6 years ago
No comment

Sorry, this entry is only available in
Russian
На жаль, цей запис доступний тільки на
Russian.
К сожалению, эта запись доступна только на
Russian.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Наши леса не так уж богаты древесными породами. Здесь нет такого обилия деревьев, какое бывает, например, в тропических джунглях, где, пройдя километр пути, можно насчитать несколько сотен видов этих растений. У нас природа беднее, и древесных пород несравненно меньше.

Как известно, деревья подразделяются на хвойные и лиственные, а последние в свою очередь на широколиственные и мелколиственные. К широколиственным относят дуб, липу, клен, ясень, вяз, ильм и некоторые другие. Все они имеют довольно крупные, широкие листовые пластинки. (Лесоводы называют почти все эти древесные породы твердолиственными.) Перечисленные деревья входят в состав коренных лесов, чаще всего дубрав. Они довольно теплолюбивы и распространены только в европейской части страны. (Исключение составляет липа, которая встречается кое-где в Западной Сибири.)

К мелколиственным древесным породам относят березу, осину, древовидные ивы, серую ольху и некоторые другие. (У лесоводов они получили название мягколиственных.) Почти все эти деревья имеют сравнительно небольшие листья, но у некоторых из них листовые пластинки крупные.

Роль мелколиственных древесных пород в природе совершенно иная, чем широколиственных. Это — деревья-пионеры, они быстро поселяются на любом свободном от леса пространстве: на вырубках, пожарищах, заброшенных пашнях и т. д. Они почти всегда образуют вторичные леса на месте вырубленных лесов коренного типа: хвойных, хвойно-широколиственных или широколиственных. Лишь в редких случаях мелколиственные деревья образуют коренные леса.

Примером могут быть березняки в Западной Сибири, «осиновые кусты» в некоторых степных районах европейской части страны и т. д.

Географическое распространение мелколиственных древесных пород несравненно шире, чем широколиственных: они растут в диком виде не только в европейской части страны, но и во многих районах к востоку от Урала.

Познакомимся с главнейшими деревьями наших среднерусских лесов. Каждая древесная порода имеет много интересных особенностей, каждая своеобразна не только по внешности, но и по многим другим признакам.

Сосна обыкновенная (Pinus sylvestris) — одно из самых распространенных деревьев в нашей стране. Она растет на огромной территории — от Белого до Черного моря и от Белоруссии до Восточной Сибири. Это дерево очень неприхотливо к почве. Сосну можно увидеть на сухих песках и на моховых болотах, на голых меловых склонах и на гранитных скалах. Но зато в отношении света сосна очень требовательна. Она совершенно не выносит затенения. Это одна из наших самых светолюбивых древесных пород. Как и другие светолюбивые деревья (береза, лиственница), сосна имеет рыхлую, ажурную крону, которая пропускает много света. Поэтому сосновый лес — всегда светлый, приветливый.

Типы сосновых лесов очень разнообразны. Среди них — лишайниковые сосняки, или так называемые боры-беломошники. На почве под сосной в таком лесу — красивый белый ковер лишайников. В сухую погоду маленькие белые кустики лишайников становятся очень ломкими и хрустят под ногами.

В сосняке-черничнике под соснами — сплошные зеленые заросли черники, особенно красивые в конце весны, когда черничные кустики только что оделись светло-зеленой листвой. Особый тип сосняка мы встречаем тогда, когда под сосной растут низкие деревца дуба и липы.

Все эти типы сосняков связаны с определенными почвенными условиями. На почве сухой и бедной питательными веществами развивается один тип сосняка, на почве достаточно влажной и более богатой — совершенно другой.

Но обратимся к самой сосне. В строении и размножении ее немало интересного.

На ветвях сосны парами располагаются длинные узкие хвоинки (рис. 1). Такое расположение хвои — характерная особенность этой древесной породы. Хвоинки остаются соединенными попарно не только при жизни, но и после отмирания. Опадают они тоже вместе. Посмотрите на землю под сосной — вы обязательно найдете таких «близнецов».

Ветвь сосны с шишками разного возраста

Ветвь сосны с шишками разного возраста

Массовое опадение сухой сосновой хвои происходит в сентябре. А незадолго до этого, в августе, в кронах сосен бывает хорошо заметна своеобразная пестрота: часть хвои зеленая, а часть желтая. Если присмотреться, нетрудно заметить, что зеленые хвоинки располагаются на концах веток, т. е. на побегах данного года и прошлогодних, а желтые несколько поодаль, на более старых побегах, которым уже три года. В средней полосе страны хвоинки сосны живут обычно не более двух-трех лет. На Крайнем Севере и в других районах с суровым климатом век хвоинок гораздо дольше.

Круглый год сосна стоит в своем неизменном зеленом наряде. Даже зимой, в лютую стужу она выглядит, как летом. Ее зеленые иглы словно не боятся мороза. А чем опасен мороз для хвоинок? Конечно, не тем, что превратится в лед вода, которая в них находится. От этого никак нельзя защититься. Опасно другое — высыхание. Вот что грозит зимой всем живым надземным частям растений, содержащим воду, в том числе и хвоинкам. Ведь передвижения воды по растению зимой нет, и восполнить потери влаги нельзя. В то же время потерять воду на морозе очень легко: она и в стужу довольно быстро испаряется.

Но зимой хвоинки сосны надежно защищены от высыхания, потеря воды им не грозит. Каждая хвоинка покрыта снаружи тонкой, но непроницаемой для воды пленкой-кутикулой. Микроскопические клапаны-устьица, во множестве разбросанные по поверхности хвоинки, плотно закрыты. Через них вода также не может испариться. Для надежности каждое устьице «запечатано» воском. Словом, почти полная герметизация.

Внутреннее строение хвоинки тоже не лишено интереса. В клетках ее содержатся хлоропласты — микроскопические зеленые тельца, вырабатывающие органические вещества. Почти все они располагаются только у клеточных стенок, в слое протоплазмы. И если бы у сосны были обычные клетки, количество хлоропластов, заполняющих все клетки отдельной хвоинки, оказалось бы не очень большим. Ведь хвоинки очень узкие, объем их невелик, а количество клеток в них ограничено. Но в хвоинках сосны клетки необычные. Их стенки имеют складки, вдающиеся внутрь клеточной полости, как неполные перегородки. Благодаря этому намного увеличивается внутренняя поверхность клетки, а значит, и количество хлоропластов.

Сосна — дерево вечнозеленое. Но у нее каждую весну распускаются почки и появляются молодые побеги, как и у лиственных деревьев. Присмотритесь весной к ветвям сосны. Вот перезимовавшие старые побеги с нормальной хвоей — длинной и темно-зеленой, Л на концах их — растущие молодые побеги. Они имеют светло-зеленую окраску. Настоящей хвои на них пока нет. Вместо нее — короткие шиловидные отростки беловатого цвета. Каждый такой отросток — это пара юных хвоинок, еще не успевших как следует вырасти. Хвоинки плотно прижаты друг к другу и одеты снаружи общим пленчатым покровом. Начнут расти — прорвут этот «футляр», выйдут наружу.

У основания молодых побегов кое-где виднеются плотные светло-желтые грозди так называемых мужских шишечек. Каждая шишечка меньше горошины (см. рис. 1). Пройдет немного времени, и из них обильно посыплется желтая пыльца. Сосна производит огромное количество пыльцы. Целые тучи ее разносятся ветром в сосновом бору, когда деревья «пылят». Если в это время выпадает дождь, то на поверхности луж пыльца плавает в виде обильного желтого порошка, напоминающего мелко измельченную серу.

Необыкновенная расточительность сосны в отношении пыльцы понятна. Лишь ничтожный ее процент попадает на так называемые женские шишечки и производит опыление. Вся остальная масса погибает.

Пыльца сосны далеко разносится ветром благодаря особым приспособлениям, улучшающим ее «воздухоплавательные» свойства. По бокам каждой пылинки имеется два объемистых мешочка, заполненных воздухом. Они уменьшают удельный вес пыльцы и тем увеличивают дальность полета. Понятно, что рассмотреть воздушные мешочки у пылинок можно только под микроскопом, при достаточно сильном увеличении. Простым глазом они, конечно, не видны.

Женские шишечки сосны появляются весной на концах молодых побегов. Они имеют вид маленьких зернышек размером немного больше булавочной головки. Их не сразу заметишь среди окружающих молодых хвоинок. Обычно на конце побега бывает по одной шишечке. Каждая из них проходит долгий путь развития, прежде чем станет взрослой деревянистой шишкой. В первый год она почти не растет: к осени становится не больше горошины. Зато на второй год сильно увеличивается в размерах и к зиме окончательно формируется — делается коричневатой, деревенеет. К этому времени созревают и семена. Зрелые шишки после высыпания из них семян некоторое время еще висят на деревьях, а затем опадают на землю.

Семена сосны высыпаются из шишек весной. Само семя — как просяное зерно, но оно снабжено небольшим пленчатым крылышком. Выпав из шишки и оказавшись в воздухе, крылатое семя начинает очень быстро вращаться, как миниатюрный пропеллер. Благодаря этому замедляется его падение, и ветер может уносить семя достаточно далеко от материнского дерева.

Семена сосны внешне похожи на семена ели. Но различить их нетрудно, надо только посмотреть, каким образом прикрепляется семя к крылышку. У сосны семя зажато между двумя отростками крылышка, словно охвачено с боков щипчиками. У ели способ прикрепления совершенно другой — семя лежит в углублении крылышка, как слива в столовой ложке.

Очень оригинальны всходы сосны, когда они только что появились на свет. Это маленькие растеньица, у которых стебелек короче спички и не толще обыкновенной швейной иглы. На верхушке стебелька — пучок лучеобразно расходящихся во все стороны очень тонких иголочек-семядолей (рис. 2). Семядолей у сосны не одна и не две, как у цветковых растений, а четыре — семь. Всход сосны имеет настолько своеобразный вид, что многие, увидев его, наверняка затруднятся сказать, какое это растение. При достаточном доступе света всходы сосны через несколько лет превращаются в маленькие сосновые деревца. У таких юных сосенок уже есть заметный стволик, а веточки покрыты обычными хвоинками, расположенными попарно.

Проросток сосны

Проросток сосны

Своеобразный вид имеют молодые сосны высотой в несколько метров, если они растут при полном освещении на открытом месте. Боковые ветки таких деревьев отходят от главного ствола правильными ярусами-мутовками. В каждом ярусе ветки немного приподняты и торчат во все стороны, как спицы раскрытого зонтика. Деревце имеет как бы этажи из веток. Каждый год прибавляется очередная мутовка. Следовательно, сколько у сосенки ярусов веток, столько ей и лет от роду. Зная эту особенность роста сосны, нетрудно определить возраст молодого деревца. Только истинный возраст будет немного больше, чем получается при подсчете ярусов веток. Ведь в первые несколько лет жизни сосенки очень малы и ярусы веток у них еще не образуются. Поэтому к тому возрасту, который получился при подсчете ярусов, надо добавить еще лет пять-шесть.

Подроста сосны в сосновых лесах обычно очень мало. Объясняется это тем, что в сосняках, как правило, много ели и других деревьев и кустарников, которые затеняют молодые сосенки и не дают им развиваться. Однако молодняк ели во многих сосняках довольно обилен — ему не страшно затенение. Именно он идет на смену старым деревьям сосны. Пройдет немного времени, и, если не вмешается человек, сосняки уступят место ельникам. Процесс вытеснения сосны елью наблюдается почти на всей территории европейской части страны.

Почему же светолюбивая сосна дожила до наших дней и ее еще в далеком прошлом не вытеснила теневыносливая ель? Этого не произошло по той причине, что у сосны был своеобразный союзник — низовой лесной пожар. При таком пожаре горит только опавшая сухая хвоя на почве. Однако этого достаточно, чтобы уничтожить почти весь молодняк ели. Дело в том, что кора ели тонкая и она плохо защищает живые ткани ствола от ожога при пожаре. Поэтому ель очень чувствительна к огню. Сосна же имеет очень толстую кору и переносит низовой пожар без повреждений. Периодически повторяющиеся низовые пожары изгоняют ель из сосняков. В прошлом такие пожары, по-видимому, случались гораздо чаще, чем сейчас. Поэтому сосняки и уцелели до наших дней.

Сейчас сосна чувствует себя в полной безопасности только на очень сухих песчаных участках, где обычно развиваются лишайниковые или вересковые боры. Здесь она застрахована от вытеснения елью, поскольку ее грозная конкурентка не может расти в условиях сухости почвы. Избавлена от опасного соседства сосна и на так называемых верховых болотах, где также отсутствует ель. Причина недоступности этих мест для ели — крайняя бедность почвы питательными веществами и кислородом.

Сосна — дерево удивительно нетребовательное к почве. Она мирится и с чрезвычайной бедностью почвы питательными веществами, и с крайней ее сухостью, и с резким недостатком кислорода. В этом отношении с сосной не может сравниться никакая другая древесная порода. Результаты специальных опытов показали, что молодые деревца сосны могут расти несколько лет, совершенно не получая из почвы соединений азота. Однако, хотя сосна и не погибает в крайне неблагоприятных условиях существования, растет она при этом очень плохо, выглядит сильно угнетенной. Для хорошего роста сосне, как и другим деревьям, нужна достаточно хорошая почва.

Сосна — ценная древесная порода. Она дает отличный строительный материал, прекрасные дрова. Из ее смолы вырабатывают много необходимых для человека веществ. А сколь велико оздоровительное значение сосновых лесов!

Лесоводы сейчас всячески покровительствуют сосне. На больших площадях производят посадки молодых сосенок, которые предварительно выращивают несколько лет в питомниках. Из этих посадок надеются получить впоследствии хороший сосновый лес. На посадку сосны затра­чивается очень много труда и средств. Но усилия лесоводов часто пропадают даром, так как их старания сводят на нет лоси. В центральных районах европейской части страны эти животные в последнее время так сильно размножились, что стали настоящим бичом для молодых сосновых посадок. Лоси отгрызают самый верхний побег сосны и тем наносят ей непоправимый вред. «Обезглавленные» сосенки уже неспособны вырасти в нормальные высокие деревья. Соснового леса из них не будет.

Очень опасны для сосны и те ядовитые газы, которые выбрасывают трубы заводов и фабрик, в особенности сернистый газ. Наверное, многие замечали, какой жалкий, угнетенный вид имеют старые сосны в больших городах и поблизости от некоторых заводов. У таких деревьев много сухих, отмерших веточек, а те, что остались в живых, покрыты короткой редкой хвоей. Иногда живой хвои совсем мало. Деревья кажутся больными, погибающими. Они действительно находятся на грани отмирания. Сернистый газ, проникая внутрь хвоинок через устьица, вызывает отравление живых тканей. В результате хвоя почти не снабжает дерево органическими веществами.

Отмирание сосны в больших городах — сигнал опасности и для человека. Это показатель того, что воздух сильно загрязнен газами, которые поступают в атмосферу из заводских труб, топок и т. д.

Ель обыкновенная (Picea abies). Это изящное стройное дерево особенно красиво выглядит, когда растет на совершенно открытом месте. Крона такого дерева имеет форму правильного узкого конуса. Длинные нижние ветви несколько наклоняются к земле, как будто не в силах нести тяжкий груз хвои. Ветви, расположенные выше, становятся все короче и короче и постепенно приподнимаются кверху. Верхушка дерева всегда острая, она никогда не притупляется, даже когда дерево старое. Кроны елей похожи на гигантские острые пики, нацеленные в небо.

Высокой и стройной ель вырастает лишь тогда, когда самая верхняя почка дерева каждый год нормально распускается и дает начало новому побегу. Это — самая главная почка дерева, она обеспечивает рост ели в высоту. Если у молодой ели верхушечная почка была повреждена или срезан побег, на котором она находится,— внешний облик дерева резко меняется: рост главного ствола прекращается, ближайшие к верхушке боковые ветви постепенно приподнимаются вверх. В результате вместо высокого и стройного дерева получается низкое и уродливое. У лиственных деревьев такого не бывает. Если «обезглавить» молодую березу или дуб, это впоследствии никак не отразится на облике дерева и оно вырастет вполне нормальным.

Иногда человек стремится специально получить уродливую ель с низкой широкой кроной. Именно такая ель нужна, например, в посадках вдоль линии железных дорог. Чтобы получить нужную форму кроны, у молодых елей срезают верхушки.

Область естественного распространения обыкновенной ели в нашей стране довольно велика — почти вся северная половина европейской части Союза. На Урале и в Сибири растет близкий вид — ель сибирская (Picea obovata). Необозримы северные еловые леса — угрюмая и мрачная тайга. На почве — часто сплошной зеленый ковер мхов и заросли черники. Ветви и стволы деревьев покрыты хлопьями лишайников. Чем дальше к югу, тем выше становится еловый лес. Меняется состав растений, поселяющихся под деревьями. Появляется много кислицы, тут и там видишь травы, характерные для дубрав. Местами встречается дуб, а кроме него, другие широколиственные деревья: клен, липа.

В Московской области, на южном пределе своего распространения, ель достигает внушительной высоты — до 30 м (почти как 10-этажный дом). Здесь обычны ельники с травяным покровом из дубравных растений. В европейской части, страны ель не идет далеко на юг, так как до­вольно влаголюбива. Она не выносит сухости почвы. В этом отношении ель гораздо прихотливее сосны, которая отлично растет на очень сухих песках.

У ели, как и у сосны, на поперечном разрезе ствола отчетливо выделяются годичные кольца древесины. Одни годичные кольца более широкие, другие — более узкие. Широкие образуются во влажные годы, благоприятные для роста ели, узкие — в засушливые, неблагоприятные. Особенно узкие кольца соответствуют крайне засушливым, критическим для ели годам. Если тщательно исследовать пень старой ели, можно высчитать, в какие именно годы была сильная засуха. Следовательно, ель как бы записывает погоду. И если дерево старое, эти «записи» охватывают не только предшествующие десятилетия, но даже целые столетия. В Московской области однажды решили проверить правильность показаний ели. Для этого взяли данные метеорологических наблюдений на протяжении более чем 100 лет и выяснили, в какие годы была засуха. Затем то же самое стали определять по стволам ели. Данные метеорологов и результаты исследования еловых деревьев полностью совпали.

Ширина годичного кольца у ели определяется не только количеством осадков. Она в сильной степени зависит также от условий освещенности, в которых растет дерево. В лесу, например, годичные кольца будут более узкими, чем на открытом месте.

Иногда по кольцам на пне ели можно проследить «биографию» самого дерева, условия его жизни в разные периоды. Допустим, в центре пня мы видим только одни узкие годичные кольца, а затем сразу начинается древесина с широкими кольцами. Это значит, что сначала ель росла в лесу и была затенена соседями, а затем окружающие деревья вырубили (или они сами погибли). Ель очутилась на свободе и стала расти при лучшем освещении.

Ель требовательна не только к влажности почвы, но и к ее плодородию. Это дерево не растет на крайне бедных питательными веществами верховых (сфагновых) болотах и на бесплодных песках.

Очень чувствительна ель к поздневесенним заморозкам, они губят ее молодые, только что появившиеся, еще не окрепшие побеги. В начале лета вам, возможно, приходилось видеть поврежденные заморозками молодые елочки где-нибудь на открытом месте (на вырубке, на большой поляне среди леса и т. д.). Молодые побеги их засохшие, бурые, словно подпаленные огнем.

Хвоинки ели живут на ветвях довольно долго — обычно до пяти — семи лет. Они значительно короче, чем у сосны. Стебель покрыт ими густо, но все же можно рассмотреть, что располагаются они поодиночке. Концы хвоинок очень колючие. Недаром еловыми ветвями покрывают на зиму декоративные растения на клумбах, чтобы предохранить их от повреждения мышами. Колючих иголок мыши остерегаются.

У ели густая, плотная крона, создающая сильное затенение. Под пологом елового леса царит таинственный полумрак. Там, где молодые ели растут очень густо и затенение особенно сильно, в лесу нет никаких растений. Только толстый слой сухой опавшей хвои покрывает почву. Здесь не могут существовать даже самые теневыносливые лесные травы и мхи.

В еловом лесу из-за сильного затенения погибают и молодые деревца (подрост) почти всех древесных пород. Однако молодняк самой ели очень долго сохраняется в этих условиях. Впрочем, он имеет чахлый, сильно угнетенный вид. Деревца меньше роста человека, похожи по форме на зонтик, крона у них словно приплюснутая, очень рыхлая. Живые ветви совсем тонкие, с редкой короткой хвоей. Стволик — как лыжная палка. Если острым ножом срезать такой стволик в нижней части, то на поперечном разрезе можно увидеть необыкновенно узкие годичные кольца, почти неразличимые простым глазом. Подсчитать их удается лишь с помощью сильной лупы» Почему они такие узкие — понятно. В глубокой тени деревце почти не вырабатывает органических веществ, а следовательно, не может производить много древесины. Если вы попробуете заняться подсчетом годичных колец у такой елочки, чтобы определить, сколько ей лет, вас ждет удивительный сюрприз. Деревцу может быть 40—50 и даже 70—80 лет. Так долго борется за жизнь в глубокой тени леса подрост ели. Поразительная живучесть и теневыносливость! Сверстники этой елочки, выросшие при нормальном освещении,— мощные деревья высотой 20— 25 м. А она лишь убогий карлик.

Интересно, что хилые деревца-зонтики не потеряли способности стать настоящими деревьями. В благоприятных условиях они могут вырасти в высокие стройные ели. Нужно только дать молодым елочкам достаточно света, освободить от затеняющего материнского полога.

Несколько слов еще об одном «секрете» ели — ее способности реагировать на изменение погоды.

В старом еловом лесу кроны деревьев начинаются не у земли, а довольно высоко. Ниже крон на стволах обычно можно видеть длинные и тонкие отмершие сучья, лишенные хвои. Они отходят во все стороны в горизонтальном направлении. Эти, казалось бы, ничем не примечательные сухие прутья имеют, однако, одну интересную особенность: они меняют свое положение в зависимости от изменения влажности. Если погода сырая, дождливая, веточки располагаются горизонтально или даже слегка изогнуты кверху, как сабли. Но когда долго нет дождя, ветки поникают и изгибаются в обратную сторону. Зная эту особенность ели, можно по фотографии, сделанной в еловом лесу, сказать, какая была погода во время съемки — дождливая или сухая.

Теперь о так называемом цветении ели. Слово «цветение» по отношению к хвойным деревьям употреблять не совсем правильно: у них не бывает настоящих цветков. Но тем не менее нередко говорят о цветении ели, сосны и других голосеменных растений. А говорят так потому, что весной на их ветвях появляются органы размножения, отчасти напоминающие цветки и выполняющие сходные функции.

Ель цветет в мае, примерно в то время, когда и черемуха. Цветение у нее заметное, красочное. На концах ветвей в верхней части кроны появляются ярко-красные величиной с наперсток женские шишечки, торчащие вверх. Это ранняя стадия той самой еловой шишки, большой и бурой, которую мы видим осенью. Каждая женская шишечка до своего появления на свет находится внутри особой почки и составляет все ее содержимое. Перед цветением почка сильно увеличивается, набухает и наконец сбрасывает свои защитные покровы — рыжеватый остроконечный колпачок. Только теперь женская шишечка полностью освобождается. Строение ее, если не вдаваться в ботанические детали, несложно: в середине находится стержень, на нем сидит множество тонких нежных чешуек, напоминающих лепестки цветков (есть еще и другие чешуйки, более мелкие). Если аккуратно разломить юную шишечку и рассмотреть отдельный «лепесток», то на его внутренней поверхности можно увидеть в лупу два крохотных бугорка. Это семяпочки, которые впоследствии превращаются в семена. Через полторы-две недели после появления на свет шишечки меняют свое положение на ветках: они уже не торчат вверх, а свешиваются вниз.

Мужские шишечки мельче женских, имеют красную или зеленовато-желтую окраску. Они также состоят из стержня и сидящих на нем чешуек, но только чешуйки здесь другого строения: на наружной стороне каждой из них можно увидеть с помощью лупы два продолговатых мешочка — вместилища пыльцы. Кроны некоторых елей в период цветения бывают украшены множеством ярко-красных мужских шишечек, красиво выделяющихся среди зеленой хвои. «Пылит» ель очень обильно. Порошкообразная пыльца далеко разносится вокруг, оседает на различных предметах. Посмотришь в это время на листья лесных трав — они как бы припудрены сверху еловой пыльцой.

Наблюдать вблизи мужские и женские шишечки ели трудно: ведь они находятся в кроне дерева, высоко над землей. Однако их можно увидеть совсем близко, если вам удастся найти весной лежащее па земле взрослое дерево ели, поваленное ветром предыдущей осенью или зимой (именно поваленное, по не сломанное на некоторой высоте). Почки такого дерева нормально распускаются, и вы сможете без труда рассмотреть во всех подробностях шишечки обоего пола.

У ели, в отличие от сосны, шишки созревают в первый же год. В них образуются мелкие крылатые семена, похожие на семена сосны. Выпав из шишки, они точно так же крутятся в воздухе, подобно пропеллеру. Вращение их очень быстрое, а падение замедленное. Подхватываемые ветром, семена могут улететь от материнского дерева на расстояние примерно в 2—3 раза большее, чем высота самого дерева. Рассеивание семян происходит у ели в конце зимы, в сухие солнечные дни.

Семена ели дают начало крохотным проросткам, которые очень похожи на всходы сосны. В лесу проростка ели довольно редки. Объясняется это тем, что тонкий, слабый корешок молодого растения часто не в состоянии пробить мощный слой сухой опавшей хвои. Зато много всходов бывает там, где этого препятствия нет — на гнилых, лежащих на земле стволах деревьев, на пнях, на недавно обнажившихся участках почвы и т. д.— словом, всюду, где не накапливается хвоя. Чтобы резко увеличить количество всходов ели под пологом леса, лесоводы применяют особый прием — сдирание подстилки.

Ель имеет широкое применение в народном хозяйстве. Ее древесина в больших количествах идет, например, на изготовление бумаги. В наш век бурного прогресса цивилизации потребность в бумаге исключительно велика и ее нужно огромное количество. Статистики подсчитали: за один год во всех странах мира вырабатывают столько бумаги, что, если из нее сделать один целый лист обычной толщины, он будет иметь фантастические размеры — в него можно завернуть весь земной шар, как головку сыра! В мировом производстве бумаги большая часть приходится на долю ели. Из древесины ели вырабатывают также целлюлозу, искусственный шелк и многое другое, она широко применяется в строительстве. Еловая древесина — незаменимый материал для изготовления некоторых музыкальных инструментов (из нее делают, например, верхние деки скрипок).

Ель является также важным поставщиком дубильных веществ, необходимых при выделке кожи. Эти вещества в нашей стране получают главным образом из еловой коры. Другие отечественные растения в качестве источников дубильных веществ имеют гораздо меньшее значение (используется кора дуба, ивы, лиственницы, корневище травянистого растения бадана и т. д.)

Дуб (Quercus robur). Это дерево — олицетворение мощи, крепости, силы. Особенно могучи одиночные старые дубы, растущие где-нибудь среди луга. Ствол такого дуба невысок и не очень прям, но зато очень толст в самом низу. Извилистые ветви широко раскинулись во все стороны, нижние почти касаются земли. Крона дерева напоминает шар. В лесу дуб выглядит совершенно иначе. Здесь он высокий, с узкой, сжатой с боков кроной, которая никогда не спускается до земли, а наоборот, расположена на довольно большой высоте. Ствол такого дерева более или менее прямой. Все это — следствие конкуренции за свет, которая проявляется между деревьями в лесу тем сильнее, чем ближе стоят они друг к другу.

В диком состоянии дуб растет в СССР на большой территории — от Ленинграда на севере почти до Одессы на юге и от государственной границы на западе до Урала. Область его естественного распространения имеет форму широкого клина, направленного с запада на восток.

Тупой конец этого клина упирается в Урал в районе Уфы. На всей этой огромной территории дуб далеко не всюду образует леса. Иначе говоря, дубовые леса имеют гораздо меньшее распространение, чем сам дуб. Эти леса мы находим только в наиболее благоприятных для дуба почвенно-климатических условиях. В доисторические времена дубовых лесов было значительно больше, чем сейчас, но и тогда они встречались далеко не всюду, где способен расти дуб. Это общее правило в растительном мире. Так бывает и у многих других растений. В пределах области естественного распространения (ареала) какого-либо растения оно отнюдь не везде растет массово.

Дубовые леса были широко распространены в древней Руси. Дубравы некогда подступали с юга к самой Москве. Стены Московского Кремля первоначально были дубовыми, и деревья для них вырубали поблизости от города.

Однако теперь дубовых лесов осталось мало. Основная масса наших дубрав давно уничтожена. Дело в том, что эти леса занимают очень благоприятные для земледелия почвы — достаточно влажные, хорошо дренированные, богатые питательными веществами. Поэтому, когда нашим предкам нужны были пахотные земли, они в первую очередь вырубали именно дубовые леса.

В различных районах нашей страны дуб растет по-разному. Прямоствольный великан высотой более 30 м — таким мы видим его в дубравах лесостепи, например в знаменитой Теллермановской роще близ города Борисоглебска Воронежской области. Недаром этот лесной массив был объявлен Петром I «корабельной рощей». Отсюда брали лучшую древесину для постройки русского флота. По-иному выглядит дуб под Москвой. Здесь он довольно корявый и невысокий — не более 22—23 м — и годится большей частью только на дрова. Еще севернее, например в Вологодской области, дуб растет в виде приземистого деревца или даже кустарника.

Интересно, что в прошлом дуб и на севере рос в виде крупных деревьев. В толще наносов на дне северных рек европейской части СССР иногда находят погребенные черные стволы таких дубов (это так называемый морёный дуб).

Лучше всего развивается дуб в Западной Европе, где климат более мягкий и теплый, чем у нас. Здесь известны деревья-великаны в возрасте 1500—2000 лет. Под Москвой самый старый дуб имеет возраст около 800 лет. Этот уникальный дуб — ровесник Москвы — сохранился в Горках Ленинских.

Ранней весной, до распускания листьев, дуб хорошо переносит временное затопление водами рек, чего не выносят многие другие древесные породы. В поймах рек, т. е. на пологих низких берегах, которые ежегодно заливаются вешними водами, нередко развиваются дубовые леса (пойменные дубравы). Во время разлива реки по такому лесу можно проехать на лодке: слой воды достигает метра. Но после того, как спадет вода, деревья одеваются листвой, и под ними появляются травы. В некоторых пойменных дубравах на почве пышно разрастается ландыш. Подобные ландышевые дубравы встречаются, например, в пойме реки Хопер близ города Борисоглебска. Весной в таком лесу можно видеть удивительную картину: почва под деревьями на большой площади сплошь покрыта ландышем, и среди зелени листьев рассыпано бесчисленное множество белых душистых цветков.

На территориях, не заливаемых весной водами рек, дуб часто растет в сопровождении других лиственных деревьев: липы, клена, ясеня, ильма, дикой яблони и др. Однако его обычно больше, чем остальных деревьев. В северо-западных районах страны, начиная примерно от Москвы, дуб и его спутники неплохо уживаются с елью, местами образуя елово-дубовые леса, но дуб здесь не чувствует себя хозяином. Нередко он вытесняется более жизнеспособной в этих условиях елью.

Дуб очень живуч. Он способен давать поросль от пня. После того как срубят дерево (конечно, не очень старое), на коре пня вскоре появляется множество молодых побегов. Когда они достаточно подрастут, на них можно видеть необычные гигантские листья. Сами побеги тоже очень сильные — длинные и толстые. Ведь все соки, которыми корни прежде снабжали целое дерево, теперь идут только в молодые побеги.

Поросль на пне развивается из так называемых спящих почек. Это почки необычные. Они остаются живыми десятки лет, но при этом не распускаются, как бы дожидаясь подходящего случая. Такие почки первоначально образуются на еще тонком, совсем молодом стебельке. С течением времени стебель утолщается и превращается в ствол, но почка не «утопает» в толще древесины. Она ежегодно подрастает ровно настолько, насколько утолщается ствол, и всегда оказывается на его поверхности. Спящие почки в любой момент готовы распуститься. Они, как мы уже видели, быстро трогаются в рост после того, как срублено дерево.

Эти почки пробуждаются и в том случае, когда дуб, который всю жизнь рос в лесу, вдруг оказывается на свободе. Ствол его на открытом месте словно обрастает зеленью, на нем появляется масса коротких побегов с листьями. Это так называемые водяные побеги. Они тоже возникают из спящих почек.

А вот еще пример, показывающий, насколько живуч дуб.

Иногда в конце весны, когда дуб только распустился, на него набрасываются целые полчища гусениц и уничтожают всю листву. Дубы становятся совершенно голыми, безлистными, как зимой. Можно подумать, что деревья уже погибли. Но это не так. Через некоторое время они покрываются новой листвой. Это тронулись в рост покоящиеся почки, которые при нормальном развитии должны были бы распуститься только на следующий год. Дуб имеет очень твердую и тяжелую древесину. О ее строении и других особенностях можно рассказать много интересного. Посмотрите на поверхность спила какого-нибудь свежего пня дуба и обратите внимание на цвет древесины. Почти вся поверхность пня, за исключением узкого наружного кольца, имеет довольно темную, коричневатую окраску. Следовательно, ствол дерева состоит в основном из более темной древесины. Это так называемое ядро. Древесина ядра уже отслужила свой век и не участвует в жизни дерева — по ней не проходят никакие жидкости. Темный цвет ее объясняется тем, что она пропитана специальными веществами, которые как бы консервируют ткани и препятствуют развитию гнили. Ядровая древесина дуба имеет специфический запах. Его ясно ощущаешь, когда проходишь мимо штабеля свежих дубовых бревен. Такой же запах имеют и дубовые бочки. Ядро — наиболее ценная для поделок часть ствола, из этого материала делают мебель, паркет, бочки и т. д. Посмотрим теперь на более светлый, почти белый наружный слой древесины. На пне он выглядит как довольно узкое кольцо. Название этого слоя — заболонь. Именно но этому слою поднимается вверх по стволу тот почвенный раствор, который поглощают корни,— вода с небольшим количеством питательных солей. Заболонь — деятельная, активная часть древесины, имеющая большое значение в. жизни дерева. Однако доля ее в общей массе древесины невелика.

Посмотрим теперь внимательно и с возможно более близкого расстояния на слой заболони. Если пень достаточно гладкий, здесь нетрудно заметить множество мельчайших дырочек, точно уколов тонкой иглой. Это перерезанные поперек тончайшие трубочки-сосуды, которые идут вдоль ствола. Именно по ним и поднимается почвенный раствор. У дуба по сравнению с другими деревьями сосуды имеют большой диаметр, их без труда можно видеть простым глазом. У многих других древесных пород они видны только в сильную лупу или микроскоп. Пропускная способность сосудов дуба довольно велика. Было подсчитано, что только за один жаркий летний день по сосудам в стволе старого дуба проходит вверх около 100 л почвенного раствора.

Сосуды расположены на поверхности пня не беспорядочно. Они образуют скопления в виде тонких концентрических колец (рис. 3). Каждое кольцо состоит из очень многих сосудов, тесно сближенных друг с другом. На пне хорошо видно, что одно кольцо сосудов отделено от другого тонким слоем однородной древесины. Такое чередование слоев связано со сменой времен года. В конце весны — начале лета образуется кольцо сосудов, а в конце лета — начале осени формируется слой однородной древесины, лишенный видимых сосудов. На следующий год все повторяется вновь. И так много десятков, а иногда и сотен лет.

Поперечный срез древесины дуба под микроскопом

Поперечный срез древесины дуба под микроскопом

По кольцам сосудов на пне можно подсчитать возраст дуба. Счет надо вести, конечно, от центра ствола: здесь появились самые первые по времени кольца сосудов, когда дерево только начинало свою жизнь.

Сосуды у дуба хорошо видны не только на пне, т. е. на поперечном срезе древесины. Их нетрудно разглядеть и на продольном срезе. Посмотрите внимательно на плитку дубового паркета или на поверхность дубовой мебели, например стола. Вы увидите много тонких параллельных линий темного цвета. Эти линии собраны в узкие полосы. Между полосами — слои «нерасчерченной», однородной древесины. Вероятно, вы уже догадались, что топкие линии — это разрезанные вдоль сосуды, а полосы из линий — кольца сосудов, разрезанные в том же направлении.

Не лишены интереса и ветви дуба. Тонкие веточки дуба, даже если на них нет листьев, легко узнать. Характерная их особенность — то, что на самом конце побега располагается целая группа почек. У других наших лиственных деревьев такого не бывает. Отдельная почка имеет яйцевидную форму и покрыта снаружи многими защитными чешуйками. Почки каждой древесной породы имеют свои отличительные признаки, и по ним можно даже зимой узнать любое дерево; для этого достаточно одной маленькой веточки.

Весной дуб распускается поздно, одним из последних среди наших деревьев. Он явно не торопится. Поспешность ему бы только повредила: ведь молодые листья и стебли этого дерева, которые едва появились на свет и еще не успели как следует вырасти, очень чувствительны к холоду, они погибают от заморозков. А весной заморозки бывают иногда довольно поздно.

Цветет дуб тогда, когда у него еще совсем маленькие листья и деревья кажутся одетыми в тонкое зеленое кружево. Когда говоришь о цветении дуба, это почти всегда вызывает недоумение: «Разве у дуба бывают цветки?» В представлений многих цветки обязательно должны быть крупными и красивыми. А у дуба они очень мелкие и невзрачные. Мужские, или тычиночные, цветки собраны в своеобразные соцветия — тонкие желтовато-зеленые повисающие сережки, которые немного напоминают сережки орешника. Эти сережки целыми пучками свешиваются вниз с ветвей и почти не отличаются по цвету от юных, совсем еще маленьких листьев.

Женские, или пестичные, цветки дуба найти труднее. Они совсем малы — не больше булавочной головки. Каждый цветок имеет вид едва заметного зеленоватого зернышка с малиново-красной верхушкой. Эти цветки располагаются поодиночке или по два-три на концах особых тонких стебельков. Именно из них к осени образуются знакомые всем желуди. От весны до осени желуди проходят сложный путь развития. После цветения сначала разрастается маленькая чашевидная обертка-плюска, а затем и сам желудь. Только поздней осенью желуди полностью созревают и опадают на землю. А плюска еще некоторое время остается на дереве.

Дуб имеет редкую способность давать два поколения побегов в один сезон. Первое поколение образуется весной. Из почек появляются нормальные стебли с листьями, какие в это время вырастают и у всех других деревьев. Но проходит несколько недель, и весенний побег как бы достраивается. На конце его трогается в рост верхушечная почка и дает начало новому, летнему побегу. Вновь появившийся побег первое время имеет более светлую, иногда красноватую окраску и благодаря этому хорошо заметен. Позднее он темнеет и уже ничем не выделяется.

Летние побеги дуба появляются в начале июля, примерно в ту пору, когда по народному календарю наступает день Ивана Купалы. Вероятно, поэтому они получили название «Ивановых побегов». Такие побеги чаще образуются у дуба в более южных местностях, где иногда в одно лето может появиться даже два поколения подобных побегов.

Осенью на листьях дуба нередко можно видеть желтоватые или желто-розовые шарики величиной с небольшую вишню. Такие шарики называют галлами. Галлы представляют собой болезненное разрастание тканей листа. Причиной их появления является насекомое галлица, похожее на очень мелкую мушку. В начале лета галлица тонким острым яйцекладом прокалывает кожицу листа и откладывает в листовую мякоть яичко. Растение реагирует на это инородное тело сильным разрастанием тканей, и через некоторое время на листе вырастает шарик-галл. Если поздней осенью разломить такой шарик, в середине его можно обнаружить маленького белого червячка — личинку галлицы либо уже взрослое насекомое. В некоторые годы листья дуба бывают буквально усеяны галлами — на каждом листе их по нескольку штук.

Галлы называют иногда «чернильными орешками». Это название не случайно. Некогда их использовали для приготовления черных чернил. Чтобы получить чернила, нужно приготовить отвар орешков и добавить к нему раствор железного купороса. Сливая две слабо окрашенные жид­кости, получим жидкость совершенно черную. Такое не-обычное явление объясняется просто. В галле содержится много дубильных веществ, которые обладают способностью, соединяясь с солями железа, давать густую черную окраску.

Аналогичный опыт можно проделать и с настоем чая (в нем также много дубильных веществ). Если в стакан некрепкого чая добавить несколько капель желтоватого раствора хлорного железа, жидкость становится совершенно черной.

Тем же самым объясняется и черная окраска мореного дуба, пролежавшего многие годы на дне реки. В стволе дерева много дубильных веществ, а в речной воде есть соли железа, хотя и в очень небольшом количестве. На протяжении столетий эти соли медленно прокрашивают ствол на всю его толщину.

Необходимо сказать немного и о желудях. Надо заметить прежде всего, что это не семена, а плоды (так как каждый образуется из пестика цветка). Но плоды своеобразные: все содержимое их состоит только из одного крупного семени.

Интересны и некоторые другие особенности желудей. Сравним их с семенами знакомых нам растений, например гороха, фасоли. Зрелые семена этих растений совершенно сухие. Они великолепно сохраняются и в тепле и на морозе. Но не таковы желуди. Они сравнительно сочные и очень капризные. Прежде всего они совершенно не переносят высыхания. Стоит им потерять даже небольшую часть воды, как они погибают. Чувствительны они и к морозу.

Наконец, они очень легко загнивают. Поэтому долго хранить их довольно трудно. Особенно трудно сохранить их живыми в течение зимы, с осени до весны. Эта проблема иногда возникает перед работниками лесного хозяйства.

В самом деле, как уберечь желуди зимой сразу от нескольких опасностей — от мороза, высыхания и загнивания? Предложено много способов их сохранения. Один из наиболее эффективных — положить осенью собранные желуди в корзину, закрыть ее и опустить па дно реки до весны (вода, конечно, должна быть проточной, чтобы желуди не «задохнулись»).

Для семени дуба характерно то, что почти все его содержимое составляет зачаток будущего растения — зародыш. Но зародыш здесь необычный: у него непомерно мощно развиты семядоли. В них очень много крахмала. Это — запас питания для молодого дубка, который появится из желудя.

Прорастание желудя напоминает прорастание горошины: семядоли не поднимаются над поверхностью почвы, как у многих растений, а остаются в земле. Вверх растет только тонкий зеленый стебелек. Первоначально он безлистный, и только спустя некоторое время на его верхушке можно видеть небольшие, но типично дубовые листья. В природе всходы дуба появляются сравнительно поздно — в конце весны — начале лета.

В первое лето молодой дубок образует довольно длинный стебелек — зачастую он длиннее карандаша. В условиях леса это — рекордная высота проростка среди деревьев. У сосны и ели, как мы уже говорили, проростка короче спички. Большая длина стебля молодого дубка объясняется просто: он живет за счет желудя, расходуя запасы питательных веществ, которые содержатся в семядолях.

По как ведет себя дубок в последующие годы, если он живет под пологом леса? Под деревьями довольно темпо, и уже на второй год стебелек удлиняется мало, так как при слабом освещении листья растения вырабатывают очень немного органических веществ, необходимых для роста. (Теперь дубок живет уже за счет собственного фотосинтеза.) Дальше рост стебля из-за недостатка света почти останавливается, а иногда стволик даже совсем засыхает. Однако дуб — живучее растение. Он упорно цепляется за жизнь. У основания засохшего стволика появляется новый живой побег, но очень слабый. Такие полуживые, прозябающие дубки получили название торчков. Срок их жизни в лесу при затенении — редко больше четырех-пяти лет. Торчки — своеобразный резерв молодняка, который сохраняется несколько лет. Пока материнское дерево живо, торчки обречены на медленную смерть. Много раз на протяжении жизни старого дерева появляются под его сенью молодые дубки и каждый раз погибают от недостатка света. Но как только старый дуб по тем или иным причинам отмирает и в пологе леса образуется просвет, торчки начинают энергично расти и приходят на смену погибшему материнскому дереву.

Дуб хорошо переносит зиму в средней полосе страны. Но в особенно суровые зимы он все же страдает от мороза. На стволах дубов вы, вероятно, не раз видели длинную сильно выступающую складку, которая идет сверху вниз на значительном протяжении. Это — след зажившей раны, глубокой трещины в стволе. Такие трещины появляются в середине зимы во время сильных морозов. Их называют морозобоинами. Растрескивание древесины от мороза происходит мгновенно и сопровождается громким звуком, напоминающим выстрел из ружья. Глубокая рана на дереве долго не заживает. Края ее сильно вздуваются, набухают. И когда эта рана наконец зарастает, на стволе остается «шрам». Такой нарост, конечно, очень портит древесину и уродует дерево. Дубы с морозобойными наплывами — самое обычное явление в северных областях. В более южных районах морозобоины образуются редко.