10 months ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Воздействие человека на при­родную среду многообразно и разнопланово. Как было показано в предыдущей главе, многие фор­мы антропогенного влияния на биосферу и ландшафтную сферу планеты приобретают уже опас­ные масштабы и проявления, гро­зя перейти порог необратимых изменений, которые могут свести на нет складывавшуюся многие миллионы лет природную гармо­нию.

Именно поэтому современ­ный человек, неуклонно повы­шающий свое могущество, увели­чивающий арсенал технических средств преобразования естест­венного мира и интенсивного ис­пользования ресурсов планеты, должен осознавать свою огром­ную ответственность перед будущим и считать одной из своих пер­вейших обязанностей охрану природы.

Охрана природы — благород­ное дело. Оно должно напоми­нать всем нам, как мало компе­тентны, а иногда и просто неве­жественны были люди, не раз призывавшие «покорить» природу, «преобразовать», переделать ее так, словно в ней и не было ниче­го хорошего.

Покоряют врага. Есть у приро­ды свои специфические свойства, проявление которых создает труд­ности для человека. Назовем хо­тя бы стихийные бедствия или бо­лезнетворные бактерии; с ними, конечно, нужно бороться, стре­миться ослабить, предотвратить их действие или поставить на служ­бу человеку. Но «борцы с приро­дой» забывают, что для челове­чества она остается прежде всего колыбелью его жизни, средой обитания, истинной кормилицей, которая и поныне продолжает питать в полном объеме первич­ным сырьем и энергией всю эко­номику, работая как огромная отрасль мирового хозяйства. И продолжает работать столь усерд­но, что кажется неутомимой и все еще способной к самовосста­новлению и саморегуляции.

Да, природа — сложнейшая от­расль хозяйства. К сожалению, и в СССР и во всем мире долго пришлось убеждать экономистов и хозяйственников, что не биоло­ги и географы должны были пер­выми поднять голос в защиту природы, а сами «хозяева хозяй­ства»— потребовать от природо­ведов, чтобы они обеспечили бес­перебойную, ничем не подрывае­мую работу своей удивительной отрасли. К сожалению, близоруко иждивенческое и конъюнктурное отношение «хозяев» к природе только как неисчерпаемому источ­нику благ продолжалось слишком долго. И самим природоведам пришлось просвещать хозяйствен­ников, вести широкую природо­охранную пропаганду, внушать им, что охрана природы — это сов­сем не стремление к ее изъятию из пользования, не сентименталь­но благотворительное увлечение, а конструктивное общественное движение и система государствен­ных мероприятий, направленных на то, чтобы сохранить природу не ОТ использования, а ДЛЯ ис­пользования, не ОТ народа, а ДЛЯ народа.

В понятии «охрана природы» на первое место давно уже выступи­ло стремление поддерживать не только ее естественную внешнюю привлекательность, но и продук­тивность, предотвратить возмож­ность подрыва ее восстановитель­ных сил. Особенно убедительно эти принципы сформулированы в Законе об охране природы в Российской Советской Федератив­ной Социалистической Республи­ке, принятом в 1960 г. Так, из 22 статей этого закона только три посвящены охране «консервируе­мой» природы — заповедникам, заказникам и другим формам осо­бо охраняемых территорий, остальные же статьи говорят об охране природы используемой и преобразуемой. Статья 14 прямо обязывает Госплан Федерации обеспечивать расширенное вос­производство природных ресур­сов уже на стадии планирова­ния.

Перечисленные заботы оказа­лись необходимыми даже у нас, в плановом социалистическом хо­зяйстве. Если же обратиться к практике капиталистического мира, то там стихийная эксплуата­ция природы, подстегиваемая корыстью собственников, давно уже привела к необратимым ее искажениям и опустошениям в огромных масштабах! Под угро­зой оказались и природные ресур­сы, и сами условия жизни челове­чества — окружающая среда, страдающая от загрязнений и прямых отравлений.

Заботы об охране окружающей среды были неотъемлемой частью политики Советской страны даже на заре ее существования. Первые природоохранные ленин­ские декреты были изданы еще в годы гражданской войны и разру­хи. Принципы, заложенные в этих декретах, легли в основу широко разветвленного природоохран­ного законодательства, как рес­публиканского, так и ведомствен­ного, отраслевого, заключенного во многие тома служебных ин­струкций и правил — лесоохранных, водоохранных, почвозащит­ных, санитарных.

Глубокое обобщение и закреп­ление этих ведомственных поло­жений было осуществлено затем в ходе всенародного обсуждения и последующего утверждения Ос­нов законодательства Союза ССР и союзных республик в области охраны земель, лесов, вод, недр, здоровья людей. Недавно эта се­рия документов пополнилась За­конами об охране воздуха и об охране и использовании животно­го мира. Таким образом, уже со­здано отраслевое законодатель­ство, обеспечивающее охрану от­дельных видов живой и неживой природы.

Ряд важных решений партии и правительства, принятых в пос­ледние годы, предусматривал широкую систему мер по охране природы и рациональному ис­пользованию ресурсов. Сентябрь­ская сессия Верховного Совета СССР 8-го созыва (1972 г.) вынес­ла решение «О мерах по даль­нейшему улучшению охраны природы и рациональному исполь­зованию природных ресурсов». 29 декабря 1972 г. ЦК КПСС и Со­вет Министров СССР приняли по­становление «Об усилении охра­ны природы и улучшении исполь­зования природных ресурсов». В декабре 1978 г. последовало новое постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О до­полнительных мерах по усилению охраны природы и улучшению ис­пользования природных ресур­сов».

Если до этого наши заботы о природе в какой-то степени тор­мозились ограниченностью воз­можностей одной общественной инициативы, то с принятием пере­численных решений и постанов­лений был обеспечен подлинно государственный подход к проб­леме: природоохранные задания стали неотъемлемой составной частью государственных планов и статистических отчетов, а приро­доохранные мероприятия — объ­ектами систематического и щед­рого финансирования.

Особенно важным шагом было включение природоохранных ста­тей в Конституцию СССР.

Принципы, заложенные во всех этих документах, уже вошли в плоть и кровь нашей хозяйствен­ной и культурной жизни. Сегодня можно назвать множество приме­ров природоохранных мероприя­тий, уже осуществленных на практике,— мер по спасению рек или животных, по очистке вод и воздуха, по защите уникальных памятников природы.

Такое повышение внимания к проблемам охраны среды было не только результатом успеха нашей природоохранной пропаганды и воспитания — этого потребовала сама жизнь: возросшие объектив­ные опасности нарастания антро­погенных нагрузок на природную среду и вследствие этого подры­ва восстановительных сил приро­ды, оказавшиеся «незваными спут­никами» вполне прогрессивных процессов научно-технической революции.

Приятно констатировать, что всенародные и общегосударствен­ные заботы о природе в Совет­ском Союзе не только совпали по времени с поворотом внима­ния к этим проблемам в плане­тарном масштабе, но даже ча­стично опережали такой поворот. Советский Союз всегда принимал и принимает активное участие в природоохранных начинаниях международных организаций. На­ши специалисты внесли ощутимый вклад в работу над всеми проек­тами Всемирной стратегии охраны природы.

Осенью 1978 г. делегаты XIV Генеральной Ассамблеи Между­народного союза охраны природы и природных ресурсов, состояв­шейся в Ашхабаде, смогли убе­диться в том, что советские ученые и общественные деятели хорошо представляют круг проблем, ко­торые должны быть положены в основу Всемирной стратегии, по­скольку большая их часть деталь­но обсуждалась в СССР, а многие из них уже были успешно решены.

На ассамблее, в частности, от­мечалось, что охрана природы не противоречит концепции раз­вития, под которым понимается эволюция и прогресс общества и хозяйства, предусматривающие необходимость направления ма­териальных и людских ресурсов на решение фундаментальных, а не «сиюминутных» проблем охра­ны природы. В решениях ассам­блеи отдавалось предпочтение мерам, приносящим не только немедленную выгоду, но также и благотворный эффект, который будет ощущаться через многие годы; мерам, которые нужно принимать для предотвращения причин, вызывающих обострение экологических проблем.

Эти и многие другие положе­ния, учтенные в проекте Всемир­ной стратегии охраны природы, фактически уже отражены в со­ветском законодательстве, вошли органической связью в самые ос­новы нашего природоохранного мировоззрения.

Большое значение для плани­рования и проведения в жизнь согласованных мер по сохране­нию биосферы и ландшафтной сферы планеты имеет единое по­нимание ряда фундаментальных вопросов, составляющих основу природоохранного мировоззре­ния.

Советские географы, биологи, экономисты, юристы, представите­ли других научных специально­стей в течение 70-х гг. разрабо­тали методологические основы научного природопользования, включающего тщательную оцен­ку последствий хозяйственных ре­шений и принятие эффективных мер по охране окружающей сре­ды и воспроизводству возобно­вляемых ресурсов.

Понимание охраны природы, развившееся в нашей стране, и его применение на практике не случайно. Его методологической основой служат работы классиков марксизма-ленинизма о всеобщей связи явлений и о единстве теории с практикой. Среди этих работ следует назвать известную работу Ф. Энгельса «Диалектика приро­ды». Это понимание опирается на принципы ленинского отношения к природе, а в естественнонауч­ном плане — на докучаевские по­нятия о целостности природного комплекса, о системном единстве управляющих им связей, а также на работы В. И. Вернадского о биосфере.

Представители массовых орга­низаций, ставящих своей целью сохранение природы, неоднократ­но подчеркивали, что слишком «оборонительный» термин «охра­на природы» на деле должен быть лишен как сентиментально-благо­творительного, так и пассивно-кон­сервативного значения.

Опыт Советского Союза в этом отношении весьма полезен: по­началу чисто терминологическое нововведение дало на редкость плодотворные результаты. Вы­двинутое в конце 60-х гг. понятие «природопользование» стало ис­ходным пунктом широкой и мно­гогранной деятельности в масшта­бах государства, во многом определило ее основные тенден­ции. Это понятие возникло впол­не своевременно, отражая расту­щие интересы человечества и нашего социалистического обще­ства к вопросам охраны, рацио­нального освоения и целенапра­вленного преобразования приро­ды. В условиях, когда бурные тем­пы научно-технического прогрес­са стали порождать антагонисти­ческие противоречия, ограничи­вающие возможности воспроиз­водства природных ресурсов и поддержания качества среды, крайне важно видеть проблему в целом, охватывая «ансамбль» ее составных частей. Понимание природы как единой системы, все части которой взаимосвязаны, и было главной причиной введения комплексного понятия «природо­пользование», как охватывающего всю ландшафтную сферу Земли в отличие от частных (отраслевых) пользований. Следует при этом отметить, что частные виды при­родопользования не обязательно могут быть только отраслевыми, т. е. связанными с отдельными сторонами природы — со специ­фикой соответствующих компо­нентов ландшафта — недр, почв, вод, растительности, животного мира. Наряду с отраслевыми ти­пами пользования существуют и комплексные разновидности при­родопользования, объектом кото­рых оказывается ландшафт в целом. Таково, например, рекреа­ционное природопользование, т. е. эксплуатация территорий и акваторий в. интересах обеспече­ния отдыха, туризма и в курортно-оздоровительных целях.

Природопользование — это со­вокупность всех воздействий че­ловечества на природу, куда вхо­дят и мероприятия по ее охране, и ее освоение и преобразование. Последняя составная часть приро­допользования решительно отли­чает его как целое от более част­ных проблем охраны природы и рационального использования ее ресурсов. Притом триада «охра­на + освоение + преобразование» это не механическая сумма трех процессов, а их сложное диалек­тическое единство, следствие их глубокого взаимопроникновения и взаимодействия между собой.

Приведенное определение при­родопользования тем и хорошо, что объединяет любые воздей­ствия на природу, как полезные, так и вредные для самих людей. Оно предусматривает деление природопользования на рацио­нальное и нерациональное.

Рациональное природопользо­вание направлено на обеспечение условий существования человече­ства и получения материальных благ, на предотвращение возмож­ных вредных последствий челове­ческой деятельности, на поддер­жание и повышение продуктив­ности и привлекательности приро­ды, на обеспечение и регулирова­ние экономического освоения ее ресурсов.

Нерациональным (в том числе и хищническим) природопользо­вание оказывается, когда воздей­ствия человека на природу приво­дят к подрыву ее восстановитель­ных способностей и сил (переруб, перевыпас, перелов и прочие виды перепромысла), к снижению качества, растрате и исчерпанию природных ресурсов, к загрязне­нию окружающей среды промыш­ленными выбросами и ядохими­катами, к снижению, искажению или уничтожению оздоровитель­ных и эстетических достоинств природы. Нерациональное приро­допользование может быть ре­зультатом как преднамеренных, так и непреднамеренных — сти­хийных и попутных воздействий общества на природу. Так, опусто­шения природы, сопутствующие военным действиям, иногда быва­ют лишь попутными следствиями бомбардировок, разрушений пло­тин и т. п., иногда же — результа­том умышленного уничтожения самих условий обитания людей («зоны пустыни», экоцид и т. п.).

Предотвращение и преодоле­ние результатов нерационального природопользования составляет задачу охраны природы. Это понятие постепенно эволюциониро­вало от забот только о консерви­ровании ее отдельных участков, изъятых из хозяйственного поль­зования, и о сохранении ценных, редких и исчезающих видов живот­ных и растений к более широкому комплексу мероприятий по под­держанию существующих до­стоинств природы в целом. Мно­гие природоохранные мероприя­тия неразрывно связаны с рацио­нальным освоением природных условий и ресурсов, с регулиро­ванием их использования, с раз­личными преобразованиями при­роды. Поэтому и понятие об охра­не природы стало приобретать все более широкий смысл.

Охрана природы означает ме­роприятия по поддержанию ее уже существующей продуктив­ности и привлекательности. В по­нятие о рациональном освоении природных условий и ресурсов входит наиболее полное исполь­зование достоинств среды и эко­номичное получение пищи, сырья и энергии; целенаправленное преобразование природы рассчи­тано на умножение и обогащение природных ресурсов и на улуч­шение природных условий.

В природопользовании про­является диалектически противо­речивое единство человечества и природы.

Динамическое равновесие меж­ду использованием природных условий и ресурсов, с одной сто­роны, и восстановительными спо­собностями природы — с другой, особенно при высокой техниче­ской оснащенности природополь­зования, оказывается весьма уяз­вимым и требует специальных мер по его поддержанию.

Важнейшая структурная осо­бенность природопользования состоит в том, что оно принимает различные формы в зависимости от типов природных ресурсов — расходуемых (энергетических, сырьевых, съестных) и ресурсов среды (условий труда, отдыха и здоровья). На эти две группы ресурсов по-своему воздействует каждое из слагаемых природо­пользования: охрана, освоение и преобразование природы. Общая картина этих воздействий хорошо видна на схеме. Шесть «лучей», связующих основные блоки схе­мы, в сущности выражают глав­ные структурные части природо­пользования.

При использовании практиче­ски неисчерпаемых ресурсов (энергии солнечного и подзем­ного тепла, приливов и отливов, морского прибоя и т. п.) рацио­нальность природопользования измеряется прежде всего наи­меньшими эксплуатационными расходами, наибольшими коэф­фициентами полезного действия добывающих производств и уста­новок. Для ресурсов исчерпаемых и при этом невозобновимых (на­пример, минеральных) важны комплексность и экономичность добычи, недопущение или умень­шение неэффективного использо­вания, сокращение отходов и т. п. Охрана расходуемых ресурсов, восполнимых в ходе использова­ния, направлена на поддержание их продуктивности и ресурсооборота, а эксплуатация должна обес­печивать их экономичную, комп­лексную и безотходную добычу и переработку, расширенное вос­производство, что требует специ­альных условий по регулирова­нию и оптимизиции процессов, а также по предотвращению ущерба смежным видам ресурсов.

Охрана ресурсов среды означает поддержание их качеств, бла­гоприятных для хозяйства, отды­ха и здоровья, а также недопуще­ние неоправданных преобразова­ний природы, например пере­осушки, вторичного засоления почв, возникновения непродук­тивных мелководий. Рациональ­ное освоение ресурсов среды за­ключается в максимальном ис­пользовании достоинств при­родных условий, наиболее пол­ном и выгодном приспособлении к ним особенностей хозяйства. Примерами такого приспособле­ния могут служить: отыскание оптимальных показателей для каждого трудового процесса, выбор наивыгоднейших ассор­тиментов возделываемых куль­тур и разводимых пород скота, преодоление неблагоприятных воздействий климата с помощью выведения морозоустойчивых и засухоустойчивых сортов расте­ний и т. п. Все это требует вни­мательного учета региональных особенностей природных усло­вий.

Преобразование расходуемых ресурсов выражается в их умно­жении и обогащении, в повыше­нии продуктивности природы. Здесь нужны комплексность ме­роприятий и всесторонний учет полезных и вредных последствий любого частного преобразования. Преобразование ресурсов среды означает их улучшение (мелио­рацию), оптимизацию, повыше­ние привлекательности (эстетиче­ских достоинств, комфортности), что, однако, не должно приводить к излишней урбанизации приро­ды и к украшательству. К этой группе процессов природополь­зования примыкает также ре­культивация ландшафта — вос­становление его исходного облика, а иногда и былой продуктив­ности и привлекательности, воз­можно, и с попутным обогащени­ем природы. Здесь следует также назвать акклиматизацию и реакклиматизацию различных видов животных.

Капиталистический строй с его стихийной экономикой, погоней за прибылями и частной собст­венностью на многие источники природных ресурсов, как прави­ло, резко ограничивает возмож­ности рационального природо­пользования и приводит к особен­но обширному распространению процессов оскудения и оскверне­ния природы, а нередко и необ­ратимому опустошению ее бо­гатств.

Наилучшие условия для ра­ционального природопользова­ния существуют при социали­стическом строе с его плановым хозяйством и сосредоточением природных ресурсов в руках го­сударства. Случаи нерациональ­ного природопользования при со­циализме, которые имели место в прошлом, были связаны с созна­тельными временными и вынуж­денными займами у природы на чрезвычайных этапах истории (оборонительные войны, экономи­ческие затруднения восстанови­тельных периодов). Причиной подобных недостатков в при­родопользовании могут быть так­же планово-экономические и про­ектные просчеты, недостаточ­ность научных исследований, отставание должного учета и оценки природных ресурсов, не­востребование возмещений за на­несенный природе ущерб, непол­ное совершенство правовых норм, однобоко ведомственный, местни­ческий и конъюнктурный подход к развитию хозяйства, несовершенство технологии производств, правонарушения типа браконьер­ства, самовольной застройки зе­мель, залповых выбросов ядови­тых промышленных стоков и т. п.

Продолжающаяся в настоящее время активная законодательная деятельность направлена на то, чтобы в недалеком будущем при­вести систему природоохранного законодательства в полное соот­ветствие с современной концеп­цией природопользования, рас­пространив ее как на охрану природы и использование ресур­сов, так и на широкую деятель­ность по конструктивному пре­образованию природы на благо живущих и будущих поколений.

Природопользование составля­ет не механическую сумму пере­численных частных направлений пользования. Оно стремится вы­явить их взаимные связи в комп­лексе. В этом плане особенно важны взаимосвязи различных видов деятельности по охране и преобразованию природы (в част­ности, необходимость ее охраны от излишних преобразований и предотвращение их вредных по­следствий, например переосуш­ки), обеспечение расширенного воспроизводства возобновимых природных ресурсов, поддержа­ние продуктивности и привлека­тельности эксплуатируемой при­роды.

В структуре природопользова­ния существует еще один блок, выражающий логическую цепь этапов — от познания природно-общественных связей до управ­ления ими.

В задачи природопользования как отрасли знаний входят: вы­явление (поиски, разведка), учет (инвентаризация), изучение (научная паспортизация) и оценка (бонитировка) комплексов природных условий и ресурсов. Научной паспортизации, естест­венно, должно предшествовать изучение факторов и причинных связей, управляющих сложивши­мися природными условиями и ресурсами, изучение их истории и современной динамики, их ти­пология и систематизация, прог­ноз дальнейшего развития и вы­явление практической ценности. Итогом этой работы должно стать составление ландшафтного и ре­сурсного кадастров, содержащих качественную и количествен­ную — балльную и стоимостную оценку условий и ресурсов, ис­пользуемых и потенциальных, с учетом множественности их зна­чений.

Природопользование продол­жает формироваться как новая отрасль знания в тесной связи с другими науками и смежными отраслями географии (физиче­ской, экономической, конструк­тивной), с экологией, с мелиора­тивной географией, с учениями о районных планировках и ланд­шафтной архитектуре, с глобаль­ной и региональной футурологи­ей. Особенно велики связи при­родопользования с технологией различных производств, ибо толь­ко решение технологических проблем делает реальной органи­зацию безотходных производств, замкнутых циклов, внедрение за­менителей и т. п.

Современной науке и технике известно немало частных методов рационального природопользова­ния — агротехнические, лесохо­зяйственные, охотоведческие, акклиматизационные, рыбораз­водные, рекультивационные и многие другие. В деятельности многих государств и в рамках международных программ и про­ектов сейчас уделяется большое внимание решению таких важных проблем, как предотвращение за­грязнения морей и океанов, борь­ба с радиоактивным заражением природы, сокращение применения ядохимикатов в сельском хозяй­стве и т. п. В любом случае, ког­да подобные частные виды поль­зования рассматриваются комп­лексно, с учетом всей полноты их связей с остальной природой, можно говорить о них как о при­мерах частного природопользова­ния. Следующим по масштабу ви­дом подобной деятельности явля­ется региональное природополь­зование.

Как частному, так и региональ­ному должно предшествовать общее природопользование — самостоятельный раздел общего землеведения, объемлющий гео­графические аспекты взаимоот­ношений природы и человечества в глобальном масштабе и учиты­вающий общие управляющие ими закономерности — историко-генетические, типологические, про­странственные.

Многие из этих методологиче­ских положений стали прочным фундаментом Всемирной страте­гии охраны природы, а также учи­тываются государствами при планировании и реализации нацио­нальных и международных про­грамм по комплексному изучению и рациональному использованию природных ресурсов.