4 months ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Не многим землянам удалось пока взглянуть со стороны на свой родной дом — «единственную и ранимую» планету, движущуюся в бескрайних просторах безжиз­ненных пространств Вселенной. В пределах досягаемости для пря­мых или косвенных исследований современной науки мы пока не можем назвать звездную систему, планету или какое-либо другое небесное тело, которое могло бы стать колыбелью жизни в таких формах, в каких она существует на Земле, и не только существует, но и эволюционирует, восходя к более высоким ступеням развития. Человечество все глубже осознает уникальность природной среды планеты и в своей многообразной деятельности начинает уделять больше внимание природе, выде­лять значительные материальные и людские ресурсы на ее сохра­нение. Сохранение на Земле благоприятных для развития чело­вечества природных условий ста­вится в непосредственную связь с повсеместным внедрением в практику оценок экологических последствий хозяйственной дея­тельности и других форм взаимо­действия общества и природы. Меры, принимаемые по этим оценкам, позволяют избежать разрушительного воздействия на природу со стороны всех госу­дарств независимо от их геогра­фического положения, размеров территории и численности населе­ния, уровня экономического и научно-технического развития и социального устройства.

Однако сохранение природной среды планеты невозможно без разработки детальной научной картины ее строения, без анали­за механизма взаимодействия основных ее компонентов (при­родных геосфер, экономической инфраструктуры, тех или иных форм организации общества). Здесь нам на помощь приходит современная география, которая в содружестве с другими науками создала и постоянно уточняет портрет нашей планеты. В послед­ние десятилетия географы про­являют все больший интерес к проблемам рационального при­родопользования.

И это не случайно: изучение планеты Земля предусматривает всесторонний анализ воздействия на ее природу деятельности чело­веческого общества.

Рассмотрим основные понятия, с помощью которых современная география определяет сложный механизм эволюции природной среды планеты в ее взаимодейст­вии с обществом.

Говоря о строении Земли как планеты, следует особо отметить, что ее современное состояние формировалось в течение многих исторических эпох под воздейст­вием разнообразных химических, физических, геологических транс­формаций и перемещений, соз­давших условия для зарождения живых организмов, вершиной эво­люции которых является человек. Объектом целенаправленной дея­тельности общества в первую оче­редь является ландшафтная сфера (ее называют также географиче­ской оболочкой) — сфера взаимо­действия и глубокого взаимопро­никновения приповерхностных концентрических геосфер нашей планеты. К таким геосферам от­носятся литосфера, атмосфера, гидросфера, почвенный слой, сфе­ра, состоящая из живого вещества (органисфера — часть биосферы).

Сферы более высокого порядка охватывают и пронизывают зна­чительные части перечисленных взаимодействующих геосфер. Та­ковы биосфера (совокупность всех геосфер, служащих средой для жизни) и сфера деятельности че­ловеческого общества — социосфера. Последняя тоже не сум­мируется с остальными сферами как механическое слагаемое, а пронизывает собою всю их сово­купность. Биосфера и социосфера по своим пространственным пре­делам несколько уже, чем ланд­шафтная сфера, но местами со­впадают с ее очертаниями.

В социосферу входит самостоя­тельным физическим компонен­том и само человечество, нахо­дящееся с остальной природой в сложных отношениях обмена веществом, энергией и информа­цией. По отношению к человечест­ву остальные части ландшафтной сферы играют роль географиче­ской среды, в которую помимо природной среды входят и ове­ществленные плоды деятельности всего человечества — часто их объединяют понятием «техносфе­ра», а иногда выделяют еще и ме­нее преобразованную людским трудом агросферу.

Эволюция ландшафтной сферы представляет собой не только взаимодействие приповерхност­ных оболочек Земли между со­бою, но также и результат влия­ния на нее деятельности челове­ческого общества. Именно поэто­му и следует рассматривать всю эту сферу как природно-общест­венное образование, в котором проявляются как законы природы, так и законы развития общества. При этом следует иметь в виду, что в географии и природополь­зовании приходится пользоваться понятием о человеческом общест­ве не в чисто социальном значе­нии этого слова (не как о сово­купности людей, объединенных производственными отношения­ми), а в качестве синонима био­социального понятия «человече­ство».

В связях человека с природой большую роль играет его зави­симость от наличия, количества и качества природных ресурсов и от всей совокупности природных условий, которые могут быть и благоприятными (оптимальными), и экстремальными (критически­ми). Существуя и организуя свою деятельность в соответствии с законами общественного разви­тия, человечество не перестает быть частью природы, совокуп­ностью организмов, которые дышат, питаются, растут, размножа­ются и умирают, подчиняясь про­должающим действовать естест­венным, биологическим законам.

Человек использует условия и ресурсы природной среды, воз­вращая в нее не только производ­ственные, но и биологические от­ходы (часто последние относят к бытовым). Различные стороны вза­имодействия отдельного челове­ческого организма и целых чело­веческих популяций с природной средой исследуются в географи­ческом аспекте совокупностью многих наук. Большой вклад в развитие этих исследований вно­сят медицинская география, гео­графия отдыха и здоровья, име­нуемая теперь рекреационной, география сферы обслуживания; в немалой мере эти проблемы затрагиваются и в географии на­селения, транспорта, сельского хозяйства.

Ландшафтная сфера Земли и ее наиболее уязвимая часть — био­сфера оказывается под весьма интенсивным и многоплановым воздействием производственной деятельности человечества. Это влияние, надо сказать не всегда благотворное, проявляется в двух формах: продолжающаяся дея­тельность по использованию и преобразованию природы; влия­ние ранее созданных элементов техносферы, ее территориальных комплексов и техносферы в целом на природную составляющую ландшафтной сферы Земли. Оба эти типа воздействий в той или иной мере изменяют, а нередко и перестраивают окружающую среду, а следовательно, имеют экологическое значение для буду­щих судеб самого человечества.

Ландшафтная сфера Земли — сложнейшая система, для которой характерны такие взаимосвязи составляющих ее компонентов, что любые, а тем более односто­ронние, непродуманные и тороп­ливые нарушения этих связей и равновесий чреваты в полном смысле цепной реакцией распро­странения непредусмотренных воздействий на смежные звенья и на систему в целом. Самое угрожающее в этом плане состо­ит в том, что целый ряд подобных потрясений может принять харак­тер необратимых процессов. Тогда целые участки преобразованной таким образом природы останут­ся неизлечимо искалеченными.

Систему ландшафтной сферы Земли поддерживают формиро­вавшиеся в течение тысячелетий и даже миллионов лет природные балансы — механизм, обеспечи­вающий и контролирующий ее способность к саморегулирова­нию. Часть изменений в ландшафт­ной сфере происходит спонтанно, в самом ходе естественных про­цессов, обусловливающих ее су­ществование. Общеизвестно, что многие такие процессы и балансы проявляются в виде замкнутых кругооборотов — со школьных лет люди слышат о круговороте вла­ги и кислорода, потом о балансах радиационных и тепловых, о при­ходе и расходе в организмах и других природных системах азо­та, углерода, кальция, фосфора.

Как хорошо был сбалансирован в первозданной природе, с появле­нием в ней растительности круго­ворот кислорода! Этот живо­творный газ расходовался в про­цессах окисления, в том числе при дыхании животных, но расход по­полнялся выделением его расте­ниями в ходе фотосинтеза.

Однако и в такое гармониче­ское равновесие вторглась хозяйственная деятельность человече­ства, и это вторжение уже сегодня дает основания для беспокойства. Ежегодно только в процессах го­рения в мире потребляется до 9 млрд. т кислорода. В некоторых промышленных странах при сжига­нии топлива кислорода расходу­ется больше, чем его успевают выделять растения.

А ведь кислород убывает из ат­мосферы еще и иными путями, например, вступая в химические связи при производстве ряда син­тетических изделий, в составе не­восстановимых отходов — нераст­воримых пластмасс и т. п. К сожа­лению, негативное влияние дея­тельности человека начало ощу­щаться и на естественных процес­сах возобновления ресурсов кис­лорода в атмосферном воздухе.

Один из ценнейших компонен­тов ландшафтной сферы — лес. Это не только кубометры древе­сины, не только сырье, топливо и строительный материал. Лес — замечательный средоохранный фактор, природный механизм охраны почв, воды, защиты от ветра; источник здоровья, эсте­тического вдохновения, без кото­рого невозможно развитие куль­туры. Именно за такие «невесо­мые полезности» он заслужил сла­ву зеленого друга людей. Одно из первых достоинств в этом ряду — могущество леса как производите­ля кислорода. Все знают, как це­лительна свежесть лесного воз­духа.

Если допущена чрезмерная, сверх норм вырубка леса (пере­руб) или гибель его в результате пожара и на обширных простран­ствах древостой сменились пусто­шами и гарями, урон нанесен не только энергетическому и сырье­вому потенциалу экономики — ограблен и воздух: он недополу­чит немалых доз кислорода. Если цветущая степь сменилась полу­пустыней, а пустыня, поросшая сухолюбивыми травами, оголилась и закрепленные пески уступили место развеваемым — барханам, дюнам, ущерб нанесен не только плодородию полей и продуктив­ности пастбищ — уменьшилось и поступление кислорода в атмо­сферу.

Но зеленый океан, снабжающий планету кислородом, это не столь­ко суша, сколько море. Намного более половины кислорода атмо­сфера получает от голубого оке­ана — с бескрайней поверхности «зеркала» Мирового океана, а производит его обитающий в мор­ской воде планктон. Быть может, хоть этот-то источник кислорода можно назвать неисчерпаемым и неуязвимым при любых темпах роста хозяйственной деятельности человека? Увы, и это не так. У спо­собности океана производить кис­лород есть свой враг: загрязнение водной поверхности нефтепродук­тами и другими отходами, сбрасы­ваемыми с судов и поступающими из прибрежных районов, осваивае­мых человеком.

Уже сегодня мазутно-масляная пленка, флюоресцирующая ядо­вито-красивыми переливами мно­гих оттенков, покрывает значи­тельную часть (до нескольких про­центов) поверхности морских аква­торий. Вблизи же крупных портов, в районах морской нефтедобычи и вдоль наиболее грузонапряжен­ных транспортных трасс сизые раз­воды загрязнений покрывают де­сятки процентов площади аквато­рии.

Одного этого достаточно для заметного снижения доли Миро­вого океана в пополнении атмосферы запасами кислорода — планктон, а с ним и многие другие представители живой природы мо­рей оказываются обреченными на гибель. Добавим сюда же огром­ный ущерб, причиняемый участив­шимися авариями крупных нефте­наливных судов, из которых в Мировой океан вылились уже сот­ни тысяч тонн нефтепродуктов. Последствия таких катастроф тра­гичны не только для всего живого в море, но драматичны и для по­бережий — нефтяная пленка на­долго прилипает к пляжам, к крыльям морских птиц, убивает целые курортные сезоны примор­ских здравниц.

Так, на примере одного только баланса — кислородного — можно видеть и красоту гармонии, при­сущей природе, и ее уязвимость при нарушении сложившихся рав­новесий.

Казалось бы, менее уязвим вод­ный баланс — что может мешать стройной системе «испарение — конденсация — осадки — сток»? Но и в нетронутой природе эта замкнутая цепь страдает от не­равномерности процессов: ее стройность нарушают то дефицит, то переизбыток влаги — засухи, наводнения. Деятельность чело­века и тут обостряет обстановку. Ему приходится преодолевать по­мимо временной, например сезон­ной, неравномерности еще и про­странственную. В нашей стране гигантские запасы пресной воды распределены в пространстве крайне невыгодно для экономики. Лишь 15% влаги сосредоточено в хозяйственно высокоразвитых районах, где проживает свыше 2/3 населения страны. А 85% стока воды приходится на территории, куда менее развитые в промыш­ленном и сельскохозяйственном отношении, где проживает незна­чительное количество населения. В результате обильные водные ресурсы могут оказаться полез­ными лишь для небольшой доли нашего народного хозяйства. Постоянно актуальными поэтому остаются заботы человека об усилении водоснабжения вододефицитных районов — как оро­сить их поля и обводнить паст­бища, как обеспечить значитель­ными объемами «технологиче­ской» воды промышленность, как подпоить жаждущие земли вла­гой из водоизбыточных террито­рий с помощью межбассейновых перебросок. А там, где вода име­ется в избытке, приходится забо­титься об ее удалении посредст­вом разного рода мелиорации.

Такого рода перестройки при­родных систем и процессов не всегда могут оказаться улучшаю­щими. Об их возможных и неред­ко случающихся попутных нега­тивных последствиях — переосуш­ке, вторичном засолении и за­болачивании — известно достаточ­но много.

Хозяйственная деятельность способна также влиять как на атмосферное, так и на стоковое звенья влагооборота. Зеркала искусственных водохранилищ до­бавляют в атмосферу влагу со своей поверхности. Полезащит­ные полосы, зяблевая вспашка, снегозадержание и тому подоб­ные мероприятия по-своему кор­ректируют количественные пока­затели и режим стока. Все это открывает большой простор и для улучшающих, и, к сожалению, для ухудшающих преобразований.

Немало значит для ландшафт­ной оболочки, и в особенности для биосферы, баланс тепла. В его основе лежит радиационный баланс Земли — разница меж­ду теплом, поступающим к по­верхности планеты от Солнца (и частично из земных недр), и теплом, отражаемым поверх­ностью суши и океанов. Радиа­ционный баланс зависит от угла наклона солнечных лучей под разными широтами и от особен­ностей подстилающей поверхно­сти — белые снега отражают большую долю радиации, а тем­ные участки растительности и по­верхностных пород ее поглоща­ют. Тепловой баланс не дублирует механизм баланса радиационного, хотя во многом и зависит от не­го. Но помимо тепла солнечного свой вклад в «разогреванием при­роды привносят и воздушные мас­сы — тут действует закон общей циркуляции атмосферы. Общая циркуляция к тому же осложнена еще и региональной; определен­ный оттенок ей могут придавать морские течения, теплые и холод­ные. С участием прибрежных вет­ров они способны по-своему со­гревать или охлаждать климат при­брежных районов.

Общая циркуляция атмосфе­ры — сложный механизм, естест­венно сбалансировавшийся при современных размерах, конфи­гурации и взаиморасположении суши и океанов. Может ли чело­вечество справиться с передел­кой этой системы в своих интере­сах, а вместе с тем не следует ли и тут опасаться возможности ухудшающих преобразований? Ведь для внесения даже на пер­вый взгляд незначительных пере­мен в общую циркуляцию атмо­сферы нужны гигантские и притом не одноразовые, а систематиче­ские затраты энергии. Иначе было бы очень легко изменять климат и предотвращать плохую погоду.

Рассмотрим сначала, грозят ли климату и его тепловому балан­су непреднамеренные изменения, возникающие как неотвратимое попутное следствие научно-тех­нического прогресса. Оказывает­ся, что грозят. Великие похоло­дания и оледенения случались без вмешательства человека — от при­чин планетарного масштаба. А нет ли в действиях человечества чего-нибудь такого, что способно уменьшить температуру, «выхо­лодить» Землю?

Атмосфера все сильнее засоря­ется промышленными выбросами, в частности, дымовыми и пыле­выми. Прозрачность воздуха сни­жается. Печально известные в ря­де городов и промышленно раз­витых районов смоги не только затрудняют дыхание или угнетают сознание человека, но и снижают интенсивность теплового потока, поступающего к Земле от Солн­ца. Чем интенсивнее будет хозяй­ственная деятельность государств, способствующая поступлению в атмосферу загрязняющих ее ве­ществ, тем меньше будет приток солнечного тепла к земной по­верхности. Не грозит ли, однако, дальнейшее развитие этой тенден­ции новым оледенением планеты? Масштабы этого антропогенного воздействия, к счастью, еще не столь велики, но и теперь ясно, что борьба за чистоту воздуха не только поможет людям вольнее дышать, но и предохранит планету от потери немалой доли солнеч­ного тепла, пока еще нередко раз­воровываемого дымом и пылью.

Однако, по мнению ряда гео­графов и климатологов, в эпоху научно-технической революции Земле грозит не столько пере­охлаждение, сколько перегрев. Виною тому нарушение еще одного равновесия — баланса углекис­лоты. Каковы главные пути при­тока ее в атмосферу? Углекисло­ту привносят с собой вулканиче­ские извержения, ее выделяют известняки при соприкосновении с магмой, разлагающиеся скопле­ния карбонатов и органического вещества, а также промышленные производства.

Углекислый газ создается так­же и в процессе жизнедеятель­ности человека, мы его выды­хаем. Но рост содержания угле­кислоты в атмосфере может со временем стать причиной нару­шения теплового баланса планеты. Углекислота способна создать теплонепроницаемый экран, сво­его рода шубу, и, таким образом, существенно сократить излучение тепла поверхностью Земли в ми­ровое пространство. В таком слу­чае правомерен вопрос: если пла­нету ожидает всеобщее потепле­ние климата, то есть ли вообще повод для тревоги? Температура повысится и условия обитания ста­нут более благоприятными?

Однако уже имеющийся у чело­вечества опыт дает возможность судить о том, что несет с собой даже незначительное потепление климата, например имевшее мес­то в конце 20-х гг. нашего столе­тия. Чуть уменьшилась ледовитость Арктики — вроде бы ничего страшного не произошло,— одна­ко зоны мировой циркуляции ат­мосферы и пути циклонов смести­лись так, что в умеренном поясе Северного полушария участились засухи, на Русской равнине уменьшилась водоносность Вол­ги, почти на два метра понизился уровень Каспия…

Более значительный «перегрев» планеты может вызвать и вовсе необратимые процессы: наступление пустынь на степи, крушение стабильных водных балансов, к ко­торым приспособилось хозяйство. А ведь не так уж редко можно слышать легкомысленные и без­ответственные высказывания о том, что, растопив льды Гренлан­дии и Антарктиды, человечество значительно увеличит площади продуктивных земель, существен­но повысит объем производимых пищевых продуктов и покончит с голодом. Авторы такой точки зре­ния упускали при этом тот факт, что одно только растопление со­временных ледников Земли под­няло бы уровень Мирового океана на 70—80 м, в результате чего под воду ушли бы плодороднейшие низменности с крупнейшими горо­дами мира!

По мнению ряда ученых (среди них советские исследователи М. И. Будыко и Н. М. Сватков), «перегрев» планеты может в не­далеком будущем принять угро­жающе быстрые темпы. Другие ученые, напротив, считают, что замутнение атмосферы дымом и пылью пока еще компенсирует этот перегрев снижением радиа­ции. Как бы то ни было, опасность изменения природных условий существует и ожидать благих ре­зультатов в борьбе с этой реаль­ной угрозой можно лишь в том случае, если расширить масштабы и повысить эффективность между­народных усилий в защиту плане­ты. Исследовать эту задачу во всей ее полноте и многообразии, пре­возмочь или предотвратить на­висшие над планетой угрозы воз­можно только общими всепланет­ными усилиями человечества.

Нас заботят многие проблемы, появившиеся на современном эта­пе научно-технической револю­ции и приобретшие глобальную остроту. Среди них: захоронение радиоактивных отходов, угроза необратимого истощения озоново­го слоя в верхней атмосфере, за­щищающего Землю от ультрафио­летовой радиации, снижение устойчивости живых организмов к внешним воздействиям и т. д.

Не знающие политических гра­ниц течения — воздушные и океа­нические, миграции организмов, существование водных бассейнов, омывающих берега сразу несколь­ких государств, — не перечислишь объектов, природа которых может быть надежно защищена только усилиями международного со­трудничества.