7 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Холодный, неприветливый пустынный океан простирался вокруг. Над его необозримыми просторами нависли хмурые тучи, время от времени разражавшиеся мелким моросящим дождем. Дул холодный, пронизывающий ветер. Одинокий корабль, переваливаясь с волны на волну, медленно, но неуклонно продвигался вперед в западном направлении.
Далеко позади остались берега суровой Исландии, этого северного гористого острова, где покрытые вечным льдом вершины так причудливо сочетаются с огнедышащими вулканами- Норманны, которым принадлежал этот затерявшийся в неприютном океане корабль, покинули Исландию навсегда, чтобы более туда не возвращаться.
Найти какую-нибудь землю, где можно было бы обосноваться, землю, которая должна стать новой родиной, — вот о чем думал каждый из них, исполняя свою работу, вот о чем думал их предводитель Эрик Рыжий.
В его памяти еще было свежо воспоминание о том, как по всей Норвегии, в городах и маленьких деревушках, во всеуслышание провозглашалось повеление короля:
«Бежавшего убийцу, Эрика, по прозвищу Рыжего, осквернившего свой меч невинной кровью, объявляю вне закона и изгоняю его из пределов моих владений. Это мое повеление останется в силе до тех пор, пока означенный Эрик Рыжий честной и праведной жизнью не искупит своей вины и не заслужит прощения всесильных богов.
Под страхом сурового наказания запрещаю давать убийце приют и оказывать ему какое-либо снисхождение или помощь. Пусть изопьет на чужбине преступник горькую чашу изгнанника. Да будет так».
И вот Эрик Рыжий с немногочисленными своими соратниками, не захотевшими оставить его в одиночестве и разделившими вместе с ним изгнание из родной земли, бороздят северные воды Атлантического океана в поисках пристанища.
Изгнанный из Норвегии суровым указом короля, Эрик Рыжий бежал в Исландию. Но и здесь ему не удалось обосноваться надолго. Вспыльчивый невоздержанный по натуре, он не в состоянии был сдерживать буйного своего характера и восстановил против себя жителей Исландии, как незадолго до этого вызвал враждебность норвежцев. Когда чаша терпения исландцев, наконец, переполнилась, Эрик Рыжий был изгнан и из Исландии.
Теперь ему надо искать новое пристанище, где можно было бы обосноваться прочно и надолго. Где она, эта его новая родина? Какая она? Быть может, на землю, которую он откроет, пожелают переселиться и другие его соотечественники, которым тесно у себя на родине?
Где-то в этих краях должна находиться большая холодная земля. О ее существовании Эрик Рыжий не раз слышал от скальдов, воспевавших подвиги норманнов, его соотечественников. В одной из старинных песен рассказывалось, что корабли смелых норманнов в 920 году во время их победоносных походов под предводительством Гунбьерна были отброшены сильнейшей бурей далеко на северо-запад от Исландии и оказались затертыми льдами в виду большой, покрытой снегами и льдом земли. Рискуя ежеминутно провалиться под окружающий корабли лед, отважные мореплаватели высадились на эту неожиданно появившуюся землю и осмотрели ее угрюмые берега, а спустя некоторое время, когда океан освободился от льда и корабли снова приобрели возможность двигаться, норманны возвратились на родину.
Вот бы найти эту землю! Кто знает, быть может, она и послужит изгнанникам новой отчизной.
Да, надо во что бы то ни стало найти эту землю…
«Земля!» раздался крик с носа корабля.
Эрик Рыжий провел тыльной стороной руки перед глазами, как бы отгоняя назойливые мысли, осаждавшие его, и устремил зоркий взгляд вперед. Там ничего не было видно, кроме серой пелены дождя, висевшей над океаном. Тогда он посмотрел направо и сквозь легкий туман увидел вздымающуюся громаду берега. Корабль двигался почти параллельно земле, медленно приближаясь к ней. Что это за земля? Велика ли она? Пригодна ли для жизни? Все эти вопросы проносились в голове Эрика Рыжего, пока корабль приближался к ней.
Вскоре норманны подошли к неизвестной земле настолько/что могли различить, несмотря на туман, отдельные подробности. Чем-то родным повеяло на них от этих чужих, неведомых берегов. Как и берега их родины, Норвегии, они были изрезаны бесчисленными фьордами, по склонам которых то там, то здесь виднелись сползающие вниз, к морю, зеленовато-белые языки мощных ледников.
Эрик Рыжий и его товарищи глядели во все глаза, высматривая место, где можно было бы высадиться на берег. Но мрачны и неприветливы были скалистые берега фьордов.
— Повернем туда, — отрывисто бросил Эрик Рыжий стоявшим рядом товарищам и ткнул пальцем в юго-западном направлении, — надо искать место получше, здесь слишком голо.
В течение нескольких дней корабль норманнов плыл вдоль угрюмых берегов вновь открытой земли, но картина оставалась прежней. Фьорды, окруженные скалами, голыми и бесплодными, сменялись один другим, и не видно было им конца и края.
Стало теплее, в воздухе чувствовалось дыхание весны, чаще стало проглядывать солнце, пробивая толщу тумана.
В один из таких дней, когда норманны уже начинали отчаиваться, корабль поравнялся с заливом, окруженным высокими берегами. И тут глазам изумленных мореплавателей открылась поистине дивная картина. Береговые склоны были покрыты изумрудным ковром свежей травы. Со всех сторон возвышались скалы, отгораживая этот райский, по сравнению с тем, что видели норманны прежде, уголок от суровых и беспощадных северных ветров.
Грубые обветренные лица бездомных скитальцев осветились улыбками, глаза их заискрились радостью. Значит, не напрасными были их усилия и поиски.
Даже на лице их предводителя появилось некое подобие улыбки, и он буркнул:
— Это как раз то, что мы так долго искали. Клянусь Одином, это настоящая зеленая страна. Здесь великолепно можно будет расположиться и основать поселение!
Этот год мы проведем здесь, построим дома и обживемся, а затем вернемся в Исландию, расскажем, как здесь хорошо и удобно, и вы увидите, что люди просто повалят сюда. Ручаюсь, что у нас не будет недостатка в соседях. А теперь за дело, приготовьтесь к высадке.
В исландских хрониках тех времен (а произошли только что описанные события в восьмидесятых годах X века) есть упоминание, что Эрик Рыжий намеренно дал такое заманчивое наименование обнаруженной им земле, суровой и бесплодной, чтобы привлечь туда колонистов. (Гренландия в переводе с норвежского означает зеленая страна.) Так ли в действительности было или не так, трудно утверждать с полной достоверностью. Известно только, что спустя три года он вернулся в Исландию, получил прощение и вскоре вновь ее покинул в сопровождении многочисленных колонистов, которые выразили пожелание переселиться в Гренландию.
Гренландия — страна льда и снега. Только около шестой части ее территории освобождается от снега на несколько летних месяцев. Но название, данное первооткрывателями, осталось на всех картах мира.