Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

Перед лицом науки каждый и мало и сильно измененный ланд­шафт выступает как источник информации, как живая книга ис­тории природы. Изучая ландшафт, мы все глубже познаем законы формирования природного раз­нообразия, механизмы связей живого и косного вещества, при­чины разнообразия окружающего нас мира природы, разнообра­зие форм целостности природы, законы цепных реакций компо­нентов. Изучая неизмененный при­родный ландшафт, мы можем, используя его как эталон, обра­зец, изучать, что же произошло с природой под воздействием че­ловека.

Исследуя современный изме­ненный действием человека ланд­шафт, наука может не только оценить суть различного рода че­ловеческих воздействий на него, но и познать механизм этого воздействия на состав компонен­тов, их связи, на его структуру. Исследовать, чтобы предсказать будущее ландшафта. Исследо­вать, чтобы суметь сохранить и умело использовать его ценные свойства.

При этом приходится помнить, что никакое самое глубочайшее исследование природы в пробир­ке, самое глубочайшее исследова­ние отдельных компонентов и свойств природы, самое остро­умное моделирование не может заменить изучение ландшафта как живой целостной системы. Оно может помочь этому изуче­нию, но заменить его не может.

Но ландшафт как источник зна­ния нужен не только науке. Жизнь каждого из нас стала бы намного скучнее, если бы все свои знания мы получали бы только из книг, кинофильмов и телевизионных передач. Во многих случаях, чтобы понять биологические и геогра­фические закономерности, лучше один раз прикоснуться к приро­де, увидеть ее неповторимые краски, услышать шорох листвы и пение птиц, вдохнуть запах сухой сосновой хвои или влажной подстилки ольховника, чем тыся­чу раз прочитать описание тайги, пусть даже самых лучших худож­ников слова. Неизмененная и ма­лоизмененная природа выступает для сотен миллионов людей как незаменимый источник особого, чувственного знания, знания, до­бываемого из личного общения с нею, знания, откладываемого в памяти особенно прочно.