сейчас разрабатываются инструкции о порядке и правилах сбора лекарственных растений на территории ботанических за­казников.

Тысячелетиями у подножия горы Араи лежал выжженный солнцем и ветрами каменистый пустырь. Сегодня здесь раскинулись плодовые деревья. Самый большой сад республики, названный тружениками Карпинского сов­хоза именем новой Конституции, раньше срока начал плодоносить.

Сколько труда вложено в каждое деревце! Но зато сад получился что надо. Через год-два будет собран обильный урожай фруктов…

В 1977 г. совхозное собрание постановило дать саду имя новой Консти­туции. А дали потому, что на глазах всего района свершилось чудо. 250 тыс. т камней — целую гору!— разворотили и расчистили мелиоративные отряды за предельно сжатые сроки. С гектара было собрано по 5—6 тыс. т камня. Раскрепощенную от вулканической лавы землю вспахали, напоили влагой. На 500 га быстро прижились саженцы яблони и груши.

Горные массивы занимают 84% территории Армении. Значительная часть склонов засорена камнями. Под ними — плодородная почва. И это реальный резерв расширения площадей под сады и виноградники в респуб­лике.

Ученые, наблюдающие за состоянием Каракумов, утверждают, что в ряде мест природа просит пощады. Пески — один из самых чувствительных и легкоранимых ландшафтов планеты. Нарушая здесь зыбкое равновесие среды, мы вызываем бурную реакцию природы. А потому необходимо ува­жительное, бережное к ней отношение.

Но, спрашивается: зачем сохранять бесплодные пространства?

Пустыня не синоним пустоты. И она отнюдь не враждебна человеку, знающему ее особенности и законы и уважающему их.

Здесь самая дешевая животноводческая продукция: себестоимость на 30—40% ниже, чем в среднем по стране. В грозных Каракумах — Черных песках — есть огромные массивы неплохих пастбищ, на которых можно пасти скот почти круглый год. Многие зимы бывают настолько мягкими, что веге­тация растений прекращается лишь на одну-две декады. По подсчетам ученых Института пустынь, на местных пастбищах из десяти лет только три года бывают неурожайными, три — хорошими, четыре — удовлетворительными.

Среднеазиатские скотоводы издревле пасли овец почти на всей террито­рии пустыни. Оказывается, она не так уж безводна. Средняя Азия и Южный Казахстан ежегодно получают количество осадков, равное четырехлетнему стоку Амударьи. Кочевники научились запасать воду. За тысячелетия народ­ная гидротехника продумана до мелочей, превосходно отлажена.

В прикопетдагской зоне выращивают субтропические культуры, два и даже три урожая скороспелых сельскохозяйственных растений. Укрывая растения от холода лишь ночами и весьма непродолжительное время, в Южных Каракумах можно и зимой производить овощи, цветы, лимоны — это уже доказано колхозной практикой. Но главное, в пустынной зоне Сред­ней Азии произрастает тонковолокнистый хлопчатник — на всей планете мало для него столь подходящих мест.

Наконец, сухой климат благоприятен для организма человека. И не слу­чайно именно в пустыне создан единственный в стране и один из немногих в мире климатологический почечный санаторий. В курортном отношении Ка­ракумы и Кызылкумы пока почти нетронутая целина. Остаются они и целиной туристической. А где еще увидишь памятники столь древних цивилизаций и такие «марсианские» горы, где еще можно путешествовать среди песков на… лодке — по тысячекилометровому Каракумскому каналу?

Нет, губить пустыню не с руки. Надо ее оберегать, хранить. Иного пути нет. Непочтительное отношение к себе пески не терпят — в гневе они жестоки и неукротимы. Нарушишь покрывающее почву дерновое одеяло — и ожив­шие черные пески устремляются в атаку на кишлаки, плодородные поля, же­лезную дорогу.

Индустриальное освоение Каракумов с особой остротой ставит этот вопрос на повестку дня. Мощная техника, которая использовалась при про­кладке трубопроводов, линий электропередачи, шоссе, потревожила расти­тельный щит. Дороги к различным объектам и стройкам разрастались в ши­рину до километра и вскоре покрывались песчаными сугробами. При слабом ветре они приходили в движение, а при семи — десяти метрах в секунду разыгрывались пыльные бури. В Небит-Даге нам рассказывали: на участке железнодорожной ветки протяженностью всего полтора километра приходи­лось держать специальный механизированный отряд, который освобождал от заносов стальной путь. Тратили на это сто тысяч рублей ежегодно… А в Газ-Ачаке слышали: когда прокладывали газопровод Средняя Азия — Центр, ветер не только обнажил трубы, но и выдул песок из-под них, так что они провисли. Потребовались экстренные меры, предложенные учеными-пустыноведами, чтобы спасти трубопровод.

Вода в пустыне — это жизнь. Однако еще шумеры, жившие несколько ты­сяч лет назад, знали, что избыток влаги на полях — не меньшее бедствие, чем ее нехватка: переувлажненная почва здесь превращается в солончаки. В те­чение многих веков в Средней Азии недостаток воды исключал возможность сильного переполива, процесс засоления шел медленно. Сегодня мы богаты, и колхозы, совхозы перестали экономить воду, расходуют ее нередко в два-два с половиной раза больше нормы.

Огромны потери оросительной воды из каналов. Скажем, на Хаузханском массиве до 30%, а то и больше уходит в землю. И уходит не бесследно. Поднимается уровень грунтовых вод, а это заболачивание и засоление боль­ших площадей. Плодят солончаки и коллекторно-дренажные системы, пред­назначенные для удаления с полей минерализованной влаги. Сейчас она сбра­сывается в старые сухие русла, впадины в песках. Образовавшиеся там озера поднимают уровень грунтовых вод, а затем высыхают, образуя солончак. Соль, скопившуюся здесь, ветер несет на плодородные земли…

Уйти от этого зла поможет, в частности, внедрение капельного орошения, при котором воду подают прямо к корням растений. Но прогрессивный метод в республике осваивается медленно: опыты ведутся лишь на 500 га.

Ученые сделали уже немало. Разработаны и используются на практике методы борьбы с подвижными барханами: их засевают засухоустойчивыми растениями, пропитывают вяжущими химическими веществами, закрывают щитами. Только в Юго-Западной Туркмении барханы закреплены на 20 тыс. га. Поднимаются зеленые пояса вокруг городов и поселков, лесозащитные поло­сы на полях. Ученые предложили рациональную систему эксплуатации и улучшения обводненных пустынных пастбищ, закладки новых, неорошаемых пастбищ.

Такыры всегда считали мертвой землей. Но сотрудники Института пустынь доказали, что и эту землю можно заставить плодоносить, причем без полива! Для этого поперек уклона такыра прокладывают рядом по две борозды. Верхняя собирает осадки и питает влагой нижнюю, в которую сажают фрукто­вые деревья, виноградную лозу, бахчевые. Эксперименты в производственных условиях показали высокую рентабельность этой системы земледелия.

Дондюшанах Молдавской ССР растительный миp всех пяти континентов представлен в дендропарке-заповеднике молдавского села Цауль.

Этот чудо-парк заложили в начале века. Усилиями нескольких поколений ученых и энтузиастов коллекция флоры постоянно пополнялась новыми экспо­натами. Сейчас дендрофлора самого крупного 62 га ландшафтного парка Молдавии насчитывает свыше 150 видов и форм деревьев и кустарников. 650 различных трав. 16 видов растений включены в Красную книгу республики.

В заповеднике дендрологи и лесоводы ведут большую научную работу. Студентам местного агрономического совхоза-техникума парк служит лабо­раторией ботаники, декоративного растениеводства и озеленения.

В городе Кызыле, столице Тувинской АССР, возвышается обелиск, симво­лизирующий географический центр Азии.

Природа Тувы необыкновенна. Нигде в мире на тех же широтах нет та­ких колебаний температур: летом столбик ртути может показывать +38°, а зимой морозы достигают —59°. Здесь соседствуют мерзлота, покрытая мхом и таежными лесами, и пустынные ландшафты; северный олень и верб­люд; белая куропатка и жительница сухих степей дрофа… По горам Тувы проходит мировой водораздел между бассейном Северного Ледовитого океана и бессточными впадинами Центральной Азии…

Здесь, в Туве, природа щедро и компактно собрала, как в фокусе, осо­бенности Сибири и Центральной Азии

Раздел «Короткие заметки» дает некоторые сведения по проблеме охра­ны природы в нашей стране и с темой данной брошюры связан частично.

При подготовке раздела использовались материалы газет «Правда», «Известия», «Комсомольская правда»; журнала «Вокруг света» и др.

Раздел подготовила В. В. Громова.