7 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

После полуночи, когда весь экипаж, исключая вахтенных, погрузился в крепкий сон, с юга донесся грохочущий звук, напоминающий отдаленные громовые раскаты. Приближаясь, он нарастал, становясь все явственнее. Все проснулись и в недоумении высыпали на палубу.
Изумленным взорам мореплавателей представилось поразительное зрелище: с юго-востока с огромной скоростью и грозным рокотом приближалась волна, навстречу которой шла другая. В месте их столкновения образовался гигантский водяной хребет. Одна из каравелл очутилась на гребне образовавшегося вала, другой, хоть она и была несколько в стороне, также пришлось лавировать, чтобы выйти из водоворота.
Начальник экспедиции Охеда и сопровождавший его в плавании флорентиец Америго Веспуччи смотрели с недоумением и страхом на это грозное явление природы, что, впрочем, не мешало Охеде отдавать необходимые приказания.
Когда опасность миновала и корабли продолжали плыть по успокаивающемуся проливу, Веспуччи, хлопнув себя по лбу, воскликнул:
— Чему мы удивляемся? Ведь мы находимся в тех местах, которыми проходил в прошлом году адмирал Колумб! С ним произошло то же, что и с нами только что, причем он утверждал, что вода в этом проливе, который он назвал Змеиная пасть, пресная. Не хотите ли в этом удостовериться?
Охеда кивнул головой и отдал необходимое распоряжение. Через несколько минут матрос, которому предложено было зачерпнуть воду, возвратился с сообщением, что действительно вода в проливе пресная.
Чем дальше на северо-запад продвигались корабли, тем уже становился пролив, тем сильнее бурлили в нем течения, а вода делалась все более пресной и приятной на вкус.
Наконец, пролив остался позади, и флотилия Охеды продолжала двигаться вдоль побережья земли, лежащей по левому борту. Цветущие долины, орошаемые полноводными реками, оживлялись многочисленными селениями, возделанными полями, пальмовыми рощами.
Время от времени корабли останавливались, и тогда их моментально окружали десятки каное. Туземцы поднимались на борт каравелл, с любопытством рассматривали их устройство, одежду испанцев, их вооружение. Большинство посетителей было задрапировано в пестрые яркие ткани — оставались открытыми руки, шея и ноги до щиколоток. У некоторых мужчин мореплаватели с радостью замечали висящие на шее куски золота, а многие женщины носили на руках браслеты, составленные из белых и красных жемчужин.
Показывая на украшения, об истинной ценности которых их владельцы не догадывались, Охеда и Веспуччи жадно расспрашивали о местах добычи золота и жемчуга. В ответ они слышали, что золота много в соседней стране, лежащей дальше к западу, но что в тех краях небезопасно, так как тамошние жители будто бы поедают людей. Что же до жемчуга, то его добывают здесь, чуть севернее.
Эти остановки вносили приятное оживление в однообразную жизнь мореплавателей, а сообщения местных жителей подогревали их и без того разгоревшиеся аппетиты.
Так проходили дни, недели. По-прежнему слева тянулась земля. Уже корабли миновали еще один остров, густонаселенный и живописный. Охеда и его спутники были так поражены высоким ростом островитян, что назвали обнаруженный ими новый клочок земли островом Гигантов. Впрочем, это название за островом не удержалось, впоследствии его стали именовать Кюрасао, что на португальском языке означает «исцеление». Такое название этот остров, по всей вероятности, заслужил за исключительно здоровый климат.
Время шло, и флотилия Охеды продвигалась все дальше на восток вдоль берегов земли, казавшейся бесконечной.
Но вот побережье сделало поворот, и взорам испанцев открылся залив, глубоко вдававшийся к югу. Корабли повернули и проследовали вдоль восточного побережья этого углубления, подлинных размеров которого нельзя было угадать, так оно было обширно.
Берега этого залива, который Охеда назвал заливом Святого Варфоломея и который теперь именуется Венесуэльским, были также густо населены. Но что это? Первое же селение, которое увидели испанцы, располагалось не на земле, а на воде. Жилища индейцев, окруженные со всех сторон водой, стояли на сваях, высоко поднятые над поверхностью залива. Строители предусмотрительно обеспечили безопасность своих построек от возможного затопления приливом.
— Не правда ли, сеньор Веспуччи, это зрелище должно напомнить вам родную Италию? — заметил Охеда, с любопытством рассматривавший оригинальные сооружения.
— Вы правы, капитан, — с живостью отозвался Веспуччи, пристально всматриваясь в показавшееся вдали селение. — Чем не Венеция? Только Венеция в миниатюре, маленькая Венеция. Для полноты картины не хватает гондол. Ха-ха-ха! А вот и они, — смеясь продолжал флорентиец, указывая на появившиеся между хижинами каное. — Поистине, это маленькая Венеция, капитан!
— Ну что ж, — в тон ему ответил Охеда, — пусть будет так. Назовем этот берег Венесуэлой, чтобы доставить вам приятное.
Плавание Охеды, в котором участвовал Америго Веспуччи, чьим именем впоследствии был назван Новый Свет, происходило в 1499 году. Венесуэла — по-испански маленькая Венеция — так назвали впоследствии весь карибский берег Южной Америки. А затем это звучное имя было присвоено образовавшейся в этой области республике.