2 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Нам посчастливилось жить в век научно-технической революции, и то, что десять лет назад казалось фантастическим, на наших глазах уже превращается в реальность. Атом, космос, искусственное соз­дание белка, радиоастрономия, познание вещества и законов его движения — все служит человеку.

В области наук о Земле револю­цию вызвало создание новых средств и техники исследований. Уже проводится бурение на океа­нических глубинах. В наши дни прямо с самолета по показаниям радиометрических, гравиметриче­ских и других приборов можно определять участки различных полезных ископаемых. Прослеже­на история Земли за более чем три миллиарда лет. Достаточно точно восстановлены движения участков земной коры по верти­кали и горизонтали. В ближайшие годы можно ожидать разработки методов прогноза землетрясений. Ученые предполагали, что из­вестны все процессы перемеще­ния вещества по поверхности зем­ной коры. Но при проверке ока­залось, что далеко не все. На ви­димой части земной поверхности трудно подыскать аналоги таким грандиозным формам рельефа, как подводные каньоны, уходящие от берега на глубину до 5 км и имеющие крутые и даже отвесные стены высотой до 4—5 и более км (рис. 1). А перед их устьями на глубоководных равнинах океа­на нагромождены гигантские ко­нусы выноса (Здесь и далее полужирный шрифт см. «Словарь терминов на стр. 55—56)по которым изви­ваются долины до 100 и более метров глубины, да еще окайм­ленные высокими прирусловыми валами. Длина подводных каньо­нов, например, в Беринговом мо­ре и западнее Пиренейского полуострова достигает 420 км. Ук­лоны ложа каньонов также до­вольно велики (до 150 м на 1 км), а вблизи вершины бывают еще круче.

Сравнение профилей каньонов Колорадо и подводного каньона у берегов Калифорнии

Сравнение профилей каньонов Колорадо и подводного каньона у берегов Калифорнии

По мере того, как трудами ар­мии геологов, гидрографов и океанографов раскрывалась кар­тина рельефа морского дна, уче­ные вставали в тупик. Это объяс­нялось тем, что пока фактического материала было сравнительно немного, перед исследователями были широкие возможности соз­давать гипотезы, не противоречив­шие фактам. Но чем больше мы узнавали о подлинной природе подводных каньонов, тем труднее становилось объяснить их проис­хождение какой-либо одной теоретической схемой. Эти схемы отбрасывались одна за другой. Ценным до нашего времени остал­ся лишь анализ тех или иных воз­можных факторов, способствовав­ших формированию каньонов.

Что и говорить, для ученого увлекательная задача — расска­зать об этих таинственных подвод­ных пропастях и ущельях и о тех проблемах развития окраин океа­нов и морей, которые оказались теснейшим образом связаны с подводными каньонами. Однако очень трудно писать о том, чего никогда не видел. Но вот в послед­ние годы автору с группой иссле­дователей удалось воочию наблю­дать процессы формирования подводных каньонов на краю глубоководной впадины Черного моря. Сотню за сотней метров погружались мы в черноту и хо­лод подводных каньонов, приль­нув к иллюминаторам и наблюдая непонятные формы рельефа, пы­тались понять сложные процессы, которые вызывают разрушение кавказских берегов.

Но начнем по порядку. В 1970 г. в № 3 журнала «Наука и жизнь» автором был опубликован очерк о берегах Пицунды. С тех пор местные экскурсоводы носят с со­бой истрепанный номер журнала и объясняют отдыхающим причи­ны разрушения Пицундского пля­жа. За истекшие восемь лет по вопросу разрушения пляжа Пи­цунды накопилось много нового. Проходили дискуссии, составля­лись проекты, выполнялись боль­шие исследования. В чем же дело? Почему знаменитый курорт под­вергается разрушительному дей­ствию моря и по сей день?

Знаменитый Пицундский ку­рортный пансионат отгорожен от моря бетонной стенкой, за кото­рой расположена прогулочная эспланада. Вертикальная плоскость стенки в зоне штормового наката вызывает отражение прибойной волны. Обратный отток воды рез­ко увеличивает свою мощность и утаскивает в море большие массы гальки. Именно это и произошло во время двух исключительно сильных штормов зимой 1969 г. Стена 800 м длины была подмы­та и упала. Пляж местами исчез, местами резко сузился. Для того, чтобы защитить два 14-этажных корпуса от возможного разруше­ния, перед их фасадом были на­громождены крупные бетонные глыбы, но этого оказалось недо­статочным, и позднее к ним доба­вили тетраподы.

Защита получилась вполне на­дежной.

За последующие годы пляж то возникал вновь (после периода западных волнений на море), то смывался, обнажая подножие бе­тонных массивов (при южных вол­нах). Такие изменения береговой линии продолжаются и сейчас. Уродливые нагромождения бето­на портят вид курорта, а площадь пляжа стала недостаточной, чтобы вместить отдыхающих. Бетонные глыбы в 1977 г. засыпали землей и посадили на них траву и мелкий кустарник. Однако сильный шторм снова может смыть эту «декора­цию».

Для решения пицундской проб­лемы необходимо было дать прог­ноз дальнейших изменений бе­рега, а для прогноза нужно хоро­шо знать его современную дина­мику. С этой целью и велись раз­нообразные исследования (рис. 2). От устья р. Бзыбь (что в 8 км на северо-запад от курорта) волны и течения во время преобладаю­щих западных штормов гонят ва­луны, гальку, гравий и песок в сто­рону Пицундского мыса и должны его наращивать. Но насколько? И действительно ли это происходит? Размывы 1969 г., казалось бы, го­ворят об обратном. Это тем более вызывало сомнение у инженеров, потому что штормы постепенно разрушают юго-западный край Пицунды. Ежегодно в море валят­ся несколько сосен, корни которых успели обнажить волны прибоя.

Карта-схема юго-западного берега Пицундского полуострова...

Карта-схема юго-западного берега Пицундского полуострова…

По исследованиям прежних лет было известно, что к юго-запад­ному берегу Пицунды близко под­ходят вершины нескольких под­водных каньонов. В ложе боль­шинства из них с помощью грун­товых трубок на глубине были об­наружены галька и песок точно такие же, что лежат на широком современном пицундском пля­же. Один из каньонов — «Аку­ла» — вплотную прижат к мысу Инкит так, что крутой подводный откос начинается с глубин 6—8 м. Повторные точные промеры глу­бин показали, что действительно после сильных штормов дно в верховьях каньона «Акула» нара­стает, а затем за период тихой погоды снова углубляется. Уда­лось подсчитать, что за один силь­ный шторм в каньоне теряется до 40 тыс. м3 наносов, а в среднем за год, по расчетам, эта цифра со­ставляет 80 тыс. м3.

Поэтому некоторые ученые предложили срезать пустынный участок берега мыса Инкит, выд­винутый к вершине «Акулы», и тем самым уменьшить потери на­носов почти наполовину. При этом основная трасса перемещения на­носов будет удалена от вершины каньона. Тогда пляж у пансионата будет нарастать быстрее, незави­симо от наличия глыбовых навалов и даже бетонной стены. Кроме того, прекратилось бы разруше­ние всего северо-западного бере­га. Предложение это неоднократ­но обсуждалось специалистами-гидротехниками, но было встре­чено сдержанно. На одном из заседаний было высказано мнение, что поскольку каньонов вдоль бе­рега насчитывается одиннадцать, то, лишив «питания» наносами один каньон, мы, в сущности, ма­лого добьемся. Ведь другие будут продолжать свою разрушитель­ную работу!

Однако только в «Акуле» пляжевая галька прослеживается не­посредственно от берега и до са­мых больших глубин. С полным правом «алчность» «Акулы» мож­но считать основной причиной раз­рушения пляжа и отступания берега по всей юго-западной сторо­не Пицунды.

Вторая особенность Пицунды заключается в том, что как раз вдоль территории пансионата близко к берегу с северо-запада подходит край крутого подводно­го откоса. Он тянется далеко на северо-восток в сторону Мюссерских холмов и на всем протя­жении сохраняет крутизну 25— 30°. Даже в тихую погоду иссле­дователи-водолазы могли видеть, что по этому откосу галька и пе­сок медленно осыпаются и скаты­ваются на довольно большую глубину. Вдоль подножия этого обрыва и отлагается основная мас­са материала, выносимого Бзыбью. Может ли такой берег быть устой­чивым (рис. 3).

Схематический профиль дна против Пицундского мыса...

Схематический профиль дна против Пицундского мыса…

Потребовалось пять лет иссле­дований, чтобы проанализировать динамику береговой зоны Пицун­ды во всех деталях. Одним из наиболее интересных видов рабо­ты явился бы осмотр крутых под­водных откосов и каньонов из спе­циального подводного аппарата. Но такого аппарата в то время не было. Он долго оставался лишь в наших мечтах.

В. Г. Ажажа, впервые организо­вавший и возглавивший в СССР исследования глубин и морского дна на подводной лодке «Севе­рянка», заочно окрестил будущее чудо — «Южанкой», и в кругу подводников это название приви­лось.

Однако так получилось, что до последних дней не было уверен­ности, получим мы «Южанку» или нет. Лишь после радующей те­леграммы послали на базу В. Ажа­жу, а все оставшиеся стали лихо­радочно готовиться к приему. Бы­ла проведена навигационная под­готовка района подводных работ. Обозначен вехами большой поли­гон от Пицундского мыса до устья р. Бзыбь. На слепом (со штурман­ской точки зрения) берегу опре­делены и зарисованы хорошо за­метные ориентиры, по которым из любой точки место корабля легко определялось. Разрабатыва­лись планы галсов, готовилась и проверялась аппаратура для съе­мок и записи (магнитофоны).

На рассвете нас разбудил те­лефонный звонок аппарат (ААПР), названный нами заочно «Южан­кой» здесь — в Пицунде. Наспех перекусив, мчимся к пирсу. Да, вдали на рейде стоит большой ко­рабль, силуэт которого довольно необычен. На широкой и длинной передней палубе высятся стрелы двух мощных кранов. А под ними поперек от борта к борту протя­нулось нечто похожее на полоса­того кита (красное с белым). Это и есть наша долгожданная «Южан­ка».

— Можно посмотреть? — спра­шиваю у капитана корабля-носи­теля.

— Да, конечно, но не подни­майтесь наверх, пока не окончена техническая подготовка.

Обхожу снаружи загадочное со­оружение. «Южанка», мягко вы­ражаясь, подслеповата. Где же ши­рокие зеркальные окна легендар­ного «Наутилуса», через которые любовались подводным миром капитан Немо и его гости? Вместо них предстоит вести наблюдения через несколько небольших ил­люминаторов.

По расположению винтовых движителей соображаю, что «Южанка» мобильна. И действи­тельно, кроме переднего и зад­него хода, она способна переме­щаться в вертикальной плоскости, «зависать» в толще воды, а также двигаться боком налево и направо. Уже в первый день работ мы убе­дились, что «Южанка» может бук­вально танцевать над самым дном или мгновенно замирать в поло­жении, необходимом для наблю­дений и съемки.

«Южанка» разделена гермети­ческой переборкой на два отсека. Задний — для главных электро­двигателей и аккумуляторов, а передний — для команды и науч­ных работников. Несмотря на ряд недостатков, «Южанка» казалась нам настоящим чудом.

Кран, бережно захватив нашу «красавицу», отделил ее от палу­бы и опустил свой драгоценный груз в море. Над поверхностью моря осталось едва 30—40 см корпуса «Южанки» да башенка — люк, через который мы будем проникать внутрь по вертикально­му трапу.