3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

А. В. ПОПОВ

Рысь распространена практически на всей терри­тории страны от Прибалтики до Дальневосточной тай­ги, от горной части Средней Азии до Якутии. Внешний облик рыси своеобразен и легко запоминается. Из-за того что задние лапы длиннее передних, а длина и вы­сота тела в холке примерно одинаковы, рысь выглядит квадратной, с угловатым телом и приподнятым задом.

Как и все кошачьи, рысь пальце ходящий хищник, т.е. при движении она опирается не на стопу, а на пальцы. Пальцы заканчиваются совершенным орудием нападения, защиты и схватывания добычи — когтями, длина которых достигает трех сантиметров и более. Когти у всех кошачьих этого рода втяжные, они убираются в специальные кожные складки, предохраняющие их от механических повреждений во время ходьбы. А поду­шечки пальцев от травм защищает опушка из густого жесткого волоса.

Рыси держатся в местах, где достаточная кормовая база и есть труднодоступные места — ветровалы, чащо­бы, скалы, каменные россыпи. Там она может укрыться от опасности и вырастить потомство. Площадь, зани­маемая одним зверем, варьирует от полутора до 5,5 ты­сячи гектаров, в зависимости от географии района, кли­матических условий, численности жертв и их видового состава. Самцы и самки вне периода гона живут от­дельно. На первый взгляд маршрут передвижения зверя по участку в поисках добычи хаотичен. На самом деле рысь обладает великолепной памятью и очень хорошо запоминает освоенный участок. Для себя она выраба­тывает определенную систему перемещений, прокладывая постоянные и временные тропы.

Протяженность суточного хода рыси варьирует от 5 до 12 километров й зависит от комплекса факторов: погодных условий, характера снежного покрова, чис­ленности жертвы. Крепкий наст, выдерживающий вес зверя, и высокая численность зайца позволяют рыси значительно сократить протяженность охотничьего пои­ска. У голодной рыси путь удлиняется — она интенсив­нее ищет, закладывая петли, на которые приходится до 2/3 пройденного расстояния.

Если в равнинной части таежной зоны она кормится зайцем-беляком, численность которого высока, то в гор­ных районах основным объектом охоты являются мел­кие копытные — косуля, кабарга. Рысь не брезгует до­бывать и различных грызунов — мышей, белок, бурун­дуков. Если по пути подвернется ночующая в снегу птица, а это обычно рябчики, глухари, тетерева, она обязательно попытается поймать их. Падаль ест неохот­но, только при недостатке живой добычи.

Можно выделить несколько способов охоты рыси. Это нападение из укрытия, скрадом с последующей стремительной атакой, групповая охота. Преобладаю­щий способ охоты — скрадывание, основанное на ак­тивном поиске добычи. Услышав, например, зайца, рысь начинает подкрадываться, постоянно контролируя ме­стоположение жертвы при помощи слуха и зрения. В вольерах мы наблюдали, как рысь, подкрадываясь к добыче, вытягивает тело, практически прижимая его к земле, переходит на стелющийся шаг. Ставя лапы ши­роко и очень аккуратно, она часто замирает с повис­шей в воздухе лапой. Зверь старается полностью иск­лючить шум, который может раньше времени спугнуть добычу.

Чтобы подобраться к жертве на минимальное рас­стояние, рысь искусно использует неровности рельефа. Максимальное сокращение расстояния — залог успеш­ного окончания охоты. Наблюдения по троплениям по­казывают, что бросок на жертву с расстояния больше 20 метров, как правило, заканчивается неудачей. Перед завершающим прыжком зверь сгруппировывается, со­бираясь в комок мышц и нервов. Его крайнее возбуж­дение выдает только хвост, который беспрерывно двигается вправо-влево. Успех броска зависит от ха­рактера и частоты растительного покрова и состояния наста. Если удача улыбнется рыси, она настигает жерт­ву в несколько прыжков, если добыча ускользает, зверь гонится за ней. Крепкий, непроваливающийся под тя­жестью рыси наст позволяет ей совершать прыжки до 4 метров и более. Однако если погоня затягивается, то в состязании на выносливость чаще выигрывает заяц. Рысь ведет преследование в среднем на 60—80 метров, а затем прекращает погоню.

Другой способ охоты — подкарауливание также по­зволяет добывать жертву с наименьшими энергетиче­скими затратами. Надо отметить, что выбор способа охоты обусловлен рядом факторов, например физиоло­гическим состоянием зверя, погодными условиями. В ус­ловиях глубокоснежной зимы и при рыхлом снеге го­лодный зверь часто устраивается на временные лежки, чтобы восстановить силы, при этом ложится на следу или тропе зайца, подкарауливая добычу. Место вре­менной лежки выбирается всегда так, чтобы она не была заметна приближающемуся зайцу. Обнаружив зайца, рысь пригибает голову к лапам и, подпустив жертву на 2—5 метров, молниеносно бросается к нему. Добычу умерщвляет укусом в область затылка.

Нередко отмечали охоту парами, семьями. Проис­ходит это так. Рыси охватывают в кольцо кормный участок, где может жировать заяц, и по кругу идут на­встречу друг другу. Тогда спугнутая добыча почти обя­зательно попадет в лапы кому-нибудь из партнеров. Однажды наблюдали, как две рыси шли по горному склону, одна выше, другая ниже, параллельными курса­ми. Нижний зверь работал в качестве загонщика, вспу­гивая и нагоняя на верхнего кабаргу.

Характерно, что самка, имеющая детенышей, после удачной охоты сначала добычу ест сама, и только ког­да она насытится, к еде приступают рысята. В услови­ях вольерного содержания мы наблюдали, как самка отгоняла котят от еды. Ситуация была следующая: пи­щу выкладывали в одно место. Первой подбегала кеде самка и начинала есть. Рысята садились примерно в полуметре от еды и нетерпеливо ерзали на месте, делая попытки приблизиться. Угрожающее рычание и фуканье мамаши сдерживало их только некоторое время. Пошу­стрее был детеныш-самец, он первым начинал подкра­дываться к миске. Чуть с опозданием начинала двигать­ся самочка. Самка, поворачивая голову то направо, то налево, урчала, пытаясь остановить котят, но тщетно. Быстрый бросок, кусок мяса в пасти, сумел увернуться от оплеухи мамы — молодец. Попал под тяжелую ла­пу — не повезло. А самка, охраняя еду и свой авторитет, поддавала весьма чувствительно, так что сбивала рысят с ног, заставляя их ретироваться на безопасное рас­стояние. Хватило двух-трех таких уроков, чтобы котята усвоили: пока старший не насытится, подходить не сле­дует.

Рысь — зверь осторожный, но не трусливый. Пресле­дуемая по горячим следам, она часто останавливается, иногда садится, используя в качестве наблюдательных пунктов различные возвышенности рельефа, и затем бес­шумно уходит, не привлекая внимания человека.

Прежде чем продолжить рассказ о поведении ры­сей, познакомим читателя с некоторыми из наших подо­печных и коротко обрисуем условия их жизни. Обитают наши рыси на Черноголовской экспериментальной базе Института эволюционной морфологии и экологии жи­вотных АН СССР в довольно просторных вольерах, об­щей площадью около 11 тысяч квадратных метров. Каждая состоит из выгулочной части и небольшого кор­мового бокса, между ними находится лаз, который мож­но быстро перекрыть металлической пластиной — шибером. Конечно, вольеры по площади значительно мень­ше, чем участки рысей в природе, и, значит, жизнь зве­рей в вольерах беднее событиями, чем на воле. Видимо, поэтому наши рыси сами вносят разнообразие в свое существование и развлекаются, кто как может. В рысь­их забавах четко просматриваются индивидуальные осо­бенности.

Маша, например, очень игривая самка. Ее вместе с братом котенком нашли в охранной зоне Центрально-лесного заповедника в Тверской области. Сотрудники заповедника, вырастив эту пару почти до годовалого возраста, самку передали нам, а самца выпустили в природу. С мышами, которых Маше скармливали в ка­честве необходимого рысям живого корма, она играла, как домашняя кошка. Перекидывала между лапами, да­вала чуть-чуть убежать и сразу притягивала к себе, молниеносно выкидывая лапу, пастью подбрасывала жертву в воздух.

С небольшой палочкой, привязанной к веревке, она пыталась играть, как кошка с бумажным бантиком на ниточке. Эту палку мы как-то раз потянули вдоль из­городи снаружи. Маша лежала на противоположной стороне вольеры. Она тут же заметила что-то новое, села, вытянула шею и повернула морду в сторону ис­точника звука. Потом встала и медленно, пружинистым шагом подошла к шуршащей в траве палке. Не доходя около полутора метров, остановилась, сгруппировалась и прыгнула. Увы, зверя и игрушку разделяла изгородь. Все попытки Маши просунуть лапу в ячею сетки и до­тянуться до палки были тщетны. Зато отыгралась она на мячике, который ей подбросили в вольеру.

Сначала самка настороженно отнеслась к новому предмету: обнюхала, попробовала укусить, толкнула лапой. Мяч покатился, Маша догнала и снова толкнула. Оказалось, что Маша прекрасно владеет мячом: она гоняла его лапами по всей площади вольеры, подкиды­вала пастью в воздух, пыталась схлопывающими дви­жениями лап поймать его. Играла с таким азартом и шумом, что разбудила любопытство серьезно-вальяжно­го крупного самца по кличке Велосипед. Он размещал­ся в соседней вольере, имеющей общую стенку с волье­рой Маши. Самец стал вплотную к перегородке и, не отрывая взгляда, внимательно смотрел на мяч. Вот мя­чик покатился вдоль стенки справа. Велосипед побежал за ним, пытаясь достать его лапой. Маша послала мя­чик влево, самец трусцой последовал в ту же сторону. Мяч попал в ямку перегородки и остановился. Самка села недалеко от него. Велосипед предпринял отчаян­ные попытки достать £го, нашел щель, просунул лапу и точным ударом отпасовал мяч прямо к Маше. Это, конечно, получилось случайно, но смотрелось занима­тельно.

О Машином соседе стоит рассказать подробнее. Он сразу поразил всех своими размерами и статью. При­везли этого зверя из Новосибирской области. Удивитель­но, что, отловленный в природе, он так быстро и гибко приспособился к новым условиям жизни, присутствию человека. Велосипед развлекается несколько иначе, чем Маша. Проходишь мимо, зверь находится в выгуле. Он видит, что человек занят и не обращает на него ника­кого внимания. Бесшумно ступая, подходит к лазу, рас­считывает расстояние, когда человек будет проходить рядом с оградой, одним прыжком преодолевает ширину бокса и в стойке на задних лапах передними обрушива­ется на стенку, громко фукая, урча и гремя сеткой. Эф­фект потрясающий. Кто не знаком с этой шуткой Вело­сипеда, пугается, шарахается в сторону, спотыкается, иногда падает. А Велосипед в это время отходит на не­сколько шагов от сетки и, наклонив голову набок, спо­койно наблюдает за реакцией человека. Подходишь к сетке вплотную и начинаешь увещевать, мол, ты, па­рень,— хулиган, и впредь так не поступай, в ответ — рычание.

Самец по кличке Вася более уравновешенный. Он единственный из наших зверей, который не имеет ры­жеватых оттенков. Окраска меха пепельно-серая, чуть голубоватая. Еще котенком его снимали в ряде эпизо­дов в сериале «Рысь выходит на тропу». С детства не­посредственно контактируя с человеком, он в дальней­шем сохранил ровное и спокойное отношение к нему.

Гон у рысей протекает в феврале — марте. С при­ближением гона нарастает акустическая и маркировоч­ная активность у зверей. Молчаливые практически весь год рыси начинают интенсивно перекликаться. Особенно активны самцы. Крики рысей часто слышны и в днев­ное время суток. Они разносятся на расстояние до по­лутора километров. Человек, который в первый раз слышит эти крики, вряд ли может предположить, что они принадлежат рыси. Звуки очень своеобразны И на­поминают вопли ночных хищных птиц.

В течение нескольких сезонов в вольерных условиях удалось наблюдать гон. Между зверями складываются индивидуальные отношения, каждый самец отдает пред­почтение определенной самке. В свою очередь и самки дружелюбны не к каждому самцу.

Двух зверей с дружеским типом взаимоотношений некоторое время содержали отдельно. Когда их соеди­нили, то при первой встрече они продемонстрировали любопытный ритуал. После обнюхивания носов они са­дились или становились друг против друга и начинали стукаться лбами с такой силой, что нередко слышался характерный костяной звук. Это напоминало бодание молодых бычков. Затем звери, тесно прижавшись друг к другу и потираясь боками, проходили некоторое рас­стояние. Все это элементы церемонии приветствия, же­сты дружеского расположения. Затем звери обнюхивали друг у друга анальную область, выразительно фыркая. Обнюхивание помогает самцу определить физиологиче­ское состояние самки. Рыси выражают привязанность и дружелюбие взаимным вылизыванием шерсти.

Наблюдая за рысями в период гона, мы установили, что большую часть сумеречно-ночного времени звери активно передвигаются по вольеру. Они идут навстречу друг другу, сближаются до 2—8 метров, разворачивают­ся и расходятся в разные стороны. В период гона рыси часто играют.

Собственно ухаживания наблюдали только в момент залегания на лежку или перед началом активности. Сам­ка при этом проявляла большую настойчивость. Она терлась боком, щекой, плечом о голову лежащего сам­ца, вылизывала ему шерсть между ушами, лоб, перено­сицу, затем переходила на загривок, шею. Этот процесс часто прерывался стуканием лбами. После того как самка заканчивала груммингсамец начинал в ответ вы­лизывать ее. Звери весь, период гона устраивались на лежку вместе.

Рысята появляются на свет в конце мая — начале июня. Самки носят детенышей чуть больше двух меся­цев. Во второй половине беременности у всех самок, за которыми пришлось наблюдать, в той или иной сте­пени изменялось поведение. Они становились более осторожными. В присутствии человека, если он не провоцировал своими действиями агрессию самок, они пред­почитали держаться около противоположной стенки вольеры. А нередко уходили в убежище. За несколько дней до родов самки перестали есть. Роды протекают преимущественно в ночное время суток.

На второй день из домика самки Даши услышали писк рысят. К сожалению, первые две недели наблю­дать поведение детенышей было невозможно, потому что они все время находились в убежище вместе с сам­кой. На 14-й день самка вынесла котят в выгул и уст­роила себе постоянную лежку у дальней стенки вольеры на солнечной стороне. У нас появилась возможность за ними наблюдать, но возникли и трудности — мать про­являла яростную агрессию, и только стенка вольеры ее останавливала. Когда котята подросли и могли само­стоятельно спрятаться в убежище от опасности, агрес­сивность самки уменьшилась.

Когда рысятам исполнилось 20—25 дней, они начали активно играть с матерью. Любимым занятием этих забавных меховых комочков было потоптаться по маме. Одни лезет по шее на голову, срывается, падает, но упорно предпринимает следующие попытки. Другой по­кусывает и яростно теребит хвост самки. Она терпели­во сносила все забавы детей, даже когда они оба на ее боку устраивали борьбу, стараясь столкнуть партнера вниз.

В месячном возрасте рысята сосали мать по 12— 16 раз в день. По мере взросления частота кормлений уменьшалась, но и с переходом в двухмесячном возрасте на корм взрослых они продолжали периодически выса­сывать остатки молока. В трехмесячном возрасте самка полностью прекратила их кормить.

Котята развиваются очень быстро. С полуторамесяч­ного возраста у них увеличивается двигательная актив­ность. Сначала они всюду следуют за матерью, но очень скоро начинают самостоятельно исследовать вольеру, уходя от самки на 5—8 метров. В это же время они начинают играть между собой. Мы наблюдали два ти­па игр — догонялки и борьбу. Первая — по классиче­скому сюжету: один убегает, другой догоняет. Пробеж­ки короткие, на 1—2 метра. Преследующий во время бега старается подцепить убегающего лапой. При борь­бе один детеныш подминал другого, оба одновременно отталкивались ногами, прыгали друг на друга, боролись стоя на задних лапах. Отец тоже с интересом иг­рает с детенышами.

Наши наблюдения за рысями только начинаются. Предстоит выяснить еще много интимных деталей пове­дения, которые помогут заполнить пробелы в наших знаниях об этом интересном и ценном звере. Для на­родного хозяйства рысь важна как промысловый вид.