Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

И как ресурсовоспроизводящая, и как средовоспроизводящая си­стема, и как система, хранящая элементы генофонда и пейзажное разнообразие, территориальный природный комплекс, ландшафт выступает как объект особого вида деятельности — деятельности при­родоохранной.

Контакт этого вида деятельности с комплексом ландшафтных идей развивается довольно быстро. На первых порах природоохранная деятельность включала в сферу своего внимания лишь выдающие­ся в том или ином отношении ландшафты как объекты особой охраны, как особо охраняемые территории. Поэтому в законода­тельных актах термин «ландшафт» фигурировал лишь в разделах, посвященных заповедникам, па­мятникам природы, типичным ландшафтам. Во всех этих случаях подразумевалось либо изъятие территории из других видов поль­зования, либо резкое сужение сферы пользования.

Охрана же окружающей челове­ка среды и природных ресурсов ассоциировалась лишь с отдель­ными компонентами ландшафта: водами, воздухом, растительно­стью.

Последнее десятилетие стало периодом существенного расши­рения сферы использования ланд­шафтных представлений в дея­тельности по охране природы. Вероятно, это явление выступает как следствие внедрения предста­влений о ландшафте как природ­ной системе.

Прежде всего стоит отметить, что охрана ландшафтов стала упоминаться наряду с охраной компонентов природы. В качестве примера можно привести Комп­лексную развернутую программу государств — членов СЭВ и СФРЮ по охране природы, где в качестве самостоятельного пунк­та выделен раздел «Охрана био­геоценозов и ландшафтов». Заняли свое место вопросы охраны ландшафтов и в планах по разра­ботке общегосударственных стан­дартов и стандартов стран — чле­нов СЭВ в области охраны приро­ды.

В ряде случаев ландшафты рас­сматриваются как объекты, охра­на которых обеспечивает сохране­ние тех или иных ценных свойств компонентов природы (например, охрану природных лечебных средств в Положении о курортах), или же как объекты, выступающие по отношению к охраняемым ком­понентам природы как конечная цель охраны.

Во всех этих случаях речь уже идет о повсеместной охране ландшафтных, геосистемных свойств территории, а не только об охране выдающихся ландшаф­тов.