8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Как известно из курса геологии, платформы — это основные элементы структуры материков, которые в отличие от геосинклиналей характеризуются более спокойным тектоническим режимом, меньшей интенсивностью проявлений магматизма и сей­смичности.

Дифференцированность, скорости и амплитуды вертикальных колебательных движений в пределах платформ также невелики. Поэтому более 50% площади платформ занято низменными равни­нами, невысокими плато, плоскогорьями или шельфовыми морями типа Балтийского, Желтого и др.

Как было сказано выше, материковые платформы неодинаковы по возрасту. Значительные их части, главным образом по пери­ферии, стали платформами геологически сравнительно недавно — в мезозое. Раньше эти участки платформ были областями интен­сивной деятельности эндогенных процессов, областями активного горообразования. Свидетелями этого являются горные сооруже­ния, окаймляющие древние (докембрийские) материковые плат­формы, например горы Северо-Востока СССР, обрамляющие с востока Сибирскую платформу. На материковых платформах, главным образом на щитах, местами сохранились так называемые остаточные (останцовые) горы древних складчатых сооружений, сильно денудированные, но еще достаточно заметные в рельефе, а местами возникли глыбовые и вулканические горы в результате последующей тектонической переработки. К территориям, харак­теризующимся сложным сочетанием денудационных равнин на складчатом основании, ступенчатых и наклонных равнин на мо­ноклинальных пластах, столовых гор и вулканических плато, гор и плоскогорий, относятся Гвианское и Бразильское плоскогорья в пределах Южно-Американской платформы, ряд нагорий и гор­ных массивов в пределах Африкано-Аравийской платформы, горы Путорана на северо-западе Сибирской платформы и др. Наконец, известны и такие участки платформ, которые, несмотря на свою древность, в недавнем геологическом прошлом испытали коренную перестройку рельефа, стали тектонически активными и на их месте возникли горы. Такие районы характеризуются высокой сейсмичностью и проявлением современного вулканизма. Это так назы­ваемыевозрожденные (эпиплатформенные) горы.

Наибольшую площадь среди материковых платформ занимают древние (докембрийские) платформы. К числу таких платформ: относятся: Южно-Американская, Африкано-Аравийская, Индостанская, Австралийская, Северо-Американская, Восточно-Европейская, Сибирская, Северо-Китайская, Южно-Китайская. Из сопоставле­ния тектонической и физической карт мира видно, что этим плат­формам в крупном плане соответствуют относительно ровные по­ниженные или невысоко приподнятые пространства материков; хотя характер рельефа этих пространств не остается одинаковым от места к месту.

На платформах южного полушария в течение длительного вре­мени поднятия преобладали над погружениями, поэтому они ха­рактеризуются более значительными средними высотами, в их пределах чаще встречаются довольно высокие горные массивы. Значительную часть площади платформ занимают щиты, кристал­лические породы которых и структуры кристаллического фунда­мента оказывают существенно влияние на рельеф, формирующийся под воздействием внешних (экзогенных) сил. Эти платформы ха­рактеризуются несколько повышенной сейсмичностью. В их пре­делах встречаются трубки взрыва. По ряду признаков к платфор­мам южного полушария близки Сибирская и Индостанская плат­формы. Важнейшими структурными элементами древних платформ кроме отмеченных щитов являются антеклизы и синеклизы, обычно выраженные в рельефе в виде обширных возвышенностей и впадин. Следует отметить, что антеклизы и синеклизы часто связаны с подвижками блоков фундамента по разломам. Отра­жение этих структур в рельефе оказывает существенное влияние на распределение поверхностного стока и формирование речных систем. Последние тяготеют к синеклизам и другим более мелким отрицательным структурам, а основные водоразделы располага­ются в пределах антеклиз. Так, в пределах Восточно-Европейской платформы бассейны Среднего Днепра, Верхней Волги, Печоры довольно четко совпадают с контурами соответственно Украин­ской, Московской и Печорской синеклиз.

Испытывая медленные, но устойчивые во времени восходящие движения, щиты и антеклизы создают предпосылки для формиро­вания на них преимущественно денудационных равнин.К синекли­зам, особенно к тем, которые испытали длительное погружение или продолжают погружаться и в настоящее время, приурочены аккумулятивные равнины. Горы платформ области преимуще­ственной денудации.

Аккумулятивные равнины обычно сложены с поверхности мощ­ными толщами  новейших, неоген-четвертичных слабо консолидированных отложений, хотя часто аккумулятивный процесс здесь имеет унаследованный характер. Например, аккумулятивная рав­нина вдоль реки Амазонки, приуроченная к одноименной синеклизе Южно-Американской платформы, начала формироваться еще в протерозое. В основании аккумулятивной равнины Прикаспий­ской низменности лежат пермские отложения палеозоя и т. д.

Денудация в пределах аккумулятивных равнин ослаблена или имеет локальное развитие. Продукты выветривания не успевают удаляться с места их образования и накапливаются на поверхно­сти. Часто к ним присоединяются рыхлые наносы (речные, ледни­ковые, эоловые), принесенные извне. В отличие от денудационных равнин и особенно гор свойства коренных горных пород, слагаю­щих цоколи аккумулятивных равнин, и условия их залегания не играют большой роли в формировании рельефа. Морфологический облик аккумулятивных равнин определяется поверхностными рых­лыми отложениями как возникшими на месте, так и принесенными с окружающих территорий.

Встречаются аккумулятивные равнины, возникшие на месте территорий, испытавших погружение небольшой амплитуды. В но­вейшее (неоген-четвертичное) время они либо прекратили погру­жение, либо испытали небольшие поднятия. Такие равнины харак­теризуются маломощным чехлом молодых рыхлых покровных об­разований, через которые достаточно отчетливо «просвечивают» структуры нижележащей части осадочного чехла или кристалли­ческого основания. Такие равнины занимают значительные пло­щади Восточно-Европейской и Северо-Американской платформ. Близкое залегание к поверхности коренных пород оказывает влия­ние на плановую конфигурацию эрозионной сети и на морфоло­гический облик эрозионных форм равнин. Такие равнины в отли­чие от ранее рассмотренных имеют увалистый или волнистый рельеф, повторяющий в смягченном виде неровности структур оса­дочного чехла или фундамента платформ. Мелкие черты пластики определяются поверхностными рыхлыми образованиями, чаще всего приносимыми извне. Так, значительные пространства хол­мистого рельефа Северо-Американской и Восточно-Европейской равнин обусловлены осадками, оставленными материковыми лед­никами. Холмистый рельеф значительной части равнин Северной Африки, Большой Песчаной пустыни, Большой пустыни Виктории и других в Австралии сформировался за счет эоловой   аккумуляции и. т.д.

Иной облик рельефа имеют денудационные равнины, сформи­ровавшиеся на участках древних платформ, на которых явно пре­обладают положительные движения земной коры.Наиболее ха­рактерная черта денудационных равнин — зависимость их рельефа от геологической структуры денудируемых пород. Самыми яркими примерами их являются равнины, сформировавшиеся на щитах. Выход на поверхность в пределах щитов кристаллического фундамента платформ сам по себе указывает на то, что здесь в те­чение длительного времени непрерывно господствует денудация. Соизмеримость темпа поднятия е темпами денудационного среза и длительность процесса приводят в крупном плане к выравнива­нию, срезанию древних структур. Лишь мелкие детали коренной структуры находят отражение в рельефе таких равнин. Примерами их могут служить равнины, сформировавшиеся на Балтийском, Канадском и других щитах докембрийских платформ.

На участках платформ, характеризующихся горизонтальным или пологонаклонным залеганием пород различной стойкости, де­нудация ведет к образованию столовых или ступенчатых равнин и плато. Такие плато широко развиты в пределах Африканской платформы. Расчленение окраин столовых плато нередко ведет к образованию останцов с крутыми склонами и горизонтальной вершинной поверхностью (см. рис. 49).

При заметном моноклинальном залегании пород вырабатыва­ются запрокинутые асимметричные ступени, приближающиеся по облику к куэстам предгорий. Таков, например, рельеф Прилен­ского плато в пределах Сибирской платформы.

Теоретически идеальной денудационной равниной является пе­неплен. Однако даже наиболее близкие к этому понятию денуда­ционные равнины щитов заметно отличаются от теоретического пенеплена большим разнообразием колебаний относительных вы­сот и характером сочленения сопряженных форм рельефа. Это объясняется изменчивостью (цикличностью) геологического раз­вития земной поверхности, различием физико-географической об­становки, а в некоторых случаях и особенностью условий форми­рования рельефа. Так, приподнятость и расчлененность рельефа, сформировавшегося на Балтийском и Канадском щитах, обуслов­лены не только сложностью их геологической структуры, но и не­равномерностью изостатических поднятий, вызванных таянием плейстоценового ледникового покрова. Поднятие привело к ожив­лению древних разломов, обусловило врезание и существенную перестройку речной сети и тем самым значительное отклонение облика существующего рельефа от рельефа идеального (теорети­ческого) пенеплена.

Длительность континентального периода развития отдельных частей материковых платформ неодинакова, поэтому и денудаци­онные процессы на разных участках срезали различную толщу залегающих с поверхности пород. В результате на древних плат­формах часто встречаются сложные соотношения современной то­пографической поверхности с геологической структурой, несовпа­дение рисунка гидросети со структурным планом прорезаемых пород (эпигенетические долины) и т. д.

Длительное континентальное развитие поверхности платформ может  привести  к образованию  полигенетических выровненных поверхностей, в пределах которых чередуются участки с денуда­ционным и аккумулятивным рельефом.

Среди денудационных равнин платформ суши следует упомя­нуть денудационные равнины, обрамляющие платформы вдоль подножья гор. Такие равнины, образованные на складчатом осно­вании при параллельном отступании склонов гор под действием денудации, получили название педиментов (pedimentum — под­ножье). Типичный пример педимента — Пьедмонт юго-восточного склона Аппалачей — предгорная равнина, представляющая собой выровненную слабонаклонную (3—5°) поверхность с маломощным чехлом рыхлых отложений. Денудационные предгорные равнины могут образоваться и в случае горизонтального или наклонного залегания пластов в результате разрушительной работы моря. Так, значительные участки предгорной наклонной ступенчатой (терра­сированной) равнины западного побережья Каспийского моря между Махачкалой и Апшеронским полуостровом сформировались в результате морской абразии в моноклинально залегающих мезо-кайнозойских пластах северо-восточного склона Большого Кав­каза.

Облик мезо- и микрорельефа предгорных денудационных рав­нин определяется характером срезанных структур, составом по­род, их слагающих, длительностью воздействия и типом денуда­ционных процессов, а также физико-географическими условиями регионов их образования.

Следовательно, в пределах древних платформ четко выделя­ются по происхождению и характеру рельефа равнины аккумуля­тивные и денудационные. Общий облик рельефа первых во многом зависит от мощности рыхлых покровных образований и мощности осадочного чехла в целом. На облик рельефа вторых существен­ное влияние оказывают структуры, на которых сформировались денудационные равнины. Мезо- и микроформы рельефа равнин во многом зависят от характера воздействующих экзогенных фак­торов, «набор» и относительная значимость которых определяются широтной зональностью. Поэтому именно на равнинах платформ, располагающихся иногда в нескольких климатических зонах, наи­более четко прослеживается зональность рельефа экзогенного про­исхождения и современных геолого-геоморфологических процессов. Так, северная часть Восточно-Европейской равнины характеризу­ется широким развитием ледникового рельефа, созданного мате­риковым покровным оледенением. На крайнем севере этой рав­нины в условиях субарктического климата развиты формы рель­ефа, связанные с наличием вечной мерзлоты. Гумидный климат центральной части равнины обусловил развитие эрозионного рель­ефа, а аридный климат юго-востока — эолового. Зональность про­слеживается в рельефе как аккумулятивных, так и денудационных равнин.

Как уже упоминалось  выше,  в  пределах  древних  платформ наряду с равнинами встречаются и горы, развитые преимущест­венно на щитах, т. е. на докембрийских кристаллических массивах. Характерной чертой таких гор является отсутствие четко выра­женной ориентировки (линейности), неправильная форма в плане. Очень большая роль в морфологии, да и в самом возникновении гор принадлежит разрывной тектонике, которая в целом ряде слу­чаев не согласуется с древней структурой щитов. Мезорельеф гор щитов зависит от литологического состава и структуры кристал­лического фундамента, а также от характера воздействующих внешних сил, предопределенных конкретной физико-географиче­ской обстановкой. В связи с тем, что высота гор щитов редко превышает 2000 м, в них слабо выражена высотная поясность. В картографической топонимике сложные морфологические комп­лексы гор щитов, в которых изолированные (островные) горы и короткие горные хребты чередуются с высоко приподнятыми де­нудационными равнинами, плато и плоскогорьями, получили раз­личное наименование. Таковы Гвианское иБразильское плоско­горья в Южной Америке, нагорья Ахаггар и Тибести в Африке и др.

В некоторых случаях горы на щитах могут представлять собой поднятые отпрепарированные крупные магматические тела, на­пример Хибинские горы на Балтийском щите. Наконец, возможно образование гор щитов и платформ в результате интенсивного врезания рек при сводовых поднятиях щитов и антеклиз. Приме­ром таких гор могут служить горы Виндхья в Индии. Они обра­зовались в результате эрозионного расчленения края щита, и их рельеф оказался практически не связанным с древней структурой Индостана.

В соответствии со сказанным горы древних платформ могут быть подразделены на две категории: а) тектонические горы с не­выраженной древней структурой и б) горы эрозионные, обуслов­ленные глубоким врезанием рек и мало связанные со структурой фундамента.

Много общего с рельефом древних (дскембрийских) платформ имеет рельеф и так называемых молодых платформ, возникших в послепротерозойское время на месте каледонских, герцинских и мезозойских складчатых областей. Подобно первым, в их пре­делах существенная роль принадлежит равнинам, невысоким пла­то и плоскогорьям. Среди равнин выделяются иаккумулятивные и денудационные. Примером аккумулятивных равнин могут слу­жить значительные части Западно-Сибирской, Туранской и Ко­лымской низменностей, сформировавшихся на месте палеозойских и мезозойских платформ. Типичной денудационной столовой рав­ниной на герцинской платформе является плато Устюрт, а дену­дационной равниной на моноклинально залегающих породах — территория так называемого Парижского бассейна. Рельеф Казах­ского мелкосопочника, сформировавшийся на складчатом палео­зойском основании, в крупном  плане сходен с рельефом  щитов древних платформ. Упомянутая выше денудационная равнина Пьедмонта Аппалачей сформирована на срезанных палеозойских (герцинских) складчатых структурах.

В рельефе молодых платформ есть и существенные отличия от рельефа древних платформ. Главное отличие заключается в рез­ком возрастании роли горного рельефа, особенно в пределах ме­зозойских платформ. Различна также структура и рельеф гор. Горы молодых платформ хотя и утратили свою высокую текто­ническую активность, в подавляющем большинстве случаев четко выражены в рельефе, имеют ясную линейную ориентировку (Урал, Аппалачи, Большой Водораздельный хребет Австралии и др.), хо­тя последней может и не быть (Центральный массив во Франции; ряд массивов в пределах Казахского мелкосопочника). В горах и на равнинах молодых платформ четче прослеживается связь молодых структур с древними. Так, в горах Урала, северной части Аппалачей древние структуры хотя и срезаны на большую глуби­ну, тем не менее продолжают контролировать наиболее крупные черты рельефа этих горных стран, т. е. последующие тектониче­ские движения здесь проявились согласно с древней структурой. В юго-западных Аппалачах, в большинстве гор мезозойского воз­раста древние структуры срезаны неглубоко, и они в значительной мере определяют основные черты современного рельефа этих гор.

Есть в пределах молодых платформ и такие горы, которые об­разовались в результате разрывной тектоники, проявившейся не­согласно с древней структурой: Скандинавские горы, горы Цент­ральной Европы (Гарц, Шварцвальд, Вогезы и др.).

Таким образом, среди гор молодых платформ можно выделить: а) горы с глубоко срезанной древней структурой, унаследованной последующими движениями и проявляющейся в современном рель­ефе; б) горы с неглубоко срезанной древней структурой, четко вы­раженной в современном рельефе; в) горы, образованные главным образом разрывной тектоникой, с невыраженной древней струк­турой.

В рельефе гор молодых платформ четко прослеживается как высотная поясность, так и широтная климатическая зональность. Первая является следствием значительных абсолютных высот гор, вторая — их протяженности. Одна и та же горная система оказы­вается в разных климатических зонах и, следовательно, подвер­гается воздействию различных внешних агентов. В связи с этим, например, рельеф Северного Урала резко отличается от рельефа Среднего Урала, а рельеф последнего не менее резко отличается от рельефа Южного Урала. Сходная картина наблюдается в Ап­палачах.

Необходимо отметить, что многие горы платформ как древних, так и особенно молодых характеризуются некоторым увеличением мощности земной коры (до 55 км) и отрицательными аномалиями силы тяжести, распределение которых в отличие от равнин нередко имеет линейный характер. Таким образом, в основе орографи­ческого обособления гор от равнин в пределах материков также лежат различия в строении земной коры, хотя и менее значитель­ные, чем те, которые привели к обособлению планетарных форм рельефа.