3 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Лишь самое чуткое ухо способно услышать, как рак-отшельник тащит свою раковину вдоль берега у са­мой кромки моря: таинственное шуршание песчинок под его лапками, резкий скрип раковины о раковину, когда он встречается с себе подобным; только тон­кий слух может различить едва уловимый плеск кро­шечных капель, когда креветки, преследуемые стаей рыб, выпрыгивают из воды. Но никто не слышит этих голосов ночного острова и моря.

Рэчел Карсон. Дыхание океана

«Конечно, ты знаешь, что самые великие охотники — ото звезды. Разве ты не слышишь их? Послушай, о чем они кричат! Послушай! Послушай же! Ты же но настолько глух, чтобы не слышать их».

Мне много лет пришлось спать под звездами аф­риканского неба, поэтому я знаю, как они звучат.

Я поспешил ответить: «Конечно, Дабе, я слышу их! — Но тут же был вынужден добавить: — Я только не знаю, о чем они говорят. А ты знаешь?»

…И он ответил: «У них сегодня большая охота, я слышу только их охотничий клич: «Тссик!» и «Tсa!»

Лоуренс ван дер Пост. Сердце охотника

 

Мы рассуждаем о борьбе с шумом как о проблеме локальной. И это справедливо. И все же работы по созданию сверхзвуковых лайнеров проходили в рамках федерального проекта, а контроль за шумом этих само­летов осуществляет Федеральное управление авиации.

Шум становится подлинным бедствием как в городе, так и в сельской местности. Один децибел (дБ) озна­чает самый низкий уровень звука, который только спо­собно уловить человеческое ухо. На каждые 10 дБ звук усиливается в 10 раз. Таким образом, уровень шума в 100 дБ в 10 млрд. раз чувствительнее для барабанной перепонки, чем в один децибел. Неприятные ощущения возникают при уровне шума от 60 до 90 дБ. Они нара­стают при шуме в 110 дБ. При 129 дБ появляются бо­левые ощущения. Звуки в 150 дБ вызывают необрати­мую потерю слуха.

Незадолго до начала Трехсотлетней войны с приро­дой человек, которого раздражал городской шум — стук копыт и скрип повозок, удары молота о наковальню, звук топора плотника, голоса прохожих и соседей и даже звон колокольчика, — мог всегда укрыться в без­людных просторах Запада. Сегодня бесполезно искать тишины даже в уединении национальных парков или в глубочайших ущельях Большого каньона, куда мож­но добраться лишь на плоту. Тишина почти наверняка будет нарушена гулом пролетающих реактивных лай­неров. Для людей, постоянно живущих в городах, про­блема стоит гораздо острее: на работе они подвергают­ся воздействию промышленных шумов, а по дороге из дома и обратно — транспортных. И возможно, ночью они не могут заснуть под аккомпанемент моторов автомобилей, промышленного предприятия и само­летов.

Уровень шумов в центральных районах городов до­стигает примерно 85 дБ. Если же дома отстоят от про­езжей части на 25 футов, а вдоль магистралей высажен кустарник, уровень шума снижается до 75 дБ. Люди победней при открытых окнах квартир подвергаются 10-кратному воздействию шума по сравнению с вла­дельцами аэрокондиционеров.

Шум и все увеличивающаяся плотность населения усиливают напряженность как между людьми, так и между животными. Специалисты по органам слуха ус­тановили, что аборигены Конго и Судана в состоянии слышать звук частотой до 28 тыс. герц (колебаний в секунду). Люди средних лет, живущие на Лонг-Айлен­де в Нью-Йорке, где воздух дрожит от шума самолетов, воспринимают звуки частотой до 8 тыс. герц, а опыт­ные пилоты — до 4 тысяч герц. Высказываются опасе­ния, что в урбанизированных районах под воздействием все возрастающего шума могут рождаться глухие дети. Ученым хорошо известно, что шум способен привести к деградации и гибели клеточной ткани. Есть сведе­ния, что еще в III в. до н. э. один император издал указ:

«Повелеваю не вешать преступников; пусть флейты, барабаны и колокольчики непрерывно звучат до тех пор, пока приговоренный не упадет бездыханным, и это будет самая мучительная смерть, какую только мож­но себе представить. Звоните беспрерывно в колоколь­чики, пока преступник не потеряет рассудок и не умрет».

Шум реактивного самолета на взлете достигает 130 дБ, и технически его можно в настоящее время понизить не более чем на 10%. По закону 1968 года Федеральное управление авиации имеет полномочия контролировать и принимать меры по ослаблению гу­ла и шумов самолетов. Однако многие не без основа­ния считают, что это ведомство настолько тесно свя­зано с авиационной промышленностью, что вряд ли способно осуществлять эффективный контроль. Феде­ральное управление авиации установило минимальную высоту полета над густонаселенными районами в 1000 футов, а над сельской местностью — в 500 футов. Однако пролетая на высоте 500 футов, самолеты произ­водят шум, представляющий реальную опасность для барабанных перепонок, а его постоянное воздействие может заставить человека буквально «лезть на стену».

В школах, расположенных вблизи больших аэропор­тов, таких, как аэропорт Кеннеди в Нью-Йорке, прихо­дится прерывать урок из-за шума пролетающих са­молетов. В среднем «реактивные паузы» отнимают от занятий по часу в день. Только переход на «тихие» двигатели (а Федеральному управлению авиации пре­доставлены полномочия требовать выполнения этих рег­ламентации) сделает жизнь в этих районах сносной. Подготовлены законопроекты, которые предусматри­вают не только проведение мероприятий по более эф­фективному контролю и борьбе с шумами самолетов, в том числе реактивными, со стороны Федерального управления авиации, по и предоставляют Агентству по охране окружающей среды право надзора за деятель­ностью этой организации по их выполнению.

В целом, по данным Агентства по охране окружаю­щей среды, в Соединенных Штатах более 40 млн. граж­дан подвергаются воздействию шумов, уровень которых превышает безопасные пределы.

Сегодня контроль за городскими шумами практиче­ски отсутствует. Муниципалитеты иногда устанавлива­ют определенные нормы, но они редко применяются на практике. Тем не менее в 1970 году конгресс принял Закон о технике безопасности и охране здоровья на производстве, регламентирующий уровень шума на всех государственных предприятиях. Министру труда предоставлены полномочия вводить соответствующие нормы. По действующим правилам, шум, которому под­вергается рабочий в течение восьмичасового рабочего дня, не должен превышать 90 дБ. Однако среди рабо­чих растет недовольство, так как на многих предприя­тиях установленные стандарты не соблюдаются. Проф­союзы требуют дальнейшего снижения шума, п производители «тихого» оборудования предвкушают небывалый сбыт своей продукции.

Федеральное правительство определяет предельно допустимые уровни шума и на предприятиях, постав­ляющих продукцию государственным учреждениям. Как уже было сказано, установленная законом пре­дельная норма шума для восьмичасового рабочего дня па промышленных объектах составляет 90 дБ. Если же «существующие административные и инженерные средства» не обеспечивают этот уровень, работники должны быть обеспечены «индивидуальными средства­ми защиты от шума».

Незадолго до выхода в свет этой книги стало из­вестно, что палата представителей конгресса одобрила законопроект о борьбе с шумом и передала его на об­суждение сената. Законопроект, в частности, предостав­ляет Агентству по охране окружающей среды право уч­реждать предельно допустимые стандарты шума для новых типов машин и оборудования и устанавливать строгую гражданско-правовую ответственность за их нарушение.

Ударная волна, создаваемая реактивными самоле­тами, достигает 1,3 фунта на квадратный фут и может вызвать горные обвалы. Особенно велик риск в Каскад­ных горах, где лошадь является единственным тран­спортным средством. Столь сильный звук может за­ставить лошадь совершить внезапный прыжок на не­сколько футов в сторону. На равнинной местности это не так рискованно. Но лошади и седоку грозит смер­тельная опасность на узкой горной тропе над обры­вами высотой от 500 до 1500 футов. Ударная волна, образующаяся при преодолении сверхзвуковыми само­летами звукового барьера, достигает 2,5—3,5 фунта на квадратный фут. При столь оглушительном грохоте удержать лошадь па месте будет невозможно.

Проектировщики, однако, считают подобные возра­жения не принципиальными, поскольку производство сверхзвуковых самолетов даст работу 150 тыс. человек, а в государственную казну поступит свыше 10 млрд. долларов налоговых отчислений. И потом, ведь мы за «прогресс», не так ли?

К счастью, конгресс отверг проект строительства этих самолетов.

Агентство по охране окружающей среды стремится в законодательном порядке закрепить право устанавли­вать предельно допустимые уровни шума для: а) строи­тельного оборудования, б) транспортных средств, г) ме­ханизмов с приводом от двигателей внутреннего сгора­ния (кроме гражданских и военных самолетов, военного снаряжения и т. д.).

Свыше миллиона мотоциклов, 700 тыс. грузовиков, 600 тыс. легковых автомобилей, 80 тыс. мотосаней и 50 тыс. вездеходов «багги» наполняют пылью и ревом моторов районы, находящиеся в ведении только Феде­рального бюро землепользования. Никто не знает, на­сколько возрастут эти цифры, если к ним добавить тер­ритории национальных лесов и парков.

Сотни тысяч «багги» регулярно штурмуют пустыни и пляжи Калифорнии. Их вы можете встретить и на полуострове Кейп-Код, в Северной Каролине, Мэрилен­де, Флориде, в Скалистых горах и на Юго-Западе стра­ны. Около мексиканской границы до 30 тыс. «багги» терзают 50-мильную полосу песчаных дюн. Там так же тесно, как на пляжах Кони-Айленда. Колеса беспощад­но уничтожают скудную растительность, которая едва успевает восстановиться в течение недолгих пауз меж­сезонья.

Эти моторизованные пришельцы — отъявленные ма­родеры, приезжающие в удаленные уголки дикой при­роды не потому, что они любят ее, а потому, что здесь, в неохраняемых районах, они находятся вне досягае­мости закона. Многочисленные акты вандализма, хули­ганства и более серьезные преступления совершают здесь «искатели приключений», оставляя после себя искалеченную и обезображенную природу.

В 1971 году количество мотосаней в США достигло почти 2 млн. Многие обеспокоены тем, что, как только управление мотосанями станет более безопасным, их владельцы начнут поиски более острых ощущений. По­лагают, что популярность этих ужасных механизмов объясняется стремлением людей, утомленных однообраз­ной работой, к всевозможным опасностям, чтобы «встрях­нуться». Другие утверждают, что до появления мотоса­ней долгие зимние вечера были нудными и неинтерес­ными. Все это говорит отнюдь не в пользу американско­го homo sapiens. Мир борьбы идей был всегда более волнующим, чем мир беснующихся шаманов. В то же время современный человек, возможно, подвержен сво­его рода мании самоубийства. Мчась со скоростью 40 миль в час, он оставляет за собой насмерть перепуган­ных животных, уничтоженную растительность, повреж­денную пашню и немало разгневанных и раздражен­ных людей. Мотосани заменили собачьи упряжки эски­мосов в арктических районах Канады, что, возможно, означает конец древней и жизнестойкой цивилизации.

У мотосаней есть друзья и враги. Друзья говорят о развитии зимнего туризма в районе гор Адирондак и о процветании этого края с приходом мотосаней, вра­ги — о невыносимом шуме этих загрязняющих окружа­ющую среду машин, которые, находясь в частном владении, дают возможность осквернить самые пре­красные уголки девственной природы. По-видимому, пришел черед жестких законодательных регламентации.

Власти штата Вермонт первыми установили верх­ний предел шума для мотосаней в 82 дБ на расстоянии 50 футов. Кроме того, для передвижения по частным земельным участкам водитель мотосаней должен иметь письменное разрешение землевладельца.

Тишина природных уголков нарушается ревом вез­деходов, мчащихся по заповедным местам и распугива­ющих как животных, так и людей, ищущих уединения вдали от городского шума. Такой же вред наносят и мотосани. Как Служба леса, так и Служба националь­ных парков, планирует кое-какие меры для ограниче­ния пользования этими транспортными средствами, од­нако они представляют собой, как правило, лишь пал­лиативы.

Я могу показать вам горную долину длиной 16 миль, где в День независимости, 4 июля, скопилось до 10 тыс. вездеходов.

Я могу пригласить вас в уединенный коттедж, зате­рянный в снегах, и вы услышите гул мотосаней. Их стало так много, что рев, издаваемый ими, напоминает звук механической пилы, работающей на полную мощ­ность с утра до вечера под окнами вашего кабинета.