3 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Вульгарность во всех ее проявлениях характерна для цивилизованного человека, и это протест не столько против установившихся традиций, сколько против есте­ственных правил приличия. Это выражение внезапно изменившегося отношения к этим правилам, к слиш­ком утонченному их пониманию, к нормам «хорошего вкуса». Вульгарность призвана притупить остроту вос­приятия. Она является выражением духовной неудов­летворенности, беспокойства и неуверенности. Если горихвостка вдруг изменит инстинкту поведения, отве­чающему самому ее существу, это может показаться вульгарным, даже верхом вульгарности, однако гори­хвостка все равно останется сама собой, не полуфаб­рикатом, как человек, а законченным, идеальным про­дуктом природы.

Луис Халле. Весна в Вашингтоне

Можно лишь удивляться, каким образом птицы, обитающие на морском берегу, выжили в наш век. Их не только отстреливают и ловят силками, на куликов и других птиц охотятся с «электрическим ружьем», ведется и ночной промысел, весьма распространенный в Большой южной бухте Лонг-Айленда и других мес­тах и сводящийся к тому, что птиц ослепляют ярким светом и они спокойно дожидаются, пока охотники вылезут из лодок и свернут им шеи.

Литер Маттиэссен. Птицы побережья Северной Америки

 

В Книге Бытия сказано: «Плодитесь и размножай­тесь, и наполняйте землю, и владычествуйте над ры­бами морскими, и над птицами небесными, и над ско­том, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмы­кающимися по земле».

Мы считаем промышленников воплощением зла. Но в прошлом веке даже натуралисты понятия не имели об экологии. В 1894 году американский геолог и антро­полог У. Дж. Макги провозгласил благородную миссию человека: «… Подчиняя себе диких животных, человек сохраняет лишь тех, кто может быть приручен; осталь­ные же должны быть уничтожены». Он добавлял, что человек проявил свою силу, «изменив лик природы, сде­лав ее лучше, чем прежде, помогая выжить полезным животным и растениям я уничтожая вредных, защищая стареющую планету от опустошительного воздействия времени и от немощи».

Мы являемся свидетелями одного из этапов поко­рения человеком дикой природы, во время которого десятки видов животных исчезли с лица земли, а несколь­ким сотням других грозит уничтожение. Диктат с по­зиции силы по отношению к другим окружающим нас формам жизни нанес большой ущерб равновесию в при­роде. Экология учит, что любая форма жизни является как бы звеном общей цепи, связывающей все живое на земле, и нарушение или разрыв этой цепи может при­вести к опасным последствиям, если следовать букваль­ному смыслу Книги Бытия.

Служба леса, Служба охраны рыб и животного ми­ра, а также Бюро землепользования стали главными врагами биосферы. Конгрессмен Джон П. Сейлор от штата Пенсильвания назвал «зловещей и презренной» роль Бюро спортивной охоты и рыболовства при мини­стерстве внутренних дел в уничтожении многих пред­ставителей животного мира. Другой проницательный наблюдатель так отозвался о Службе охраны рыб и животного мира: «За всю историю страны найдется немного государственных учреждений, потративших столько времени и энергии на санкционированный грабеж своих собственных земель и осуществлявших этот грабеж столь самозабвенно, с таким вкусом и изобретательностью».

Говорят, что контроль за численностью хищников не­обходим для сохранения промысловой дичи на благо че­ловека, охотника. Это чепуха. Исследования Поля Эррингтона показали, что хищники не оказывают замет­ного влияния на воспроизводство высших позвоночных, являющихся их добычей. Хищники живут за счет излишка животных, подобно тому как капиталист жи­вет на проценты с капитала или дивиденды. Голод, су­ровая зима, ухудшение среды обитания — все это мо­жет повлечь сокращение численности оленей, кариби или лосей, но не койоты, волки или медведи.

Выполнение федеральной программы химической борьбы с хищными животными контролируется ското­водами. Их объединения уже использовали 4 млн. дол­ларов, ассигнованных конгрессом на эти цели. Во всех своих несчастьях скотоводы склонны винить койотов, в то время как койоты являются своего рода «безвред­ным пестицидом», поедающим кроликов, насекомых, грызунов и мертвечину. Койот — такой же неотъемле­мый атрибут Америки, «как индейцы, ковбои, оладьи, Булль Дурхам, соленый бекон и бобы». Североамери­канские зайцы занимают главное место в рационе койо­та, покрывая 83% его потребностей в пище. Но они были практически уничтожены человеком, и поэтому койот вынужден искать себе другую добычу. Койотов обвиняют в гибели ягнят, даже тех, которые уже роди­лись мертвыми, или погибли от недостатка материнско­го молока, или пали от слабости и болезней. В Новой Зеландии, где нет хищников, падеж овец еще выше, чем в Соединенных Штатах. Мы содержим на общест­венных угодьях 8 млн. овец. Плата за аренду пастбищ номинальна. Общественные земли огораживаются и засеваются в интересах овцеводов. В их же инте­ресах проводится массовое уничтожение хищных жи­вотных.

Изобретен «убийца койотов» — приспособление с торчащей из-под земли трубкой, которая при малейшем прикосновении выплевывает порцию цианистого калия, попадающего на детей, прохожих, койотов и на все жи­вое, что оказывается поблизости. Кроме этого, офици­ально разрешено применение мышьяка, смешанного с медом, приманок, отравленных таллием, сладких таб­леток, начиненных стрихнином, и гнусного препарата «1080».

Все общественные владения отравлены этими ядами.

Они убивают всех животных — порку, ласку, лиси­цу, барсука, койота быстрее, чем те размножаются. Птицы, поедающие падаль, — орлы, сороки, канадские сойки, ореховки, дятлы — попадаются на отравленную приманку и гибнут.

До 8 февраля 1972 года единственное ограничение при использовании ядов состояло в том, что могли при­меняться только зарегистрированные в министерстве сельского хозяйства препараты.

В 1969 году конгрессом был принят Закон о нацио­нальной политике в области окружающей среды, обязы­вающий все федеральные ведомства при принятии лю­бых решений учитывать их возможное «воздействие на окружающую человека среду». Постановлением от 8 февраля 1972 года это положение закона было рас­пространено и на применение ядов на общественных землях. Теперь против хищных животных можно ис­пользовать только капканы и огнестрельное оружие.

Поезжайте в Вайоминг и побродите пешком или со­вершите путешествие на лошади, и вы не встретите в тамошних лесах ни одного живого существа. Никого, кроме людей и домашнего скота, уничтожающих лес­ные чащи.

Многие штаты осуществляют программы по борьбе с хищниками, уничтожая медведей, пум, бобров, рысь и сусликов.

По данным за 1970 год, специально нанятые охот­ники добыли 89 653 койота, 20 780 рысей, 19 052 скунса, 24 273 лисицы, 10 078 енотов, 7615 опоссумов, 6941 бар­сука, 6685 дикобразов, 2779 волков, 1170 бобров, 842 медведя, 294 пумы и 601 экземпляр других живот­ных. Таким образом, всего было уничтожено 190 763 крупных млекопитающих. Эта цифра, естественно, не включает орлов, соколов, сов, луговых собак, хорьков.

В 1971 году конгресс наконец запретил охоту на «птиц, рыб и зверей» с самолета. Использование самолета для загона «птиц, рыбы и зверей» было также запрещено.

Лоббисты овцеводческого бизнеса требуют усиления борьбы с хищниками. И единственная «перемена», ко­торой удалось добиться в деле их охраны, состоит в обещании овцеводов не применять ядовитых веществ, предоставив их в распоряжение Бюро спортивной охоты и рыболовства. Майкл Фром писал, что «ни одно фе­деральное ведомство не находится в такой зависимости от особых экономических интересов своих «клиентов», как бюро от овцеводческого бизнеса».

В округе Титон, штат Вайоминг, налоговый сбор От мероприятий по борьбе с хищниками в 4 раза пре­вышает размер налога на содержание библиотек.

В одном только Вайоминге насчитывалось 34 стан­ции, применявшие ядовитый препарат «1080». Все они были расположены в пределах 50 миль от Йеллоустонского национального парка. Животные выходят и за границы парка. И те из них, что поедали мертвечину, отравленную ядом «1080», также погибали. Число жертв было особенно велико среди орлов.

Вслед за постановлением президента о запрещении использования ядов на общественных землях Агентство по охране окружающей среды наложило запрет на тор­говлю этими препаратами между отдельными штатами. Было также объявлено о полном запрещении примене­ния сульфата таллия, явившегося, по всей вероятности, причиной гибели 20 орлов в Вайоминге в 1971 году. Это положение распространяется также на стрихнин, соли цианистого калия и пользующийся дурпой славой препарат «1080». Однако истребление хищников про­должается. В ход идут ружья и капканы. Но их при­менение, по утверждению скотоводов, обходится доро­же, чем использование ядов, несмотря на то что вашингтонские власти выделили сотни специалистов для борьбы с хищниками. Более того, в некоторых штатах разрешено применение ядов на частных землях.

Министерство внутренних дел выдало разрешение на истребление орлов в 33 округах штата Техас. Оно также санкционировало отстрел медведей-гризли и до­бычу самок тюленей на островах Прибылова в северной части Тихого океана, несмотря на то что добыча каждой самки практически означает гибель трех тюле­ней: самой самки, зародыша и уже родившегося дете­ныша, остающегося без материнской опеки.

Охота па орлов с самолета долгое время была в Те­хасе своего рода приятным развлечением. И хотя она уже запрещена, некоторые скотоводы время от време­ни нанимают пилотов для варварского уничтожения беззащитных птиц. Около 800 орлов было убито только одним пилотом в Колорадо и Вайоминге в 1971 году. Скотоводы уничтожали орлов с помощью отравы, кап­канов, ружей в 32 округах Техаса при министре Юдолле и в 33 округах штата при министрах Хикеле и Мортоне.

Один из пилотов вертолета в Вайоминге был свиде­телем уничтожения с самолета более 500 орлов. Боль­шую часть из них стреляли на лету, другие были убиты па земле. Владельцы ранчо платят по 25 долларов за каждого убитого орла и по 50 долларов за каждого чет­вероногого хищника. Иногда они платят пилоту по 80 долларов за каждый час охоты. Охота на орлов с са­молета является серьезным нарушением федеральных законов. То же можно сказать и об использовании ядов. И все же эти способы уничтожения орлов быстро рас­пространяются в Техасе и Скалистых горах.

Виновные в этих преступлениях пользуются пра­вительственными субсидиями для регулирования чис­ленности животных. С разрешения федеральных влас­тей они используют часть общественных пастбищ. Так почему бы не лишать субсидий и лицензий лиц, нару­шающих законы, включая и тех, кого Джек Олсен на­звал членами «общества отравителей».

Многие считают, что федеральные власти факти­чески сами субсидируют загрязнение воды и воздуха, нанимая определенных подрядчиков. Правительство ежегодно заключает около 700 тыс. контрактов, зна­чительная часть которых в конечном итоге приводит к нарушениям федеральных или местных стандартов качества воды. По существующим законам федераль­ные подрядчики обязаны соблюдать определенные нор­мы оплаты и условий труда. Почему бы не заставить их соблюдать лестные и федеральные требования по охране вод, воздуха, рыбных ресурсов и диких живот­ных?

Министерство сельского хозяйства поощряет осуше­ние небольших водоемов, являющихся местом гнездо­вания водоплавающих птиц, для использования высво­бождающихся земель под пашню. Но конечная цель этой политики состоит не в увеличении производства продуктов питания, а в оказании помощи новым фер­мерам, которые после нескольких лет эксплуатации зе­мельных угодий изымают их из сельскохозяйственного оборота.

Принятый в 1970 году Закон о водосборах преду­сматривал ряд мер, направленных против такой прак­тики. Теперь министр сельского хозяйства может заключать десятилетние контракты с владельцами забо­лоченных земель: владелец соглашается сохранить бо­лота в первозданном виде, а министерство выплачива­ет ему ежегодную компенсацию.

В восточном Техасе осталось всего лишь около де­сятка особей одной из редких, практически вымерших разновидностей дятла, но и сегодня многие охотники стремятся добыть эту птицу. Научно-технический про­гресс ведет к пагубным последствиям для животного мира. Пилоты без зазрения совести уничтожают орлов и волков с воздуха. Эти действия не могут не вызвать негодования. Даже зимой, когда снежный покров едва достигает нескольких футов, олени и лоси подвергают­ся преследованию охотников, а мотосани оставляют им еще меньше шансов уцелеть. Даже простое преследова­ние может окончиться гибелью животных, так как в это время их организм ослаблен.

В некоторых районах Новой Англии значительно сократилась численность бобров, и это понятно — те­перь охотники на мотосанях в состоянии в кратчайший срок расставлять капканы. Рысь также преследуют на мотосанях, а потом спускают на нее собак, которых во­зят на специальном прицепе. Таким же образом травят лисиц.

Можно многое сказать в защиту хищников. Не хищ­ники, а человек повинен в исчезновении многих видов животных.

Несмотря на то что ущерб, причиняемый хищника­ми, превышает расходы по найму пастухов, скотоводы все же предпочитают выпускать стада овец на пастбища без охраны.

Хищные животные, безусловно, являются надежным средством поддержания равновесия в природе. Опреде­ленным образом именно они предохраняют равнинные и лесные пастбища от чрезмерного выпаса.

Мир диких животных дает человеку то, чего не в состоянии дать миллионы овец. Необходимо прекратить уничтожение хищников, а за каждое домашнее живот­ное, ставшее их жертвой, правительство должно вы­плачивать необходимую компенсацию.