1 рік тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Воды Севера — самые чистые на всем земном шаре. Однако и им угрожает загрязнение. К тому же на Севере воду легко загряз­нить, но очистить ее трудно. Био­логическое самоочищение вод здесь идет очень медленно, а строительство очистных соору­жений обходится дороже, чем в более южных районах. Сущест­венно, что все крупные реки со­ветского Севера текут с юга, из населенных и промышленных мест. Даже при больших расстоя­ниях загрязнение начинает дости­гать северных районов.

Для Севера наиболее харак­терны следующие виды загряз­нения поверхностных вод: загряз­нение нефтью и нефтепродукта­ми, загрязнение промышленны­ми и бытовыми стоками, загряз­нение рек при сплаве леса, тепло­вое загрязнение вод.

В настоящее время самый опас­ный загрязнитель вод Севера — нефть. 100 граммов нефтепродук­тов загрязняют 8 тысяч литров воды настолько сильно, что она становится непригодной для жиз­ни гидробионтов и хозяйствен­ного потребления. Нефтяная плен­ка на поверхности воды резко затрудняет обогащение воды кис­лородом воздуха. Распад неф­ти, попавшей в природные экосис­темы, происходит медленно, осо­бенно при низких температурах и недостатке кислорода, что харак­терно для водоемов Севера. Для того чтобы вода обогащалась кис­лородом, необходим ее контакт с воздухом, а реки и озера Севе­ра находятся подо льдом 7—9 ме­сяцев в году. В речных и озерных водах Севера обычно много гуминовых органических веществ, что связано с болотным питанием многих водных бассейнов. При долгом ледоставе избыток гуминовых веществ при недостатке кис­лорода вызывает так называемые заморы воды, при которых начи­нает гибнуть рыба. Особенно это свойственно бассейну Оби. Заморы в сочетании с нефтяным загряз­нением, даже слабым, губитель­ны для всего живого.

Освоение богатейших нефтяных месторождений Севера требует тщательной и заблаговременной разработки мероприятий по пре­дотвращению загрязнения рек и озер. Эти мероприятия должны быть внедрены во все технологи­ческие процессы: добычи нефти, ее хранения, транспортировки, пе­реработки. К сожалению, до сих пор имеют место случаи аварий­ных сбросов значительных масс нефти в водоемы, утечка нефти из трубопроводов.

Другой вид загрязнения природ­ной среды нефтепродуктами свя­зан с развитием техники и тран­спорта, с устройством на бере­гах водоемов складов и баз горю­че-смазочных материалов. В свя­зи с быстрым развитием речного транспорта резко усилилось за­грязнение водоемов из-за сбра­сывания с речных судов так назы­ваемых подсланевых вод, насы­щенных отходами нефтепродук­тов. В настоящее время разрабо­тана неплохая технология сбора подсланевых вод, сбрасывание их в водоемы запрещено, но все же нарушения имеются.

Загрязнение водоемов промыш­ленными и бытовыми стоками так­же имеет свою северную специ­фику: стоки очень медленно пере­рабатываются в процессе естественной биологической очистки, практически не поглощаются поч­вами и не преобразуются орга­низмами в результате почвообра­зовательного процесса. Например, в средней полосе РСФСР вода рек, загрязненная бытовыми стоками, может самоочиститься на участ­ке протяженностью 200—300 ки­лометров. В условиях Крайнего Севера для самоочищения недо­статочно и 1500 километров. Осо­бенно медленно самоочистка идет в зимнее время.

Использовать городские сточ­ные воды для орошения полей в условиях Севера практически невозможно, особенно там, где распространены вечномерзлые грунты. Почвы Крайнего Севера маломощные и очень холодные. Близко под ними лежит вечно-мерзлый грунт, являющийся водо­упорным горизонтом. В таких усло­виях стоки не впитываются, раз­ливаются по поверхности, и эф­фекта биологической очистки, подобно тому как это бывает на полях орошения в южных районах, здесь не образуется. Трудная для умеренных широт проблема ути­лизации навоза животноводче­ских комплексов пока совсем не находит решения в условиях веч­ной мерзлоты.

К сожалению, для условий Се­вера вопросы очистки сточных бы­товых и промышленных вод не ре­шены. В большинстве случаев во­ды сбрасывают в реки, лишь из­редка подвергая простой механи­ческой очистке без применения отстойников, фильтров и тем бо­лее биотехнологических методов.

В южных районах, где лучше налажена очистка сточных вод, стоки тоже очищаются не пол­ностью, а лишь до тех допусти­мых пределов, при которых может в быстрые сроки пройти окон­чательное их очищение в есте­ственных водоемах. В условиях Севера нужно добиваться еще бо­лее полной очистки — с учетом слабых возможностей к доЪчист-ке в условиях северных природ­ных экосистем.

В то же время известно, что очистные сооружения с макси­мальным эффектом очень доро­го стоят: стоимость основной про­дукции увеличивается иногда в два-три раза. Практика показы­вает, что строительство таких очистных сооружений целесооб­разно только на предприятиях, размещенных в уникальных при­родных районах, например на Бай­кальском целлюлозно-бумажном комбинате. Конечно, целесообраз­нее изначально не планировать размещение сильно вредящих при­роде предприятий в уникальных районах, что хорошо видно на примере Байкала.

Для районов Севера, как и вез­де, перспективно создание бес­сточных технологических систем. В них вода многократно исполь­зуется без каких-либо выбросов загрязненных стоков в водоемы, а ее расходование и восполнение свежей водой связано только с необходимыми технологическими превращениями и естественной убылью. Практика таких техноло­гий уже имеется.

На Севере необходимо в тех местах, где в реки сбрасываются бытовые сточные воды, устанав­ливать аэраторы, нагнетающие в воду воздух, а следовательно, обогащающие ее кислородом. При этом органические вещества разлагаются значительно быст­рее. Опыт показал, что количе­ство органических веществ, осе­дающих на дно рек и озер, уменьшается после установки аэрато­ров в 10—12 раз.

На многих реках Севера, осо­бенно в Сибири, еще практику­ется молевой сплав леса. При этом бревна и кора сильно засоряют ложе рек, продуктами распада коры отравляется вода, бревна­ми перепахивается дно. При моле­вом сплаве быстро выходят из строя нерестовые реки. Особен­но страдают нерестилища ценных лососевых и сиговых рыб. Конеч­но, при молевом сплаве очень велики потери ценной древеси­ны. Необходимо всюду прекра­тить вредный молевой сплав, на­ладить иную транспортировку дре­весины — в плотах, водным и на­земным транспортом.

Тепловое загрязнение водоемов на Севере более опасно, чем в южных районах. Здесь так же, как и в других районах, от излишне­го тепла разрушаются коренные экосистемы, гибнет рыба. Особен­но чувствительны к избыточному теплу холодолюбивые сиговые ры­бы. К тому же при поступлении добавочного тепла начинает де­формироваться поверхность зем­ли из-за развития термокарста. Поэтому в ряде районов СССР и в Фэрбанксе (Аляска) для отоп­ления домов используют теплую воду, сбрасываемую электростан­циями не в природу, а в отопитель­ные системы. Горячую воду элек­тростанций и других предприя­тий можно использовать для отоп­ления теплиц и других сельско­хозяйственных сооружений.

Воды отечественного Севера пока еще в целом загрязнены не­значительно, но некоторые реги­ональные проблемы порчи вод приобрели печальную извест­ность.

М. Пришвин, посетивший в начале столетия Русский Север, пи­сал: «Имандра — это мать, мо­лодая, спокойная… Все здесь про­зрачно и чисто». Сейчас это са­мое большое и красивое озеро Кольского полуострова почти по­гибло из-за интенсивного загрязне­ния его вод многочисленными про­мышленными предприятиями, в основном производственным объ­единением «Апатит», комбинатом «Североникель» и другими. В озе­ро, участки которого отсекаются дамбами, в массе сбрасываются отходы горнорудной промышлен­ности. Эти отходы собираются в огромные так называемые хвостохранилища. Положение усугуб­ляется тем, что рыхлая поверх­ность хвостохранилищ развева­ется сильными ветрами, и пыль­ные бури, несущие массу вред­ных веществ, загрязняют не толь­ко воду озера, но и воздушный бассейн большого региона.

Угроза надвигается и на второй по величине озерный водоем Коль­ского полуострова — Умбозеро. Это богатое нерестилище семги и сига, которые заходят сюда по реке Умбе. Озеро — важный ис­точник питьевой воды. Для ликви­дации вредного воздействия на озеро нового быстро развивающе­гося апатитового рудника «Восточ­ный» проектировалось строитель­ство двух регуляторов-отстойников емкостью в три и шесть миллионов кубических метров. Однако вто­рой более крупный отстойник по­строен не был, и сейчас сброс загрязненных стоков во много раз превышает емкость имеюще­гося отстойника, который превра­тился в искусственный проточный водоем, интенсивно загрязняющий Умбозеро.

Крайне неблагополучная эколо­гическая обстановка создалась на Ладожском озере. Приозерский целлюлозный завод несколько десятилетий сбрасывал в Ладогу промышленные сточные воды без очистки и создал угрозу пить­евому водоснабжению Ленинграда и населенных пунктов побережья Ладожского озера. В связи с этим завод был остановлен, а пробле­ма, учитывая ее масштабность, специально рассматривалась в ЦК КПСС.

Мировую известность получила проблема опасности загрязнения Байкала, значительная часть кото­рого расположена в зоне Крайнего Севера. Главный источник загряз­нения здесь — два комбината — Байкальский целлюлозно-бумаж­ный и Селенгинский целлюлозно-картонный. Есть и другие загряз­нители байкальской воды. Это раз­личные предприятия в бассейне Селенги, вплоть до территории Монголии, где расположена значи­тельная часть этой реки. Опасен для чистоты Байкала развивающий­ся западный участок зоны БАМа. На Байкальском комбинате созда­ны самые современные и очень дорогие очистные сооружения, однако даже это не решает проб­лемы, и воды озера продолжают загрязняться. Дело в том, что для Байкала неприемлемы обычные мерки норм загрязнения. Чистота вод озера зависит от полноцен­ного функционирования уникаль­ного эндемичного биоценоза во­доема, отдельные компоненты ко­торого не в состоянии переносить даже незначительного загрязне­ния. Пора быстро и в более четкой форме признать ошибкой былое развитие вредного строительства на берегах Байкала, хранителя одной пятой части пресной воды планеты и более 80 процентов запасов поверхностной пресной воды СССР. К тому же вода эта особой чистоты. Необходимо всем министерствам и ведомствам без­оговорочно выполнить все пози­ции постановления ЦК КПСС и Со­вета Министров СССР «О мерах по обеспечению охраны и раци­онального использования природ­ных ресурсов бассейна озера Байкал в 1987—1995 годах». Нужно ускорить перепрофилирование Байкальского комбината на мебельно-сборочное производство. Селенгинский комбинат нужно срочно перевести на замкнутую систему водоснабжения и полно­стью исключить сброс сточных вод в Селенгу.

В настоящее время как будто бы понято, что прежнее крупное строительство на берегах Байкала было ошибкой. Однако нужно бо­роться не только с прошлым. Сей­час возникают новые проблемы, которые необходимо решать не­медленно. Большую опасность для Байкала представляет предло­женный «Ленгипрогором» проект строительства города Северобайкальска, предусматривающий пре­вращение его в крупный промыш­ленный центр. Северобайкальск возник недавно на северном бе­регу озера, в начальной части Байкало-Амурской железнодо­рожной магистрали. Трасса маги­страли проходит здесь, к сожале­нию, по самому берегу Байкала на протяжении 30 километров, хо­тя еще до начала строительства были разумные предложения от­вести железную дорогу на 100 ки­лометров севернее озера.

Уже сейчас стихийно развиваю­щийся Северобайкальск стал опас­нейшим очагом загрязнения озера. Вокруг города ведется незакон­ная вырубка тайги. Практически все 26 котельных города не имеют очистных сооружений. Из-за увеличения выбросов вредных ве­ществ в атмосферу значительно повышены предельно допустимые концентрации сернистого газа и двуокиси азота. На озеро, на сам город, на окрестные леса падают кислотные дожди. Напротив горо­да в Байкале цветет вода. Когда-то чистейшая как слеза таежная река Ты я теперь выносит в Байкал нефтепродукты, фенолы, медь и цинк. По существу, уже обезобра­жен один из самых прекрасных участков побережья Байкала. Ха­рактерно, что новая большая угро­за Байкалу надвигается на него по­степенно и неумолимо, движимая мощным ведомственным давлени­ем. Первый генеральный план ограничивал рост населения Северобайкальска 25 тысячами чело­век. Второй генплан, учитывая современные экологические тре­бования, был вполне разумен и поставил предел росту города 14 тысячами человек. И вдруг третий, современный, генеральный план Ленгипрогора предлагает строи­тельство крупного города с насе­лением 140 тысяч человек, с двумя крупными машиностроительными заводами. Такое мощное индуст­риальное строительство на берегу Байкала недопустимо: это противо­речит решениям правительства об охране озера.

В целом бассейн Байкала необ­ходимо сделать регионом строгого экологического природопользо­вания, вести здесь только такое хозяйство, которое никоим обра­зом не сможет повредить чистоте озера, нарушить уникальные ланд­шафты его берегов.

Крупным районом экологиче­ской опасности, в том числе и в части загрязнения вод, стала За­падно-Сибирская равнина. Нефтью и нефтепродуктами здесь уже загрязнены многие обширные участки. Страдает и сама Обь. Большой экологический ущерб ре­кам и озерам здесь наносится не­продуманным строительством до­рог, мощных трубопроводов. В бассейне Сосьвы непоправимый вред нерестилищам ценных рыб наносит крупномасштабная выбор­ка гравия и песка из русел рек.

Пока в дело охраны природы нефтегазоносных районов Запад­ной Сибири, к сожалению, вкла­дывается очень мало средств по сравнению с вложениями в добы­чу нефти и газа, и зачастую имеющиеся средства используют­ся недостаточно рационально. На­пример, вблизи мощных трубо­проводов нарушается не только гидрологический режим. Здесь разрушается вечная мерзлота, образуются термокарстовые водо­емы, в которых «плавают» трубы. На больших площадях уничто­жается и повреждается почвенно-растительный покров. Сами тру­бопроводы, если не сделано спе­циальных устройств, служат не­преодолимым препятствием для миграций диких северных оленей и перекочевки стад домашних оленей. Вездеходная и прочая транспортная техника передвига­ется беспорядочно, разрушая не только тундру, но и северную редкостойную тайгу.

В 1978 году мы изучали эколого-экономические условия только что сооруженного трубопровода на Аляске. На строительство мощ­ного трубопровода с диаметром труб 120 сантиметров, длиной 1300 километров было израсхо­довано около 8 миллиардов дол­ларов. Около 30 процентов этой суммы было затрачено на охрану окружающей среды. В зоне трубопровода ландшафты тундры и северной тайги были повреждены мало, частично рекультивированы. Для прохода стад диких оленей были оборудованы специальные переходы через трубопровод. Главным условием, позволившим соблюсти экологические нормы при строительстве, было заблаго­временное или одновременное сооружение дорог. Непосредст­венно вдоль трубопровода проло­жена хорошая «рабочая» дорога с гравийным покрытием. Сравни­тельно недалеко от трубопрово­да, а иногда совсем рядом с ним проходит превосходная трансаляс­кинская скоростная магистраль с твердым покрытием. Она имеет общеэкономическое и стратегиче­ское значение.

Аляскинский трубопровод пере­секает многие реки и речки, забо­лоченные равнины, гидрологиче­ский режим нигде существенно не нарушен. Случаи загрязнения окружающей среды для этого тру­бопровода все же известны, в ос­новном при аварийных ситуациях.

Растет опасность загрязнения вод Енисея. В верхней части бас­сейна этой великой сибирской реки находятся многие быстро расту­щие районы крупного индустри­ального освоения. Промышленные предприятия и города строятся здесь без достаточной оценки перспективы загрязнения вод.

Расчеты показывают, что после­дующее переоборудование про­мышленных предприятий обходит­ся в итоге значительно дороже, чем строительство современных, экологически выдержанных заво­дов, фабрик, электростанций.

В последнее время все большее значение во всем мире придается охране морских вод Арктического бассейна. Загрязнением затронуты даже самые отдаленные участки Северного Ледовитого океана, но особенно страдают внутренние моря ближнего Севера. Харак­терный пример — Северное море, которое иногда называют «море международной свалки». Его воды загрязняют восемь государств, и особенно интенсивно ФРГ, Бель­гия, Англия, Голландия, Франция. Среди загрязнителей ядовитые кислоты, в основном серная кис­лота, тяжелые металлы, в частно­сти мышьяк и ртуть. Много угле­водородов, источником которых в значительной мере являются промышленные предприятия ФРГ. При сжигании отходов химической промышленности образуется диок­син, который считается канцеро­генным веществом. Загрязнена не только прибрежная часть моря, но, по существу, в разной мере вся его акватория. Северо-Атлантиче­ским течением — продолжением Гольфстрима загрязненные воды из Северного моря выносятся еще дальше на север вдоль побере­жий Норвегии и в открытый океан.