3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

В. Н. ПАЖЕТНОВ,

кандидат биологических наук

Медведи — крупные хищные звери, проживающие на всех континентах, за исключением Австралии и Ан­тарктики.

У всех медведей плотное тело покрыто шерстью. Не­длинные, толстые пятипалые ноги вооружены крепкими когтями. Крупная голова с удлиненной мордой сидит на мускулистой шее. Высокая холка и сильно разви­тые передние конечности придают внешнему облику медведя мощный вид. Зверь обладает огромной силой, завидной стойкостью ко всяким лишениям и крепким здоровьем.

В конце зимы, в один из солнечных дней медведь вы­лезает из берлоги. Походив по отмякшему, податливому снегу, он начинает по нему кататься, поворачиваясь то одним, то другим боком. Медведь потирается о снег спиной, головой, ушами, кряхтит, вздыхает, чихает, шум­но выдувая воздух из круглых ноздрей, садится, а потом вновь валится на бок, на спину и опять катается, разминая залежавшееся за долгую зиму тело. Снег на этом месте быстро темнеет, ведь в медвежьей шерсти собралось много всякого мусора: комочков земли, мел­ких веточек, травинок.

Весной многие медведи выходят из своих берлог за­долго до того, как уйдут от мест зимовки. Звери про­таптывают около берлоги тропы в снегу, лежат днем на солнце — греются. Нередко они устраивают себе из мелких веток постель. В ненастную погоду могут за­браться обратно в берлогу. Однако чаще выбирают се­бе укромное место где-нибудь в густых зарослях, а то и просто ложатся в глубокий снег, продавливая в нем ямку чуть не до самой земли. У берлоги медведь начи­нает поедать рыхлую сердцевину гнилых пней, прошло­годнюю сухую траву, грызет кору деревьев, т. е. потреб­ляет далеко не съедобные компоненты. Причина такого пищевого поведения медведя практически не изучена, но можно полагать, что различные несъедобные части­цы, заглатываемые медведем, проходя через пищевари­тельный тракт, заставляют его работать.

Первыми, еще по снегу, уходят от берлоги крупные самцы. Они идут за многие километры в места, рано освобождающиеся от снега, туда, где можно найти себе пищу. Чуть позже от берлог уходят медведи-одиночки (меньших размеров). Они распределяются в тех угодь­ях, которые еще не заняты. Самыми последними, обыч­но уже по проталинам, уходят из мест зимнего пережи­вания медведицы с приплодом и молодые медведи, впер­вые зимовавшие самостоятельно. Они медленно пере­мещаются от проталины к проталине, задерживаются на солнечных полянах водораздельных лугов, где рано начинают прорастать травы.

Основу питания бурого медведя повсеместно состав­ляет растительность. Хищничество не является для этого вида занятием обычным. Лишь некоторые медве­ди специализируются на добыче копытных животных и нередко достигают в этом высокого искусства. Таких медведей называют скотинниками.

Родятся медвежата в середине зимы, в самые моро­зы. Вес их едва достигает пятисот граммов, сквозь ко­роткую шерстку просвечивает розовое тельце. Медведи­ца забирает новорожденных к соскам, расположенным у нее на груди и в паховой области — это самые теплые места на ее теле. Детеныши родятся глухими и слепы­ми, у них сильно выражен рефлекс сосания, и поэтому медвежата постоянно находятся у сосков.

Когда малыши подрастают и начинают упорно тере­бить мать, требуя молока, она бесцеремонно сбрасы­вает их на холодный пол берлоги, а сама переворачива­ется на живот. Померзнув и поголодав, они забираются к матери в густую шерсть где-нибудь сбоку, выискивая место потеплее. Нужно заметить, что медвежата цепко держатся своими длинными коготками за шерсть медве­дицы. Жестокие уроки в берлоге не проходят даром. К весне медвежата становятся закаленными детенышами, способными следовать за матерью по лесу, преодолевая на своем пути многочисленные холодные лужи и еще не растаявшие, напитавшиеся водой снежники.

Семья медведей выходит из берлоги в апреле, а в холодной зоне — в Сибири и на Камчатке — и в мае, когда повсюду появляются обширные проталины. Мед­ведица уходит от берлоги медленно, с остановками, по­давая при этом своеобразный короткий гортанный звук. Из берлоги один за другим, цепочкой, вылезают медве­жата и идут за матерью.

Связь матери с детенышами формируется в берлоге, в основном через запаховые, тактильные и звуковые сигналы. Для медведицы огромное значение имеют звуки, издаваемые медвежатами. Звуками медве­жата дают знать матери, что у них наступило состоя­ние, например, дискомфорта. С самых первых дней пос­ле рождения медвежата довольно громко подают голос: рявкают, пищат, как бы мяукают, стонут. Когда медве­дица забирает медвежат к соскам, они издают особый звуковой сигнал — стрекотание.

Медвежата быстро научаются определять опасность по особому тревожному звуковому сигналу матери — медведица резко выдувает воздух из ноздрей. Через неделю-другую они и сами начинают издавать различ­ные звуковые сигналы шипящего и свистящего характе­ра. В зависимости от эмоциональной окраски они явля­ются либо сигналами общения в семейной группе с ма­терью и друг с другом, либо сигналом тревоги.

Пищевое поведение, направленное на потреб­ление растительных кормов, формируется у медведя очень рано. Сразу после выхода семьи из берлоги медвежата начинают поедать проростки злаков, лепестки сныти.

В возрасте пяти месяцев, когда вес медвежонка до­стигает восьми — десяти килограммов, основа пищевого поведения, направленного на добывание и потребление растительного корма, оказывается уже сформирован­ной. Реакция избегания в этом возрасте у мед­вежат выражена слабо, и они безбоязненно подходят ко всяким заинтересовавшим их предметам. В этом возра­сте медвежонок может подойти к человеку и к крупно­му животному, поэтому сохранность их целиком зави­сит от защиты матерью.

К шестому месяцу жизни у медвежат проявляется так называемая реакция страха. За очень ко­роткий период (5—7 дней) поведение медвежат резко изменяется: они начинают чутко реагировать на различ­ные звуковые сигналы, движущиеся и отдельные непод­вижные объекты.

К семимесячному возрасту, когда медведица пере­стает их кормить молоком, медвежата обретают опреде­ленную самостоятельность. Они сами добывают пищу в количествах, обеспечивающих им выживание. Способны находить укрытия-убежища от непогоды и на период от­дыха. Могут определить степень опасности по отдель­ным сигналам и вовремя проявляют реакцию избега­ния, например забираются на высокие деревья. Извест­ны случаи, когда медвежата оставались в семимесячном возрасте без опеки матери и благополучно выживали.

Медведица ходит с медвежатами все лето и ложит­ся с ними в берлогу. К моменту залегания в берлогу, в возрасте девяти месяцев, медвежата-сеголетки весят от тридцати до сорока килограммов.

Семья медведей распадается в конце мая — начале июня, когда у медведей начинается гон. Медвежата-второгодкиили, как их еще называют, лончаки, в это вре­мя резко реагируют на запах медведя-самца и проявля­ют реакцию избегания. Этот период очень напряженный в популяции бурого медведя.

Медведи-самцы (претенденты на спаривание) отгра­ничивают себе территорию, которую метят следовыми метками. Они оставляют задиры, закусы и запаховые метки на деревьях-маркерах, наносят на свою шерсть запах мочи, выкатываясь на специальных площадках — каталищахна которые предварительно мочатся. Когда медведь проходит по тропе, он задевает шерстью за ве­точки кустов, траву и оставляет на них запах своей мо­чи. Так самец метит занимаемый в этот период участок, причем основное внимание уделяет периферийным зо­нам.

В период гона у медведей всех категорий оп­ределенной популяции проявляется стремление к кон­тактам друг с другом. Социальное напряжение дости­гает своего максимума. Медведи с определенной терри­тории собираются в довольно плотно населенные груп­пировки — парцеллы. В центре такой парцеллы нахо­дится самец-доминантпретендент на образование с самкой супружеской пары. Рядом с ним нередко посе­ляется другой крупный самец, но подчиненного ранга — субдоминант, который также имеет свой индивидуаль­ный участок обитания. С зонами активности этих сам­цов контактируют медведи-одиночки, не участвующие в гоне. Они поселяются на небольших территориях с до­статочными запасами корма. В пределах такой группи­ровки-парцеллы обычно обитает медведица с сеголетка­ми и медведица с лончаками.

При сближении половых партнеров самки испыты­вают некоторые трудности, ибо молодые медведи пани­чески боятся запаха самца в период гона. Это и понят­но — он может их убить. Молодая самка, впервые уча­ствующая в спаривании, должна преодолеть этот страх. Страх перед самцом — также достаточно надежный барь­ер от спаривания самок, не достигших возраста трех с половиной лет. Лишь к этому возрасту самка набирает­ся опыта, хорошо ориентируется в знакомых ей угодьях и имеет достаточный вес для нормального выкармли­вания молодняка. Самки в возрасте двух с половиной лет хотя и становятся половозрелыми, но еще не дости­гают достаточного физического развития.

Парцеллярная структура популяции бурого медведя в период гона Способствует интенсивному обмену ин­формацией в этот ответственный период.

Опосредованными сигналами бурые медведи переда­ют информацию о себе другим членам группировки в пределах конкретной территории. Наиболее интенсив­но медведи метят территорию в период гона. В другое время медведи метят отдельные участки территории обитания, если у них возникает возбуждение, разрешаю­щее процесс сигнального мечения. Не следует думать, что медведь специально метит какой-нибудь участок или предмет. Элементы сигнального поведения проявляют­ся спонтанно, вследствие специфического возбуждения нервной системы от поступающих на нее отдельных раз­дражителей. Запах, оставленный на деревьях-маркерах другими медведями, также сильный раздражитель. Мед­ведь нередко кусает клыками место, помеченное запа­хом другого медведя, царапает ствол когтями.

Следовая метка представляет собой углубления в грунте, оставляемые подошвами задних лап медведя. Длина такой метки от 3 до 6 метров, но иногда встре­чаются дорожки до 19 метров. Не следует путать сле­довые метки с многолетними тропами, которыми поль­зуются медведи на переходах. Эти тропы состоят из круглых отверстий и имеют большую протяженность. Медведи, проходя по такой тропе, ставят лапу след в след и, таким образом, выбивают в грунте, даже в ка­менистом, лунки. Следовую метку медведь делает спе­циально. Становится в позу «гиганта»: широко расстав­ляет прямые, негнущиеся ноги, приподнимается на них, вскидывает грудь, приподнимает голову. Он сильно на­прягает все мышцы тела и, вышагивая на негнущихся ногах, вихляя задней частью тела, вращает задними ла­пами, выкручивая в грунте наиболее широкой частью стопы круглые лунки. При этом он мочится, оставляя на следовой метке запах своей мочи.

Самец-доминант перестает метить территорию после того, как образует с самкой пару. Он везде ходит с самкой, сидит или лежит с ней рядом и почти ничего не ест в это время.

Медвежата-лончаки, оставшись без матери, стара­ются найти себе спокойное место. Они всего боятся, очень возбудимы, и это в значительной мере помогает им выжить. Ярко выраженное оборонительное поведе­ние подавляет пищевые реакции, и медвежата плохо и мало едят. Страх гонит их из одного места в другое, пока голод не заставит остановиться в местах не очень богатых на корма, но относительно спокойных и, глав­ное, не занятых другими медведями. На таком участке молодые медведи будут жить до четырехлетнего возра­ста, постепенно осваивая все большую территорию. В возрасте трех с половиной лет, независимо от половой принадлежности, медведи уходят из обжитых мест. Не­преодолимая сила тянет их туда, где собираются медведи в парцеллу, где зарождаются новые знакомства и новая жизнь, обеспечивающая процветание этого вида. Они — основная часть медведей-одиночек, составляющих парцеллярную группировку в популяции бурого медве­дя в период гона.

После брачного периода медведи уходят на свои об­житые места, но некоторые из них идут за многие ки­лометры и заселяют новые территории. Именно эти уже сильные и достаточно опытные четырехлетние медведи-странники обеспечивают естественное расселение буро­го медведя. С первого года жизни в новых условиях они способны образовывать супружеские пары и приносить потомство.

Несмотря на то что бурый медведь в основном пи­тается растениями, этот зверь — хищник. Взрослый мед­ведь не упустит благоприятного момента напасть на ко­пытное животное. В случае успеха он надолго обеспе­чивает себя обильной и высококалорийной пищей.

Формы поведения бурого медведя при охоте на круп­ное животное многообразны. Он может скрадывать свою жертву, умело используя рельеф и естественные укрытия; овраги, русла ручьев, большие камни, деревья, кустарник и т. п. Лишь приблизившись к жертве, мед­ведь прыжками бросается к ней. Решающий бросок обычно совершается с 7—12 метров, но медведь может побежать и с более дальнего расстояния, в зависимо­сти от поведения жертвы или защищенности местности.

Охотится медведь и загоном, стараясь загнать жерт­ву в лесной завал, болото, реку, а весной — на лед. Мо­жет подкарауливать животных в местах их перехода или кормления. Наиболее успешны охоты медведя на копыт­ных весной, еще по снегу. В Центральной России, где крепкие насты явление довольно редкое, медведи изну­ряют жертву, долго преследуя ее.

Летне-осенний период в жизни бурого медведя мож­но смело назвать критическим. В этот период зверь накапливает жировые запасы. Не накопившие жира медведи в берлогу не ложатся, начинают бродяжничать и обычно погибают. Таких медведей называют шатуна­ми. Нажировочный период начинается со второй поло­вины лета и длится до глубокой осени, если есть позд­неосенние корма. На Дальнем Востоке медведи накап­ливают жир благодаря выловленной проходной рыбе — лосося. У отдельных перекатов собираются по нескольку медведей различного пола и размеров. Обычно у каждого медведя свой охотничий участок. Целыми груп­пами медведи могут кормиться у туши выброшенного на берег моря зверя, например кита.

Мнение, что наиболее критический в жизни медведя голодный весенний период, неверно. Доживший до вес­ны медведь жить будет.

Гнездование у бурого медведя — особая форма оборонительного поведения. В гнезде-берлоге медведь лежит всю зиму и часто совершенно беззащитен перед своим главным врагом — человеком. Вот и выбирает медведь места, малопосещаемые людьми, а во время строительства берлоги ведет себя особенно осторожно. Обычно медведь приходит заранее на то место, где собирается зимовать. Он живет здесь какое-то время, почти ничего не ест, много лежит, спит. Если медведя никто не потревожит, то перед выпадением обильного снегопада он начинает строить берлогу.

Гнездостроительное поведение бурого медведя состоит из нескольких фаз:

поисково-исследовательской, обеспечивающей выбор места под берлогу;

основной — устройство самой берлоги: входа — чела и гнездовой камеры;

завершающей — это затаскивание в берлогу подстил­ки из веток, опавших листьев, мха, травы и т. п. или имитация этой формы поведения, т. е. деятельность вхо­лостую, когда медведь поскребывает лапами, как бы за­таскивая несуществующую подстилку в камеру берло­ги. Завершающая фаза (устройство подстилки) оказы­вает влияние на поведение медведя. С этого момента он входит в берлогу задом наперед, даже если вылеза­ет из нее неоднократно. После затаскивания подстилки медведь обычно ложится в берлогу. Если медведя никто не беспокоит, то он приходит зимовать в одни и те же угодья ежегодно.

Умственные способности бурого медведя достаточно высокие. Цирковые медведи не перестают удивлять пуб­лику чрезвычайно широким диапазоном своих трюков. И все же место бурому медведю — в естественной сре­де. Только там этот гордый и добрый гигант, несмотря на тяготы и лишения дикой жизни, в борьбе за свое место на земле обретает свободу, олицетворяет собой здоровье и силу, наполняет особым содержанием лес.