4 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Из поколения в поколение передавали саами поверье, что с зарей, когда зарозовеют снега горных вершин, по­является на одной из них прекрасный олень с голубыми серьгами. Узнала об этом юная Манигелле — дочь Лу­ны — и потеряла покой. За серьгами для милой отправил­ся в горы молодой саами. Сколько ни ходил, оленя видел лишь издали. Зато там, где отпечатался олений след, на­ходил юноша голубовато-синие блестящие кристаллы. Они цвели среди камней, словно васильки.

Осколки таких кристаллов, истертые временем в пе­сок, иногда поблескивают сероватой или нежно-голубой искоркой среди многих разноцветных песчинок. Нужна немалая фантазия, чтобы представить, как очень-очень давно были эти невзрачные крохотные кусочки камня прекрасными голубыми кристаллами. И все-таки это воз­можно, как можно по одному лепестку представить себе поле с васильками, что вспыхивают искрами всех оттен­ков синего цвета.

Таков же цвет камня из саамской легенды. Именно благодаря своей окраске он получил имя кианит (от гре­ческого «кианус» — синий) и стал тезкой… василька. Ведь по-гречески видовое название этого цветка звучит «кентауреа кианус».

Кианит иэвестен человечеству около двух тысячеле­тий. Знаменитый Плиний (I век н. э.) упоминает о си­нем камне скифов — кианосе. Еще и сейчас на Урале, на месторождении Бориславское, находят крупные густо-си­ние кристаллы кианита ювелирного качества.

Великолепными сине-голубыми прозрачными крупны­ми кристаллами знамениты богатые индийские место­рождения этого камня. Ал-Бируни еще в XI веке расска­зывал об одном замечательном образце кианита из копей вблизи города, Махура (ныне Матхура). Этот самоцвет уже в обработанном виде был размером в две ладони и напоминал драгоценный сапфир.

Конечно, такой кианит — большая редкость. Зато его кристаллы-дощечки длиной в 20—30 сантиметров и 4—5 сантиметров в поперечнике встречаются во многих мес­торождениях. Увы, не везде они ювелирного качества. Очень часты сероватые, а порой и черные кианиты (та­кая окраска обусловлена мельчайшими вростками гра­фита). Но бывают удивительно красивые камни-«василь-ки». Окраска их перламутрово-поблескивающих кристал­лов как бы нарастает по ширине, переходя от нежной голубизны в густую синеву. Такие дивные образцы встре­чаются в месторождениях Карелии, Кольского полуостро­ва (массив Кеты).

Но их красоту больше ценят коллекционеры, чем юве­лиры. В списках ограночных камней кианит редко числится. Может быть, из-за хрупкости, а возможно, из-за неудобства обработки. Дело в том, что кристаллы кианита на разных гранях и в разных направлениях имеют неодинаковую твердость. Каждая пара противопо­ложных граней такого кристалла-«бруска» имеет свою твердость, причем ее величина вдоль кристалла меньше, чем поперек. Самая большая грань легко царапается но­жом. Зато самая узкая поддается только топазу, корунду и алмазу. За такую неодинаковую твердость кианит по­лучил еще одно имя — дистен (от греческих слов «ди» — двояко, и «стенос» — сопротивляющийся). Интересно, что гранями разной твердости обладают кристаллы очень мно­гих минералов, в том числе и чемпиона по твердости — алмаза. Это было известно еще древним камнерезам, ко­торые использовали такую удивительную особенность кристаллов и гравировали надписи именно на «мягких» гранях.

Однако, несмотря на неодинаковую твердость граней и хрупкость, дистен довольно устойчив и поэтому накап­ливается в россыпях. Немало этого минерала содержат и пляжевые пески, и знаменитая голубая земля, так бога­тая солнечным янтарем. Когда ученые определили мине­ральный состав отложений в карьерах Приморского мес­торождения близ поселков Янтарный и Синявино, оказа­лось, что в одном кубометре «голубой земли» содержатся в среднем равные массы янтаря и кианитовых пес­чинок. Не удивляйтесь: если такое содержание янтаря в поро­де считается большим, промышленным, то в отношении кианита оно вовсе не существенно, поскольку известны такие месторождения василькового камня, где сланцы и другие древние преобразованные породы почти сплошь пронизаны его крупными кристаллами. Кианит из подоб­ных месторождений добывается в огромных количествах. А используется этот минерал промышленностью как сырье для производства огнеупорных и химически устой­чивых материалов. Очень важен он в металлургии как руда для получения кремний-алюминиевого сплава — си­лумина, без которого не обойтись ни химикам, ни созда­телям космической техники. В трудовой биографии киа­нита за два тысячелетия произошли большие изменения: известный в древности лишь как поделочный камень, он стал ныне важным промышленным сырьем.

И в коренных месторождениях, и в песке удивитель­ный этот минерал нередко встречается рядом со своим «кровным братом» андалузитом, имеющим тождествен­ный кианиту химический состав, но иную «конструкцию» кристаллической решетки. Впервые этот минерал был найден в испанской Андалузии, что и предопределило его название.

Бруски андалузитовых кристаллов, почти квадратных в сечении, обычно встречаются в глинистых, углисто-глинистых, слюдяных сланцах, гнейсах и в породах, под­вергшихся действию гранитной магмы. Исключительно редок прозрачный и бесцветный андалузит. Обычно раз­личные примеси создают множество цветов и оттенков: зеленоватых, желто-коричневых, розовых до бурого. Огранка ювелирного андалузита — дело непростое из-за удивительной прихотливости его окраски. Если, напри­мер, при обработке зеленого камня его основание распо­ложить под прямым углом к длинным ребрам кристалла, станет отчетливо заметен его… красный цвет. Но «причу­ды» андалузита на этом не кончаются.

Если его кристалл, рожденный в глинистых породах, в процессе роста ритмично захватывает углистое или глинистое вещество, и если оно располагается равномер­ными столбиками внутри этого кристалла, в продольном сечении получится чередование светлых и черных полос. Но если такой необычный кристалл разрезать поперек, проявится четкий геометрический рисунок, напоминающий то шахматную доску, то вставленные друг в Друга (наподобие матрешки) квадраты контрастных цветов. Но есть особая, мрачная и таинственная красота в срезах андалузита, прочерченных сквозным крестом. Он может располагаться диагонально или перпендикулярно боко­вым граням. Именно это послужило основанием при­своить «крестовой» разновидности андалузита собствен­ное имя хиастолит (либо от греческого «хиастос» — диаго­нально расположенный, либо от греческого «хи» — крест, «астос» — торчать, «литос» — камень).

А сколько легенд и суеверий вызвал к жизни стран­ный камень хиастолит! Одни утверждали, что он сооб­щает дар предвидения, другие — что лишает памяти. Вот и знаменитый писатель-фантаст И. Ефремов в романе «Лезвие бритвы» приводит легенду, связавшую «волшеб­ные» свойства хиастолита с неудачей в индийском походе Александра Македонского. Конечно, никакого волшебст­ва здесь не было, а поход не удался из-за эпидемии же­лудочного заболевания среди воинов, но печальная ле­генда живет, прибавляя мрачность и без того невеселому камню. Однако его использование в качестве ювелирно­го камня для вставок и талисманов ограничено отнюдь не из-за внешности. Скорее, наоборот, своеобразие хиас­толита сделало его одним из наиболее почитаемых само­цветов. Но встречается он крайне редко. Месторождения пригодного для обработки андалузита и хиастолита мож­но по пальцам перечесть: Бразилия, штат Минас-Жерайс; Цейлон (галечник речных россыпей); Забайкалье, окрест­ности Нерчинска; ГДР (Саксония); ФРГ (Фихтельгебирге); редкие находки отмечены в США, Испании, Фран­ции, Чили, Южной Австралии.Неювелирный андалузит используется в промышленности для тех же целей, что и кианит.

Есть у этих Двух минералов и третий «брат» — сил­лиманит, который отличается от них структурой кристал­лической решетки, но имеет тот же химический состав. Свое название силлиманит получил в честь американского химика и геолога Бенджамина Силлимана (1779—1864).

Выглядит минерал довольно привлекательно: его тон­кие игольчатые кристаллы бледно-зеленого, желтоватого или серого цвета нередко собраны в изящные розетки. Однако более обычны шелковистые тонковолокнистые массы силлиманита. Они имеют довольно высокую твердость. У этой разновидности есть даже свое имя — фибро­лит (от греческого «фиброс» — волокно). Плотные зеле­ные массы фибролита очень красивы и напоминают зна­менитый нефрит, потому охотно используются камнере­зами.

А редкие одиночные кристаллы ювелирного силлима­нита соперничают с прославленным сапфиром. Такие кри­сталлы и обнаруживают удивительный оптический эф­фект: выглядят синими вдоль длинной оси, бесцветными сквозь плоскости спайности, бледно-желтыми в направ­лении, перпендикулярном двум первым. Благодаря этому кристаллы кажутся сапфирово-синими, если их рассмат­ривать «в торец».

Такие камни впервые были найдены в Верхней Бир­ме на знаменитых копях Могока и в галечниках Шри-Ланки. Один из красивейших ограненных силлиманитов массой 19,84 карата представлен в экспозиции Геологи­ческого музея в Лондоне.

Конечно, далеко не всегда силлиманит и фибролит столь привлекательны. Куда обычнее серые или зелено­ватые скопления этого минерала, используемого промыш­ленностью в том же качестве, что и кианит.

Но и в наш технический век мы не перестаем удив­ляться живой красоте камня. И пусть в песке он не так ярок, а частички малы и окататаны, каждый из нас, уви­дав среди пестроты песчинок белесо-голубые, синеватые, зеленые, розовые, желтые искорки, представит себе раз­ноцветье андалузитов и силлиманитов, загадочную пре­лесть хиастолита и атласные кристаллы василькового камня кианита.