6 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Каалиярв — глубокое озеро, диаметром сто десять метров, окруженное валом в шесть-семь метров высотой, а также шесть неглубоких сухих ям, разбросанных к югу и юго-востоку от него, были известны ученым давно. Давно спорили они об их происхождении.
В двадцатых годах нашего века инженер Рейнвальд высказал мысль о метеоритном происхождении озера. В то время никто не поддержал инженера. Буржуазное правительство Эстонии отказалось помочь исследователю в его работах. Один, на свои скромные средства, в свободные от службы дни, он десять лет трудился на кратере. Лишь в 1937 году Рейнвальду удалось найти осколки метеорита, и он доказал, что озеро Каалиярв — след столкновения Земли с огромным космическим снарядом.
Но в двадцатых годах метеоритное происхождение Каалиярв было лишь смелым предположением Рейн-вальда. Вегенер решил сам бсмотреть озеро…

Вал, окружающий озеро Каалиярв, весь порос деревьями и травой

Вал, окружающий озеро Каалиярв, весь порос деревьями и травой

Еще с моря, стоя на носу парохода, ученый вглядывался в остров Сааремаа. Он привык к ледяным гренландским скалам, вздымающимся в небо и круто обрывающимся в море. Сааремаа же распластался на воде. Берега его лишь слегка выступали из моря. Казалось, стоит набежать даже небольшой волне, и она зальет весь остров, его и след простынет.
Немедленно по прибытии в главный город Сааремаа — Курессааре Вегенер нанял телегу и поехал на Каалиярв, что лежит в двадцати километрах северо-восточнее города. Короткоухая сааремааская лошадка рысцой побежала по гладкой дороге.
Вегенер смотрел по сторонам. Все вокруг было ровно и плоско: плоский остров, плоская земля, плоские поля. Ни гор, ни крупных возвышенностей. Далеко видна убегающая вдаль, усыпанная мелким гравием дорога. Только ветряные мельницы высились как сторожа над этой плоской землей. Один раз, правда, промелькнул вдали небольшой холм, но возница объяснил, что этот холм — Вал, окружающий озеро Каалиярв, весь порос деревьями и травой дело человеческих рук — остатки крепости, где укрывались когда-то воинственные сааремаасцы.
Стрелка на дорожном столбе с надписью «Каали» показала налево. Возница свернул на более узкую, но такую же аккуратную дорогу.
И вдруг, что это за диковинка? — прямо перед Вегенером выросла поросшая лесом гора! Он стал карабкаться на нее. Но вершины достичь не мог. Вершины у горы не было — вместо нее была глубокая яма, на дне которой блестело круглое озеро. Высокий вал, окружавший озеро, весь порос деревьями и густой травой, а по склонам его то здесь, то там виднелись вздыбленные, приподнятые глыбы доломита.
В другое время Вегенер залюбовался бы дикой красотой озера. Сейчас ученый думал совсем о другом. Он был потрясен. Никогда раньше он не видел на земле гор с впадинами вместо вершин. Это была настоящая кольцевая гора, и находилась она на совершенно плоском острове. Казалось, будто природа, по-северному холодная и сдержанная в этих краях, вдруг разыгралась, развеселилась и, отступив от своих собственных строгих норм, создала этакую диковинку.
Вегенер долго стоял на вершине вала и вглядывался в его очертания. Вот такими, именно такими рисовало его воображение лунные кратеры. Они только еще мощнее, еще грандиознее и на дне их нет воды.
Чутье ученого подсказало Вегенеру, что Рейнвальд прав: озеро Каалиярв образовано огромным метеоритом. Интересно все же, какими доказательствами он располагает?
По счастью, Рейнвальд оказался в это время на Каалиярв. Он рад был представить Вегенеру свои доказательства.
– Вот смотрите, профессор, — говорил он. — Я вырыл несколько канав от верхнего края вала до самой воды. Верхние слои вы, наверное, разглядели и сами — это вздыбленные, вывороченные пласты доломита, под ними я нашел раздробленные, размельченные в порошок породы — «каменную муку», а еще ниже лежат непотревоженные слои, я назвал их нетронутой зоной.
Вегенер слушал внимательно. Он знал, что такое же расположение слоев наблюдал Барринджер на Аризонском кратере. И объяснить его можно было только взрывом упавшего сверху тела. Этот взрыв произошел на Каалиярв примерно три-четыре тысячи лет назад. А телом, вызвавшим взрыв, мог быть только метеорит.
У Рейнвальда были и другие доказательства метеоритного происхождения озера. Не было только осколков. И поэтому ему не верили, не давали возможности работать.
До поздней ночи просиживали ученые в маленькой каморке, которую Рейнвальд снимал на хуторе. Хорошо, что ночи летом на Сааремаа светлые. А то не хватило бы керосина в большой лампе над крестьянским грубо сколоченным столом. Ученые говорили о Каалиярв.
– Я найду осколки, непременно найду, — повторял Рейнвальд.
Он знал, что найти крошечные кусочки метеорита, упавшего несколько тысячелетий назад на землю, которая обрабатывается уже около тысячи лет, так же трудно, как отыскать иголку в стоге сена. И все же он верил и искал.
– Я убежден, что вы их найдете, — поддерживал его Вегенер.
Вегенер провел на Каалиярв пять дней. Он сам измерил озеро, осмотрел породы, слагающие его берега. Пробовал искать осколки, но безуспешно.
Вегенер остался бы на Каалиярв и дольше. Озеро по-настоящему его заинтересовало. Но дома его ждали дела. И он распрощался с Рейнвальдом, пообещав вскоре приехать еще.
Вегенер уезжал потрясенный. Долго, до тех пор, пока видно было озеро, он смотрел и смотрел на него и не переставал удивляться: кольцевая гора! Кольцевая гора на Земле! Потом Каалиярв скрылся из виду. Снова они ехали по плоскому острову. Визгливо поскрипывали колеса телеги, легонько шелестел под ним мелкий гравий.
Вегенер думал о своем. Ему чудилась Луна, вся изрытая, как оспинами, кратерами. Эти кратеры надо изучить для будущего, для людей, которые первыми ступят на Луну.
Потом мысли Вегенера перенеслись к Рейнвальду. Они недолго были вместе, всего пять дней, но за эти пять дней знаменитый профессор и скромный инженер успели стать настоящими друзьями. Что-то в Рейн-вальде напоминало Вегенеру самого себя. У Рейнвальда была своя мечта — Каалиярв, «свой» остров — Сааремаа. И у Вегенера был «свой» остров — Гренландия. Его тоже тянуло в Гренландию, тянуло даже сейчас, когда мысли были заняты Луной. Удастся ли ему еще хоть раз ступить на ледяной остров? Правительство не намерено давать средств даже на скромную экспедицию. Советуют подождать. А ему нельзя ждать, ему уже за сорок. Пройдет совсем немного времени, и он не сможет делать длинные лыжные переходы… «Я нанду осколки, непременно найду», — говорил ему Рейнвальд. «Я побываю в Гренландии, непременно побываю», — упрямо повторяет сам себе Вегенер. И мысли его снова переносятся к Луне.
Возле маленькой деревянной гостиницы возница остановил лошадь. Вегенер протянул деньги. Возница отвел его руку:
– Много даете, господин. Разве я вам что особенное показал?
– Ну конечно же, особенное, озеро Каалиярв, это же чудо, — возразил Вегенер.
Возница призадумался.
-А и то правда, — сказал он, беря деньги. — Где еще такое увидишь? Всю землю обойдешь, да не найдешь.